Особняки — шикарнейшие, дома та–акие, что по сравнению с ними даже юрмальские виллы покажутся сараями. Некогда скромные домики на огородных участках перестраивают и превращают в мини–дворцы. Причем работы в районе ведутся постоянно. Только всегда ли эта деятельность законна? Корреспонденты "Вести Сегодня" попробовали разобраться.

Уже по дороге к Калнгале можно было судить о масштабах строительства. Автокраны, грузовики и тракторы со стройматериалами въезжали в район и покидали его буквально один за другим. И на территории пока действующего кооператива "Калнгале" (сейчас тянется процесс его ликвидации) видна кипучая деятельность: где–то на еще голых участках, утыканных пнями от свежеспиленных деревьев, были разметки "под фундамент", рядом прокладывали в траншеях коммуникации, в сторонке стелили кровлю, неподалеку заканчивали забор и так далее. Машины, откуда вылезали хозяева особняков и контролировали бригады рабочих, — все сплошь дорогущие джипы, крутые "хаммеры", "лексусы", "мерсы" да прочие "бумеры".

Логично: если у человека завелись деньги, так почему бы их не потратить с размахом — не вложить в недвижимость? Только главное, чтобы этот "размах" не просачивался сквозь щели в законах. А пока имеются подозрения, что в Калнгале о существовании закона слышали далеко не все… В издыхающем кооперативе ваших корреспондентов встретила группа хозяев участков (люди пожелали остаться анонимами) и рассказала, что все кругом попахивает форменным беспределом.

— Вот посмотрите, — предлагает одна дачница оценить деятельность строителей возле небольшой речушки в Калнгале. — Раньше мы даже в ней купались, а теперь и подойти близко к речке не везде можем, поскольку кругом торчат заборы. Хотя по закону строительство не может проводиться на расстоянии ближе двух метров от водоема (разумеется, и закрывать к нему проход сплошным забором запрещено!), а тяжелые конструкции не должны вколачиваться в грунт ближе шести!

Речка действительно превратилась в канаву, берега которой давно уже забетонированы и замусорены, а проходы на территории поселка закрыты… Но это еще не все! В сторонке от собственно кооператива раньше была большая березовая роща, а теперь от нее остались лишь горы выкорчеванных из земли пней.

— Рощу уничтожили полностью! — восклицает хозяйка другого участка. — Более того, когда возник вопрос о расширении территории в пользу частников, то в обход всех законов стали пилить сосны. Понятно, такая деятельность не может проводиться официально. Поэтому "заинтересованные люди" заранее подпиливали сосны, а когда те гнили и чуть ли не падали, вывозили деревья и таким образом освобождали место под строительство. А на Лиго здесь рядом случился пожар: кто–то решил спалить лес, опять же чтобы расширить свободную территорию. Есть данные, будто на месте рощи и куска леса руководство Царникавской волости намерено построить коттеджи…

Верно, вся территория уже была "украшена" разметкой, а в центре насыпан грунт для дороги… Местные жители бросили камень и в огород председателя "Калнгале" Яниса Уртанса. Будто бы он направо и налево распродает кооперативную землю, причем ту ее часть, которая ранее считалась "зеленой зоной" — общей для всех жителей поселка, где ничего нельзя строить. Ну неужели криминалом в "Калнгале" попахивает?..

Ваш корреспондент прогулялся по поселку, пообщался с народом и нередко слышал в ответ на вопрос "а что, правда, Уртанс землю продает?" фразу, произнесенную как бы шутя: нет, мол, он иногда и так ее раздает! Сам же Янис Уртанс сказал в разговоре с "Вести Сегодня", что он никакую землю не распродает ("тем более в бывшей "зеленой зоне"), а делает это руководство Царникавской волости: очищает место под строительство крутых особняков.

— Эта земля, где спилили множество деревьев, не относится к кооперативу, она частная. Думаю, волость просто боится затевать спор с владельцами земель по поводу деревьев… Я подозреваю, здесь все работы проходят не очень чисто. Например, это касается спиленной рощи и уничтоженного куска леса. По закону, лесник обязан пометить каждое дерево, которое разрешается спилить владельцу земли. Однако, насколько я знаю, деревья не помечали. По крайней мере я этого не видел… Да и вообще — здесь же проводилась сплошная вырубка, соответственно о каких–то пометках говорить, на мой взгляд, абсурдно! Законно ли это? Комментировать не стану. Может, и законно… Однако лес в Калнгале пилят безбожно! В прошлом году, когда здесь хотели уничтожить пять гектаров леса, мы, пригрозив судами, отстояли зеленый массив, но теперь…

Далее. Все деревья грузили на 40–тонные тягачи и возили по нашим дорогам через поселок. Это уже беспредел, ведь дороги (на их строительство скидывались жители кооператива) рассчитаны на легковушки, а не на тяжеленный транспорт. Понятно, дорожное покрытие портится. А кто на его ремонт деньги давать будет? — недоумевает г–н Уртанс.

В свою очередь, планировщик территории Царникавской волости Зинтис Вартс сказал вашему автору: "Все работы проходят совершенно законно, равно как и рубка деревьев! Эта территория относится к частному сектору, и вся деятельность, например "трансформация леса", включена в план развития Царникавской волости. Что же касается подпиленных сосен и поджогов, смею предположить — это на совести жителей кооператива, которым нужны дрова и свободные участки земли"…

Ну, по поводу дров — тут, как говорится, без комментариев. А насчет того, что деревья (березы и сосны) возле кооператива спилены сплошняком, — о законности толковать, мягко говоря, не стоит. Тем не менее в организации "Латвийские государственные леса" и структурах Министерства среды ЛР все — точно сговорились! — отвечали: "Если земля частная, то никак воспрепятствовать, увы, мы не в состоянии, даже когда очень стараемся"… Поэтому не стоит удивляться, что возле городов, поселков и дачных кооперативов, где раньше зеленел лес, теперь сплошные заболоченные "залысины".

И напоследок по поводу пометок на деревьях, которые лесники разрешают пилить. Инспекторы нередко говорят: отследить, какое спиленное дерево было заранее помечено, а какое — нет, фактически невозможно. Поэтому и пилят больше положенного, а потом, когда деревья уже увезли, кулаками махать поздно. Здесь до правды докопаться, кажется, еще ни одной инстанции не удавалось.