#10историй

Тамара Сталажа, видела трех первых президентов Латвии

Тщательно завитые волосы, выглаженный воротничок, вежливая улыбка. Тамара Сталажа лишь на три года моложе Латвийского государства, но она до сих пор помнит трех первых президентов - видела их в лицо. "Поверить не могу, что я такая старая! Честное слово!" - разводит руками 94-летняя Тамара и делится воспоминаниями о детстве.

1918 1928 1938 1948 1958 1968 1978 1988 1998 2008 2015
Тамара Сталажа - живой свидетель событий, о которых сегодня мы читаем в исторических книгах. Память женщины, долгие годы проработавшей в типографии, работает отлично, и свой рассказ она время от времени прерывает уверенным: "Я помню! Вот это я отлично помню, милая!" Одно из самых ярких воспоминаний - первые три президента свободной Латвии. В семье была традиция - ходить смотреть, как президенты на государственные праздники торжественно приезжают на Эспланаду. "Все президенты обычно ехали в открытой машине. Впереди шофер, сзади президент и премьер-министр. Помню это, потому что папа брал меня за руку и говорил - сегодня поедут, пойдем смотреть! И мы стояли на улице, много людей было!"
Янис Чаксте, первый президент Латвии. Рига, 15 сентября 1923 года. Фото - Латвийский Национальный архив

Три господина в цилиндрах

Удивительным образом Тамара помнит даже самого первого президента страны - Яниса Чаксте. "В тот раз был парад, все происходило на Эспланаде. Шествие было, офицеры маршировали, и это было так интересно. Президент ехал на машине по улице Калькю, потом по Бривибас и на Эспланаду. Мы стояли на углу улицы Вальню и смотрели, как едет машина. Это был президент Чаксте - очень хорошо это помню. У него были седая бородка и цилиндр. Потом был Густав Земгалс, помню, он был невысокого роста, в очках. А вот Квиесиса я хорошо помню, тогда я уже была постарше. Людей было много, но никто не кричал. Ну, может, какое-нибудь "ура!". Я снизу-то немного видела. Но все президенты, которых я помню в то время, все были в цилиндрах. Было ощущение праздника!"
Людей было много, но никто не кричал. Ну, может, какое-нибудь "ура!". Я снизу-то немного видела. Но все президенты, которых я помню в то время, все были в цилиндрах
Маленькая Тамара с мамой. Фото из личного архива
Первую республику Тамара вспоминает как государство, жившее в достатке - всего хватало. Витрины украшали разные местные лакомства, а отец на государственные праздники получал премию. Мама Тамары по национальности была немкой, отец - русским. Дома говорили на трех языках. В то время любому, кто хотел получить работу, нужно было говорить по-латышски, по-русски и по-немецки. "Я ходила детский сад, потому что родители работали на государственном печатном дворе, где печатали векселя, ценные бумаги и деньги. Это было престижное учреждение. Рабочий день - с 8 до 16, а я в это время была в детсаду, и мне там не нравилось. Я плакала и говорила маме: лучше буду сидеть дома, ты закрой все двери, я тихонько буду играть. В конце концов они меня оставили дома. На кухне в уголке у меня была скамеечка с моими вещами, там я и сидела. Страшно не было, соседка время от времени заходила".

Помощь в обмен на крендель и миногу

Семья была небогатой, но вполне обеспеченной. В гости к тете в Задвинье ездили на кораблике, чтобы было интереснее. Корабли стояли на набережной между улицами Калькю и 13 января, и на них можно было добраться до Анниньмуйжи, в ближнее Задвинье - Агенскалнс. Тамара вспоминает большой рынок на берегу реки, который в те времена находился на Набережной 11 ноября.
Рынок на набережной Даугавы в 1920-х годах. Daugavmalas tirgus divdesmitajos gados. Фото - Латвийский Национальный архив
"По субботам мама шла на рынок. Тогда зарплату платили каждые две недели. И я шла рядом с мамой, помогала нести корзинку. Сколько мне было лет, и не скажу. Тяжелую картошку не покупали, но мясо, капусту, морковь, какую-нибудь селедку мама всегда покупала на рынке. И тогда мама говорила - поскольку я ей помогала, она меня угощает. И вела меня в такую будку, где пахло кофе, покупала там один уденсклиньгерис (разновидность кренделя - Ред.). Они были очень вкусными! И еще чашечку кофе с молоком и одну миногу. Это был праздник! Я всегда говорила: мамочка, на рынок мы пойдем?"
Вот так было, милая! Тамара время от времени закрепляет то, что говорит. Она помнит все - в том числе и шалости во дворе дома, где до сих пор находится участок полиции. "У хозяина было пять домов, он был богатым евреем. Все жили дружно. В том доме, где полиция до сих пор, на улице Гоголя. И там сидели за решеткой пьяницы и мелкие воришки. На второй стороне дома был наш двор, и мы могли видеть, как они смотрят в маленькое окошко. Это я тоже помню, мы по тому двору лазили. Еврейские дети, литовцы и мы, мы там дружили. Внизу были подвалы, они тянулись под всеми домами. И мы с мальчишками там играли в "жуликов-городовых", носились с одного конца во второй. В прятки играли. Когда у евреев был праздник, они на Пасху ставили во дворе такие будки. Мама однажды купила на холодец свиные уши и сердце, так мы стащили ухо и повесили его на будке, куда евреи ходили молиться. Как же нам за это попало…"
"У хозяина было пять домов, он был богатым евреем. Все жили дружно. В том доме, где полиция до сих пор, на улице Гоголя. И там сидели за решеткой пьяницы и мелкие воришки. На второй стороне дома был наш двор, и мы могли видеть, как они смотрят в маленькое окошко. Это я тоже помню, мы по тому двору лазили. Еврейские дети, литовцы и мы, мы там дружили. Внизу были подвалы, они тянулись под всеми домами. И мы с мальчишками там играли в "жуликов-городовых", носились с одного конца во второй. В прятки играли. Когда у евреев был праздник, они на Пасху ставили во дворе такие будки. Мама однажды купила на холодец свиные уши и сердце, так мы стащили ухо и повесили его на будке, куда евреи ходили молиться. Как же нам за это попало…"
Дома говорили на трех языках - латышском, русском, немецком. Фото из личного архива
Латышской школы рядом не было, поэтому Тамару отправили учиться в русскую. Там была красивая школьная форма, с передником и шапкой. Очень большое внимание в школе уделялось латышскому языку. "Это была престижная школа! Учеба начиналась в 8 часов утра. В полвосьмого приходил православный священник и большом зале проводил что-то вроде богослужения, потом мы шли по классам. Каждое утро. Латышский был в очень усиленном виде. Учительница была из айзсаргов - это надо было видеть!”.
У меня была такая специальная юбка и штаны-гетры. Там были мальчики и музыка играла, но вход стоил 15 сантимов
Когда маленькая девочка чуть повзрослела, на смену дворовым играм пришли изысканные развлечения в центре. На Эспланаде в те времена был популярный каток, и Тамара должна была сделать все, чтобы туда попасть. "В те времена были такие коньки, которые прикручивались к ботинкам. Я шла только на Эспланаду, потому что там играла музыка! У меня была такая специальная юбка и штаны-гетры. Там были мальчики и музыка играла, но вход стоил 15 сантимов. Приходилось папе штопать носки, мыть комнату, пыль вытирать. Тогда папа давал 15 сантимов. Если в школе были плохие оценки, надо было исправить до субботы, иначе папа не пускал на каток. Вот так было, милая!"
20-е годы в Латвии были хорошим временем, говорит Тамара, вспоминая свое детство. Всего было в достатке. "Вот те часы на стене мама купила на премию, которую давали на государственный праздник. Они давно не идут, но я держу их как память, как талисман. Да, так это все и было, милая!”
#10историй

Янис Шустерс, был уверен в перспективах животноводства

Янис Миесниекс, учил в школе семь гимнов на трех языках

Эдите Лайме, которую после депортаций дразнил парторг

Юрис Дукатс, исчез в дыре на глазах министра Никонова

Дидзис Эрра взрывал, залезал под поезда и ел сухой кисель

Ренарс Спрогис, вел политинформацию и торговал жвачкой

Марцис Зиеминьш, видел жигули на кирпичах

Анастасия Тетаренко, перематывала кассеты на фломастерах

Адамс Бикше, интересуется янтарем, творогом и энергией