Висвалдис Лацис известен более старшему поколению наших читателей как активист ДННЛ, именно ему принадлежит ставшая крылатой фраза "Вы не неграждане, вы — никто!". Он произнес ее в интервью "Советской молодежи" 16 лет назад. Все эти годы В. Лацис продолжал публиковать радикальные статьи и заявления в различных латышских газетах. Он успел написать и с десяток книг — по истории Латвии, по истории легиона СС, в котором воевал. И вот сейчас вновь вернулся в политику — уже в качестве депутата нового парламента. В. Лацис не стал скрывать от нашей газеты своих политических планов.

Заставим отвечать по–латышски!

— Г–н Лацис, чем вы намерены заниматься в 9–м сейме? Может, вы уже готовите какие–то законодательные инициативы?

— Буду делать все, чтобы укрепить позиции латышского языка. Необходимо ужесточить Закон о госязыке. До 1999 года действовал достаточно жесткий закон, который действительно способствовал укреплению латышского языка. Однако потом был принят совершенно либеральный закон. Как призналась в то время сама президент, закон был смягчен в интересах… потребителей! Эта защита "интересов потребителей" привела к тому, что большая часть нелатышей вообще не использует госязык. Им просто латышский язык не нужен — они живут в своей достаточно замкнутой среде, работают в частных фирмах, где латышей практически нет. Теперь уже дошло до того, что латышей не обслуживают на латышском в кафе, магазинах.

Я сам с этим несколько раз сталкивался — даже в кафе Старой Риги! Я захожу, обращаюсь к обслуживающему персоналу на латышском, а мне или вообще не отвечают, или отвечают на русском.

Нужно внести изменения в закон, обязав все юридические лица отвечать на латышском как на письменные, так и на устные запросы. Конечно, физические лица могут говорить между собой на том языке, на котором хотят. Прохожие на улице тоже могут со мной, если не желают, на латышском не разговаривать. Это их частное дело, но в учреждениях, в кафе, в фирмах со мной обязаны говорить на госязыке!

"В Латвии самый мягкий Закон о гражданстве"

Еще один вопрос, который меня очень волнует как гражданина и политика, — это вопрос гражданства. Сегодня у нас самый мягкий Закон о гражданстве во всей Европе! Вообще если сделать анализ, то окажется, что в Латвии получить гражданство легче, чем во всех остальных 45 странах, входящих в Совет Европы! Мы гражданство выдаем направо и налево, сегодня синий паспорт можно получить, фактически очень слабо владея латышским и не зная истинной истории Латвии!

Это совершенно ненормальная ситуация, порядок натурализации нужно ужесточить! Также считаю, что пора и власть употребить в отношении тех, кто уже имеет паспорт гражданина, но ведет себя явно не как гражданин этой страны. Вот Гильман договорился до того, что назвал латвийское государство "абсолютным злом", сравнил Латвию с нацистской страной! Ну разве человек с такими взглядами имеет право оставаться гражданином ЛР?! Если человек ненавидит это государство, ненавидит латышский язык, нашу историю, то у него просто необходимо гражданство отнимать!

Я, кстати, никогда не призывал к какому–то массовому выселению, выдворению людей. Это уже насилие. Я против этого. Если люди законопослушны, ведут себя лояльно, то нельзя их выдворять из страны только на том основании, что они в годы оккупации сюда приехали. Другое дело, что мы должны жестко пресекать все попытки облегчить миграционный процесс. Нам новые приезжие из СНГ, да и из далеких африканских и азиатских стран, не нужны.

В Латвии и так представители титульной нации составляют всего 58% населения. Ну в какой еще стране коренной народ находится в таком незначительном большинстве?! Мы должны все время помнить, что латышский народ в годы советской оккупации подвергался репрессиям, этническим чисткам. Нас убивали, депортировали, подавляли психологически, морально.

Сегодня, что уж тут скрывать, Латвия превратилась в двухобщинное государство. Нам нужно пытаться эту ситуацию менять, и здесь нельзя делать никаких послаблений в миграционной политике.

Штраф за английские слова

— Вы обеспокоены "самодостаточностью" русского языка. А вас не тревожит засилье английского языка?

– Я вообще противник любых попыток ослабить госязык, неважно — за счет русского, английского или других иностранных языков. Я категорически против и попыток засорить латышский язык англицизмами. Будь моя воля, я бы внес изменения в закон об административных правонарушениях и наказывал бы огромными штрафами те газеты, другие масс–медиа, которые в своих публикациях, в телесюжетах используют иностранные слова. Мне вообще непонятно, почему мы на каждом шагу произносим, например, слово "презентация"? Ведь в латышском языке есть слова, которые прекрасно отражают суть этого английского слова. Кстати, и в русском языке вполне можно обойтись без англицизмов. Но это уже ваше дело — мы русский литературный язык в Латвии не можем регламентировать.

— Вы рисуете советский период исключительно черными красками. Но ведь далеко не все было так плохо…

– Для латышей весь период советской оккупации был ужасным. Ведь и после сталинского периода латыши подвергались репрессиям — многие не могли получить образование, найти хорошую работу… Я в свое время был исключен из Латвийского университета. Меня выгнали с последнего курса за то, что я выступил в защиту Берклавса. Я даже не был с ним лично знаком, но поддержал его позицию в национальном вопросе. В приказе о моем отчислении из вуза, конечно же, не записали, что меня наказали за национализм. Просто было написано, что отчислен "за неподобающее поведение".

Пришлось мне устроиться на завод рабочим. Однако я мечтал получить высшее образование, и судьба преподнесла подарок — меня приняли в Московский 1–й педагогический институт, где я и получил диплом переводчика английского языка. Я честно все рассказал русскому ректору Смирнову, и он, взглянув на мои отличные оценки в выписке, распорядился допустить меня до экзаменов! Поэтому я всегда говорю, что нельзя винить весь народ, многие русские мне очень по жизни помогли.

Жизнь без границы — это нормально

— Вы, насколько я понимаю, хотите вернуть Абрене. Каким образом вы собираетесь это сделать?

— Если мы восстановили конституцию 1922 года, то должны ей и следовать. А в конституции записано, что даже один квадратный метр земли нельзя отдавать без решения народа. Если мы хотим отказаться от своей территории, то необходим референдум. Если народ скажет, что отказываться де–юре от Абрене нельзя, то тогда между Россией и Латвией будет не юридически оформленная граница, а демаркационная линия. Я в этом тоже ничего страшного не вижу. Десятки стран не имеют юридически оформленной границы, но это не мешает им нормально жить, сотрудничать.

— Г–н Лацис, вы продолжите писать книги?

— Сейчас начинаю работу над новой книгой, а завтра в свет выйдет недавно написанная книга, посвященная национализму как таковому — его истокам, его современному звучанию. До сих пор я писал только документальные произведения, но по просьбе директора издательства пришлось мне взяться за философский труд.