"Даже если 10 октября глава Женералитета Каталонии Карлес Пучдемон в своем запутанном заявлении не закрыл ни одной двери, эта притворная нерешительность продолжает вызывать к жизни призраки прошлого, напоминая Европе, что четверть века назад она оказалась бессильна помешать возникновению большого конфликта на Балканах", — пишет Мюзергес.

"В 1991 году Хорватия тоже приостановила одностороннее провозглашение независимости от Югославии (о чем она предварительно заявляла), но затем ею овладело безрассудство, и это повлекло за собой серию войн и насилия в Хорватии, Боснии, Косово, вплоть до Македонии, которая продолжалась 10 лет", — говорится в статье.

Стоит ли рассматривать столь катастрофический сценарий для Испании? Многие наблюдатели пока отказываются его принимать и совершают ту же ошибку, что их коллеги 20 лет назад, считает автор. "В Югославии до начала первых боев, последовавших за объявлением о приостановке процесса независимости, никто ни внутри страны, ни за ее пределами не представлял, что нараставшая с конца 1970-х напряженность и начало экономического кризиса в соцстранах приведут к полному развалу югославской федерации", — напоминает Мюзергес.

Конечно, югославская ситуация отличалась от нынешней испанской: Испания — это демократия, соблюдающая права человека и народов, входящих в ее состав. "Но множество точек соприкосновения должны побудить нас к размышлению, — призывает автор. — Защита местных особенностей в соединении с реальным разрушительным воздействием экономического кризиса, переросшего в социальный, привели к радикализации части испанской молодежи (всегда страдавшей от массовой безработицы), и вывели ее из терпения, как это случилось в свое время с югославской молодежью, которая приняла национализм в качестве лекарства от коммунистической косности".

Таким образом, балканизация Испании вполне реальна, предостерегает автор.

В мире, где государства утратили свою самоуверенность и вынуждены сталкиваться с конкуренцией со стороны многочисленных неправительственных игроков, не стоит исключать возможность "заражения" других частей Европы, тем более, что ряд государств во главе с Россией добиваются (порой открыто) распада Европы. Это краеугольный камень стратегии, нацеленной на восстановление контроля над утраченными почти 30 лет назад территориями, утверждает Мюзергес.

"Для каждого государства-члена заинтересованность в европейском проекте ясна: с Евросоюзом национальные государства согласились отказаться от части своего суверенитета в обмен на общее благополучие и стабильность, в том числе стабильность установленных границ, одновременно с их фактической ликвидацией", — говорится в статье.

"Если Европа окажется не способна гарантировать стабильность границ стран-членов (что является первым внешним признаком суверенитета), они утратят заинтересованность быть частью целого. Без гарантий статуса их границ они вновь восстановят свой суверенитет, и это станет концом европейского проекта", — указывает автор.

Сегодня в Каталонии, помимо будущего Испании, на карту поставлено будущее Евросоюза, уверен Мюзергес.