Латгальский регион по заболеваемости раком традиционно находится в зоне повышенного риска. Почему? Научных исследований на этот счет не проводится. Что рождает среди местного населения многочисленные слухи. Самый распространенный — о пагубном влиянии Игналинской АЭС. Не последнюю роль, конечно же, играет и уровень жизни: чем выше благосостояние края, тем меньше людей в нем погибает от рака. Так или иначе, но с этим страшным заболеванием сегодня в Латгалии сталкивается почти каждая семья. Не все знают, что на ранних стадиях рак уже давно не приговор и поддается лечению. Однако онкологам все чаще приходится сталкиваться с глубоко запущенными формами рака. Так, недавно у знакомого краславчанина, которого семейный врач два года лечил от гастрита, был выявлен рак желудка в предпоследней стадии. Семейный доктор сэкономил на направлении пациента к специалисту…

Уже более сорока лет на обследование и лечение в Даугавпилсскую онкологическую больницу приезжают жители со всего Латгальского региона. За эти годы медучреждение стало современным онкоцентром, в нем созданы максимально комфортные условия для пациентов. Онкологическая поликлиника находится здесь же, под одной крышей собраны все специалисты, что позволяет провести быструю диагностику, а в случае необходимости — сразу поместить больного в стационар. А что будет после объединения больниц? Удастся ли сохранить все те достижения, которые Даугавпилсской онкологической больницей нарабатывались годами? С этими вопросами "Вести Сегодня" обратилась к руководителю проектов по слиянию больниц, директору Даугавпилсской региональной больницы (ДРБ) Айвару Здановскому.

Как в европах и америках

По словам А. Здановского, в рамках слияния онкологической больницы с региональной уже подготовлено несколько проектов. Согласно одному из них, на территории ДРБ будет построен новый бункер для современного линейного ускорителя, используемого при лучевой терапии. Второй проект касается строительства на территории ДРБ нового здания роддома. Онкологическая больница займет освободившиеся помещения родильного отделения. А онкополиклиника переедет в Центральную городскую поликлинику.

— Во всем мире происходят процессы глобализации, — объясняет свою позицию А. Здановский. — Ни в Западной Европе, ни в Америке отдельных онкологических центров нет, онкологические отделения находятся в составе многопрофильных лечебных учреждений. И Латвии от этого тоже никуда не уйти. Благодаря объединению экономия средств происходит громаднейшая: многие латвийские больницы сумели приобрести и внедрить ряд новейших технологий, которые раньше небольшим больницам были не по карману. К примеру, ДРБ уже ощутила большой плюс. Это касается и обучения врачей, и освоения больницей новых технологий. С приобретением современной "пушки" для лучевой терапии качество диагностики и лечения онкозаболеваний однозначно улучшится. К тому же объединение больниц облегчит острую проблему нехватки кадров. Дефицит медперсонала сегодня ведет к разрозненности в работе самой службы по оказанию качественной и квалифицированной медпомощи. Концентрируя все в одном месте, мы хотя бы прикроем кадровые бреши.

— Но ведь тяжелым онкобольным людям придется ехать сначала в поликлинику, затем — на окраину города, в больницу. В центральной поликлинике и сегодня огромные очереди — не протолкнуться, присесть некуда. Даже представить трудно, что ожидает больных с переездом онкологической поликлиники…

— Центральная поликлиника шагнула далеко вперед по сравнению с районными поликлиниками. И по физиотерапии, и по диагностике, по оснащению современной аппаратурой и врачами городская поликлиника вне конкуренции. Естественно, больные идут туда, где им могут оказать наиболее широкий спектр услуг. Отсюда и очереди. Но наша рабочая группа будет усиленно работать над тем, чтобы онкологические больные при объединении больниц не пострадали. Душой я понимаю: люди привыкли к месторасположению онкобольницы, которая находится в черте города, в тихом спокойном месте. А умом — что иначе нам не угнаться за новейшими достижениями медицины. Медицинским учреждениям бедной Латвии не до жиру, быть бы живу…

Ничего крамольного в объединении не видит и директор Даугавпилсской онкологической больницы Эдгарс Левканс. Правда, опасается, что больные поедут теперь лечиться не в Даугавпилс, а в Ригу. До столичной онкологической больницы оптимизация еще не дошла.

Переезд проблемне разрешит?

Заведующий хирургическим отделением Даугавпилсской онкологической больницы Мурман Ратиани тоже считает, что в ДРБ современная аппаратура, хорошее реанимационное отделение, следовательно, диагностические возможности онкобольных могут улучшиться. — Но пока я плохо себе этот переезд представляю. Сорок лет наша больница занималась организацией своей работы таким образом, чтобы не ущемлять права приезжающих к нам со всей Латгалии больных. Теперь же им трудно будет добраться до места лечения, и, скорее всего, люди будут искать другие медучреждения. А больница потеряет 20–30% онкологических пациентов. А в Даугавпилсе очень хороший онкоцентр. Мы одними из первых в республике стали проводить органосохраняющие операции на молочной железе, следим за мировыми достижениями в лечении рака, постоянно внедряем новые технологии.

Мурман Ратиани полагает, что главная проблема заключается вовсе не в переезде, а в самой системе латвийской медицины. Если в советское время у больного обнаруживали рак четвертой стадии, то история этого больного разбиралась на врачебной конференции: к кому он в первый раз попал на прием, кто его осматривал, как долго больной обследовался, когда был направлен в онкологию, кем и кто виноват. За допущенную врачебную ошибку докторов строго наказывали. Сейчас все данные записывают только для статистики. Наблюдает семейный врач своего пациента два года, лечит, а тот приезжает на обследование, и выясняется, что у него последняя стадия рака. И никому неинтересно, кто больного "залечил". И скольких подобный горе–эскулап еще "залечит"…

Заболеваемость раком с каждым годом растет. Но существующая в Латвии программа самообследования населения, так называемого скрининга, нацелена на людей образованных, а поэтому малоэффективна. Особенно среди сельских жителей. Ко мне на днях обратилась жительница Даугавпилсского района, которая пятый год носит рак молочной железы. А приехала только тогда, когда этот рак достиг третьей стадии. В цивилизованных странах людей научили заботиться о своем здоровье. Там женщины знают, что каждый год на свой день рождения они должны пройти обследование. А в богатой Японии диагностические возможности сегодня настолько высоки, что позволяют выявлять рак на начальной стадии, когда имеется только трещина. К нам же в основном люди обращаются уже с опухолями огромными.

*** Уже второе десятилетие в Латвии идет реформа системы здравоохранения. Государственные чиновники смотрят то в сторону Европы, то на Америку. Но если в результате такого реформирования жизнь простого человека обесценена, если гуманность по отношению к больным приносится в жертву экономии, то невольно задаешься вопросом: а какова конечная цель преообразований? Ведь истинная цена, которую мы заплатим за реформы, несопоставима с экономией, которую они принесут. Цена это — жизнь и здоровье нации.