#10историй

Янис Шустерс, уверенный в перспективах животноводства

"Посмотри, у меня с прической все в порядке?" - спрашивает у дочери житель Мадоны Янис Шустерс (90), и опускает голову, на макушке которой волос нет вообще. И сам от души смеется. Шустерс в прекрасном настроении: ему нравится мысленно возвращаться в детство, когда он встречался с Карлисом Улманисом, конструировал самолеты и вместе с другими пацанами тайком курил женские папиросы.

1918 1928 1938 1948 1958 1968 1978 1988 1998 2008 2015
Аккуратно разобранные фотографии, альбомы, почетные грамоты - возможно, фотограф Янис Шустерс избрал бы в жизни иной путь, если бы не яркие детские воспоминания о фотопавильоне, который в 1930 году Мадоне построил его отец, зажиточный владелец нескольких домов и зверофермы. Небольшой павильон со стеклянными потолками и прозрачной стеной сдавался женщине-фотографу, и маленький Янис проводил там немало времени.
Уровень культуры в те времена определяли по количеству телефонов. Латвия была на втором месте в Европе!
Особая реликвия - комбинированный кадр, специально созданный для того, чтобы разыграть маму. Фотограф и парикмахер сфотографировали шестилетнего Яниса как мальчика, а затем - как красиво наряженную девочку. Затем оба кадра объединили в одну картинку, что по тем временам было чем-то совершенно необычным. Мама сначала шутку не поняла, а потом даже разозлилась. Откуда у маленького Яниса могла взяться сестра-близнец?
Слева: Янис с "сестрой-близнецом". Справа: общий снимок соседских детей. Фото из личного архива
В десятилетнем возрасте у Яниса и других ребят вдруг появился шанс увидеть президента страны Карлиса Ульманиса - в Мадоне торжественно закладывали первый камень в фундамент Дома Айзсаргов (сейчас - городского Дома культуры).
Выступление Карлиса Ульманиса, 1937 год. Фото - Латвийский Национальный архив
Звучали официальные речи и поздравления, Янис сумел добраться до самой лестницы и стоять в трех метрах от главы страны. "Я помню, что он выглядел очень внушительным. Он же был довольно "круглым". Улманис был очень талантливым оратором. Правда, у него был такой довольно визгливый голос. И чем больше он вдохновлялся, тем выше был тон. Иногда людям становилось смешно. Но зажечь народ он мог, позже его назвали вождем народа, и он на самом деле им был!"
Улманис уехал, а пацаны продолжали пинать мяч на футбольной площадке неподалеку и лакомиться главным деликатесом детей того времени - ржаным хлебом со сметаной. "Были там и дети из бедных семей, которые не слишком хорошо были настроены к Улманису. Многие передразнивали его собственные слова: "наше будущее в телятах". Он понимал, что будущее Латвии, ее рост могут быть связаны только с животноводством. Ну, и эти слова стали крылатыми, и многие произносили их с иронией”.
Хедвига, ты не слушай и не выходи за него, не езди в этой машине, которая воняет маслом и бензином! Я тебя на красивом жеребце катать буду!
Янис Шустерс и сегодня полагает, что Улманис был абсолютно прав. "Латвия была на втором месте в Европе с точки зрения хозяйства - по экспорту бекона, масла. Да и в культуре Латвия была на втором месте после Финляндии. Этот уровень культуры в те времена определяли по количеству телефонов. Латвия была на втором месте в Европе, где в те времена было так много телефонов! У меня была книга той эпохи со всеми данными о хозяйстве, там все было описано. Потом я подарил ее своему другу, Висвалдису Лацису".

Колбаса как дрова

В магазинах было полно местных, недорогих продуктов. Всего было в достатке. "Однажды отец сказал: вот тебе, сынок, пять латов! Сходи в магазин к Спалвиньшу и купи колбасы. Брат пошел к Спалвиньшу, а тот спрашивает - сколько нужно? Не знаю, отец не сказал! Сколько денег дал? Пять латов! Ну, на пять латов его нагрузили чайной колбасой как дровами. Вроде и недалеко было, но он еле-еле донес!"
Слева - Янис Шустерс (первый справа) вместе со старшей сестрой Марианной и братом Арвидом. Сестра хорошо играла на пианино - могла одной рукой наигрывать народную песню, другой - шлягер. Фото из личного архива
Одно из самых ярких воспоминаний Яниса - Сельскохозяйственная выставка 1935 года в Мадоне. В павильонах и под навесами можно было увидеть домашний скот и технику, а дети играли в игры по сортировке зерна. В те времена детям старались прививать любовь к сельскому хозяйству. Для этого было создано движение мазпулков. Около школ были разбиты больше сады, и мазпулки сами должны были за ними следить: сажать, ухаживать и собирать урожай.
Вместе со старшим братом Янис строил модели самолетов. В городе был магазин, где можно было купить все материалы для строительства самолетов и кораблей. Он хотел бы, чтобы у современных детей было больше интереса к науке. Свое время на науку, свое на шалости - хотя бы так!
Янов день во дворе дома в Мадоне. Маленький Янис - с венком на голове. Фото из личного архива
"Отец дружил со всеми - с русскими, евреями, цыганами, и все они шли к нам в дом. То же самое с пацанами. А пацанам надо покурить. Были тогда такие папиросы - Lady, Rokoko, Rīga, мы женские папиросы больше ценили. У отца около мастерских был маленький пруд, из него качали воду. Мы прятались за прудом в кустах и дымили. Отец один раз смотрит - курильщики! Выскочил из ворот и давай хватать. Кто постарше, сбежали, а я был самый маленький и дыма надышался. Отец меня поймал, и я получил ремня. Да, розги и ремень - смеяться тут нечему". В следующий раз Янис взял в рот сигарету уже на фронте, и то всего пару раз. Больше он никогда в жизни не курил.

Как добиться Хедвиги?

"I speak English! Учил английский пять лет, с первого класса! И когда я в 1994 году я поехал к сестрам и родственникам в Америку, на границе мне пришлось говорить по-английски. Представьте, 1994 и 1938 годы! И я так хорошо выучился, что мог там общаться! То же самое с немецким, в аэропорту Копенгагена", - говорит Янис.
"Я ходил в первый класс, и там была девочка Хедвига. У ее мамы была кондитерская и эта красивая дочка. А одним домом дальше жил такой Юлий, мой ровесник. На Пасху на берегу реки стояли большие качели, и каждый из нас пригласил Хедвигу качаться. И этот Юлийс говорит: Хедвига, приходи, я на тебе женюсь и буду катать тебя на красивой автомашине! А я говорю: ты не слушай и не выходи за него, не езди в этой машине, которая воняет маслом и бензином! Я тебя на красивом жеребце катать буду! Ну, и Хедвиге пришлось выбирать. Бедного Юлия, одного из первых комсомольцев, немцы расстреляли. А Хедвига уехала жить в Англию".
Янис Шустерс из тех, кто вспоминает детство при Улманисе добрым словом. Тогда был достаток, мир, работа и надежды на красивую жизнь. "Не было такой жестокости, как сейчас. Про Улманиса могу сказать только хорошее. Это было идеальное общество, близкое к идеалу. Хоть бы те времена вернулись!"
#10историй

Тамара Сталажа, видела трех первых президентов Латвии

Янис Миесниекс, учил в школе семь гимнов на трех языках

Эдите Лайме, которую после депортаций дразнил парторг

Юрис Дукатс, исчез в дыре на глазах министра Никонова

Дидзис Эрра взрывал, залезал под поезда и ел сухой кисель

Ренарс Спрогис, вел политинформацию и торговал жвачкой

Марцис Зиеминьш, видел жигули на кирпичах

Анастасия Тетаренко, перематывала кассеты на фломастерах

Адамс Бикше, интересуется янтарем, творогом и энергией