Дело "Каталины"

В середине июня 1952 года в Стокгольме вспыхнул скандал, едва не окончившийся полным разрывом дипломатических отношений между СССР и Швецией.

В ночь на 16 июня советские "МИГи", взлетевшие с аэродрома, находившегося в северо-западной части острова Хийумаа, атаковали и сбили мирный поисковый гидросамолет "Каталина", который несколько раз "задевал крылом" советское воздушное пространство. В районе острова Муху по самолету была дана предупредительная очередь. "МИГи" пытались загнать "Каталину" на свой аэродром, но воздушное судно предпочло уйти от преследования. Оба находившихся в воздухе "МИГа" открыли огонь, пилот одного из них успел заметить, как с подбитой "Каталины" опустился на воду резиновый плотик. Расстреливать спасшийся экипаж советские летчики не стали и вернулись на базу.

Как выяснилось позже, "семеро с "Каталины" благополучно спаслись, людей подобрало западногерманское судно "Мюнстерланд", шедшее по маршруту Роттердам-Хельсинки. К вечеру капитан Йоханнес Диркс доставил шведов, двое из которых были ранены, в финский порт Ханко.

Утром 17 июня шведское правительство стало готовиться к экстренному совещанию. Прочтя сообщения в газетах, тысячи граждан ринулись к советскому посольству в Стокгольме. В стране поднялась буря возмущения: русские сбили мирный самолет, который, по заявлению шведского правительства, выполнял поисковую миссию в нейтральных водах. "Дело Каталины" тотчас стало публично обсуждаться во всем мире, и шведская общественность буквально прессовала руководство страны, требуя "разобраться" с Советами.

Однако не все было так просто. У шведского правительства, направившего ноту протеста Москве, "открылись глаза", когда на заседание кабинета министров примчался командующий ВВС генерал Норденшельд. Он и заявил, что "Каталины", одна из которых была сбита, занимались поиском пропавшего самолета "Дуглас", осуществлявшего разведывательную миссию по договоренности с США. Без такого совместного "патрулирования" американцы отказывались передать Швеции необходимое ей электронное оборудование оборонного назначения.

В то же время шведские СМИ уже развернули мощную антисоветскую кампанию с требованиями добиться от Москвы правды. Довольно быстро журналисты выяснили, что же искала "Каталина" в Прибалтике. Шведские военные сообщили также, что от экипажа "Дугласа" из восьми человек нет никаких известий. Надо ли говорить, какой это вызвало резонанс — оказалось, что спасшимся членам команды "Каталины" можно только позавидовать, а главная беда приключилась совсем с другой командой. Одна за другой возникали версии: транспортник был эскортирован на территорию СССР, а экипаж расстрелян; "Дуглас" был сбит в нейтральных водах так же, как гидросамолет-поисковик, а экипаж дрейфует где-то в море или погиб при крушении; шведское правительство послало самолет совсем не туда, куда говорит, и теперь пытается спасти положение. Предположения лились рекой. Стоит обратить внимание на то, что по официальной версии шведских вооруженных сил "Дуглас" был отправлен в обычный тренировочный полет.

Долгие годы случившееся оставалось тайной. При этом обе стороны — и шведская, и советская — старались сделать все, чтобы правда не выплыла на поверхность. В Швеции обе драмы, разыгравшиеся над водами Балтики, объединились под шапкой "Дело Каталины". В стране появилось и еще одно зловещее словосочетание — "вдовы DC 3". Женщины, а потом их подросшие дети, не хотели смириться с гибелью членов экипажа. Они изводили свое правительство сотнями запросов и требований, "Дело Каталины" (а, по сути, загадка "Дугласа") неоднократно поминалось на различных международных встречах. Но официальный Стокгольм не слишком старался разыскать пропавший транспортник.

Гибель "Ворона"

В начале пятидесятых нейтральная Швеция тайно сотрудничала с натовскими странами в военной области, довольно часто выполняя "спецзадания". В частности, натовские подлодки тренировались в шведских территориальных водах, посадочные площадки шведских аэродромов приспосабливались к приему стратегических бомбардировщиков США. По просьбе Стокгольма в Шотландии была оборудована секретная база, на которую должно было перебраться командование вооруженных сил Швеции при непосредственной угрозе нападения Советского Союза. Предполагалось, кстати, что в случае начала войны бомбардировщики НАТО вторгнутся на европейскую территорию СССР со стороны Прибалтики. Именно эти — балтийские — рубежи и были оснащены Москвой новейшими средствами ПВО. Шведская разведка получила важное задание: "проинспектировать" советскую линию обороны и собрать максимум сведений о том, как она действует.

Один из транспортных самолетов американского производства, "Дуглас" (DC 3), принадлежавший ВВС Швеции, был оборудован сверхсекретной аппаратурой, доставленной из США. Утром 13 июня 1952 года пилот Альвар Эльмеберг поднял в воздух свой двухмоторный DC и направился от стокгольмского аэропорта "Бромма" к границе СССР. Кроме него на борту находилось еще семь человек, самому старшему из них исполнилось 35 лет. Маршрут был уже знаком членам команды. Проверенная надежная машина давно получила кличку "Хюгин" — согласно скандинавской легенде, ворон Хюгин служил богу Одину, облетая свет и докладывая хозяину о том, что делается в мире.

Современный "ворон" совершал полеты с отменным мастерством, тщательно избегая нарушений границы. Но на этот раз опытному самолету-шпиону не удалось выполнить задачу: его появления уже поджидала советская сторона. В 11.08 "Дуглас" последний раз вышел на связь, успев передать лишь позывные. Его атаковал "МИГ-15". Пилот Григорий Осинский, получивший команду открыть огонь и уничтожить противника, с задачей справился блестяще (за что вскоре был награжден орденом Боевого Красного Знамени). Подбитый "ворон" пошел на снижение и исчез в тучах.

Направляя ноту протеста СССР, шведы еще не знали, что миссия "DC 3" давно для Москвы не тайна — именно поэтому были подняты по тревоге советские "МИГи", хотя, как совсем недавно выяснилось, границу советских территориальных вод шпион в тот раз все-таки не пересек. А погубил "Ворона" швед-соотечественник, полковник ВВС и дипломат Стиг Веннерстрем, завербованный советской разведкой. Агент по кличке "Орел" сообщил о том, что "Дуглас" набит американской техникой и охотится за сведениями о новых радиолокационных станциях на советском побережье Прибалтики. "Орел" был схвачен в Швеции, признался, что работал на ГРУ, и был осужден на пожизненное заключение (недавно старенький Веннерстрем, которого все-таки выпустили из тюрьмы и дали хорошую пенсию, умер в тихом стокгольмском пригороде). В конце концов шведская разведка поняла, что с заявлениями о мирной миссии "Дугласа" попала впросак.

Поиски длиной в полвека

Москва заявила, что пропавшие шведы на территории СССР не появлялись, а официальный Стокгольм объяснял, что обнаружить погибший самолет на дне Балтийского моря не удалось.

Тайна "Дугласа" так и осталась бы погребенной в хранилищах секретных военных документов двух стран, если бы не энтузиазм людей сугубо штатских. Выросшие дети членов экипажа, журналисты и водолазы-любители сумели спустя полвека после трагедии полностью восстановить события минувшего. Шведы боялись, что в случае обнаружения "Дугласа" на дне Балтики сведения о разведывательной аппаратуре просочатся в прессу — и тогда конец образу Швеции как сугубо нейтральной страны.

После интервью, данного Осинским в 1991 году, стали ясны подробности воздушного боя. Пилот-пенсионер, однако, объяснил, что своими глазами гибели транспортника не видел.

Сорок лет ждавшие новостей о близких, "вдовы DC 3" под предводительством Рогера Эльмеберга, сына пилота "Дугласа", отправились в Москву. "Представители российской стороны во главе с генерал-майором Андреем Бобровым проявили крайнюю заинтересованность и подчеркнули, что открыли родственникам погибших летчиков все материалы, которые касаются данного случая", — писала шведская "Экспрессен". Во время этой встречи стороны "согласились", что самолет-шпион был сбит над нейтральными водами. Но утверждениям, что никто из экипажа не был допрошен в Москве и не попал в советские лагеря, родственники не слишком верили.

Следующая попытка активизировать дело на международном уровне была предпринята к пятидесятилетию со дня гибели транспортника. Можно только восхититься настойчивостью пожилых женщин, стремящихся во что бы то ни стало узнать, где покоятся тела их мужей. Премьер-министр Швеции Йоран Перссон лично говорил на эту тему с президентом Путиным во время визита в Санкт-Петербург и, возвратившись, заверил авторов запросов, что ему было обещано еще раз проконтролировать, все ли документы были предоставлены шведам. Шведские же военные, подвергавшиеся невероятному общественному давлению в собственной стране, согласились наконец открыть свой "черный ящик". Аквалангисты-любители под руководством гражданского летчика Андерса Яллая, получившего примерные координаты, прочесали 711 квадратных километров моря и разыскали севернее Готланда покоящийся на дне самолет-шпион.

- Сонар показал крупный объект. Это была большая темная тень, распластавшаяся на песке. Мы были так потрясены, что не могли справиться с собой и продолжать работу, — рассказали корреспонденту "КП" участники экспедиции Андерс Яллай и Карл Дуглас. — Невозможно было поверить в то, что через 51 год после исчезновения "DC 3" нашелся. На следующий день мы проводили исследования с помощью робота с дистанционным управлением. Уверенность крепла — и мы решили спуститься на дно. Нам удалось обследовать корпус и произвести подводную съемку. 13 июня, в день гибели транспортника, мы были окончательно уверены в том, что проект, казавшийся фантастическим, осуществился.

Находка стала европейской сенсацией. Появилась возможность обнаружения останков членов экипажа, проведения полного анализа причин гибели DC 3, предания гласности информации о новейшей по тем временам аппаратуре на его борту.

Подъем "Ворона" готовился долго и тщательно. Во время предварительных подводных работ водолазам удалось обнаружить останки пилота Альвара Эльмеберга, которые сразу подняли на поверхность. Вытащить удалось и отдельные (сравнительно легкие) части транспортника. Водолазы каждый день рисковали жизнью, очищая дно вокруг "Дугласа" от старых мин, установленных во время войны на подступах к Готланду. Позже при проведении операции были применены уникальные технологии "подводной заморозки". Быстро подняв алюминиевый корпус самолета с помощью "корзинки" с невысокими бортами, смонтированной из стальных прутьев (20 метров в длину и 5,5 в ширину), специалисты разбили стометровый участок дна на десять квадратов, которые один за другим заморозили. Превратившиеся в глыбы льда донные отложения и грунт были вытащены на поверхность, чтобы не упустить при исследованиях ни малейшей детали. "Дуглас" был доставлен на базу ВМС в центральной Швеции, первыми его осмотрели военные спецы.

В корпусе самолета и вокруг него были обнаружены останки людей. После всех идентификационных работ выяснилось, что похоронить в шведской земле можно четверых членов команды. Еще четверо по-прежнему не найдены. Все они телеграфисты и все в момент катастрофы могли выжить, поскольку находились в неповрежденной носовой части самолета. "У них было время для того, чтобы выпрыгнуть с парашютами, а в воде, температура которой составляла около 10 градусов, можно было продержаться около 2 часов", — пояснил военный авиаинженер и председатель комиссии по расследованию гибели "DC 3" Кристер Магнуссон.

На протяжении десятилетий ходили упорные слухи о том, что четырех шведов встречали в различных лагерях СССР. Кроме того, в районе Готска Санден свидетели видели неизвестный гидросамолет, стартовавший с советской стороны, который мог взять людей на борт.

Никто не забыт

В начале этого года Посольство Швеции в Эстонии направило в уездные управы Сааремаа и Хийумаа письма с просьбой оказать содействие в поиске следов пропавших членов экипажа "Дугласа".

Сразу после того, как сааремааская газета "Мейе Маа" опубликовала сообщение о том, что шведы ищут своих пропавших соотечественников, появились и первые показания "очевидцев".

Житель волости Лейзи на Сааремаа Удо Кууск вспомнил, как советские морские пехотинцы закапывали в лесу за деревней Асука трупы неизвестных, то ли мужчин, то ли женщин. Ему показалось странным, что хоронили людей в ста метрах от шоссе, в то время как до ближайшего кладбища было не больше километра.

Сейчас Удо 65 лет, а в то время было всего десять, поэтому он не может дать голову на отсечение, что упоминаемое им захоронение происходило как раз в 1952 году. Но он хорошо помнит, что это было или в мае, или в сентябре, поскольку тогда у него был или конец, или начало учебного года в школе. Удо также не помнит, были ли на деревянном кресте, сделанном из березы, написаны какие-то имена. Через два года крест сгнил, а от могилы не осталось никаких следов.

Хутор Удо Кууска находится на севере Сааремаа, примерно в километре от морского побережья. Это как раз одно из тех мест, где шведские дипломаты надеются найти следы четырех членов экипажа сбитого 55 лет назад самолета.

Объявился и еще один "свидетель" — семидесятилетний житель волости Кярдла Хейнар Мяндметс, который в молодости учился в Летно-технической школе в городе Вольске, расположенном в Приволжье. Будучи курсантом третьего курса, весной 1957 года он проходил практику на рижском аэродроме Румбала.

Хейнар вспоминает командира первой эскадрильи майора Пикалина (имя забыл), на груди которого красовался боевой орден "Красного Знамени". Молодым курсантам удалось выпытать у командира, за что он получил боевую награду. "Расколовшись", майор Пикалин сказал, что орден ему вручили за сбитый шведский разведывательный самолет. Правда, насколько помнит Хейнар Мяндметс, Пикалин упомянул самолет-амфибию "Каталина", а не "Дуглас".


Обращение посла Швеции в Эстонии Дага Хартелиуса к читателям "Комсомольской правды" в Северной Европе

"13 июня 1952 года шведский военный самолет типа Douglas DC 3 был сбит советским истребителем МИГ-15 в международном воздушном пространстве между островами Готска Санден и Сааремаа. В результате поисковых операций обломки самолета были найдены в 2003 году и подняты на поверхность в 2004 году.

В ходе обследования обломков самолета, а также места их обнаружения, были найдены останки четырех из восьми членов экипажа. Это означает, что мы до сих пор не имеем никаких следов других четырех членов экипажа: Бенгта Буука, Эрика Карлссона, Берге Нильссона и Ивара Свенссона.

Все четверо являлись служащими Шведского национального оборонительного радио-центра (Swedish National Defence Radio Centre).

Поскольку несколько спасательных жилетов, имевшихся в самолете, так и не были найдены, то не исключается вероятность, что пропавшие члены экипажа могли всплыть в каком-то другом месте. Если это произошло в действительности, и если пропавшие члены экипажа не были подобраны советским кораблем, то, по расчетам наших специалистов, исходивших из направлений ветра и водных потоков во время инцидента, пропавшие члены экипажа могли быть вынесены на юго-западное побережье острова Хийумаа или на северо-западное побережье острова Сааремаа. Предположительно, члены экипажа (или их тела), плывшие по ветру или по течению, могли быть прибиты к побережью Хийумаа или Сааремаа не позднее 20 июля 1952 года.

Посольство Швеции в Эстонии обращается ко всем лицам, которые что-либо знают или полагают, что они располагают какой-то информацией о четырех пропавших членах экипажа шведского самолета, писать по адресу:

Embassy of Sweden, Pikk 28, 15055 Tallinn, Estonia или по электронной почте swedemb@neti.ee"