"Каждое заседание Сейма в среду начинается со слов благодарности от тех, кого мы проверили, — смеется главный госконтролер Латвии. — Другой вопрос, насколько это искренне". По ее словам, про ГК бытуют два противоположных мнения. Одни говорят, что ГК непонятно чем занимается, дает какие-то рекомендации, но никто не наказан. Другие утверждают, что так боятся контролеров, что не могут нормально работать. По словам Элиты Крумини, "истина где-то посередине, но тем, кто работает честно, точно бояться нечего".

Сегодня в ГК трудятся чуть более ста аудиторов, а количество проверяемых государственных и муниципальных учреждений исчисляется сотнями. По словам Элиты Крумини, зарплаты в ГК не лучше министерских: ставка помощника аудитора — 900 евро (брутто), старший аудитор второй степени получает 2000 евро (брутто). Укомплектовать полный штат не получается. В прошлом году на семь вакансий заявления подали более 200 претендентов, но принять смогли лишь несколько — нужного уровня профессионалов не нашли.

На днях Госконтроль презентовал свою новую стратегию до 2021 года. Больше внимания будут уделять эффективности трат государственных денег, даже если формально все законно. Гоняться за каждым частным случаем у аудиторов нет мощностей, поэтому, по большей части, будут проверять работу государственных систем в целом.

"Главный результат нашего аудита — рекомендации и превентивная работа, — пояснила Круминя. — Наказывать надо лишь тех, кто сознательно идет на нарушение закона и наносит ущерб государству. И если мы видим, что имеем дело с криминально-наказуемым делом, то тут нам надо так сотрудничать с полицией и прокуратурой, чтобы не меньше 80 процентов нарушителей были привлечены к ответственности, вплоть до уголовной. Сейчас это происходит примерно в 50% случаев. Люфт в 20% — это случаи, когда на ход дела влияет полученная оперативным образом информация, которую мы добыть не можем".

Про личную ответственность чиновников за растраты. Предложенные нами поправки в Закон прошли два чтения и дольше года лежат в Сейме. Похоже, у депутатов нет желания, чтобы ГК этим занимался. Законы и нормы, позволяющие взымать ущерб с ответственных, есть и сегодня, но в таком виде они не работают.

Мы не сидим на месте. По закону мы должны отправлять результаты нашей ревизии прокуратуре и полиции, после чего можем забыть об этом. Увы… Все знают, что в Латвии грустная ситуация с расследованием экономических нарушений — это ведь гораздо труднее, чем найти человека, который похитил булочку в магазине… Мы создали отделение ГК, где работают бывшие прокуроры, которые приводят собранную нами информацию в формат, понятный полиции и прокуратуре…

В итоге на сегодня в суде находятся около 12 уголовных дел. В том числе самое громкое — по Рижскому свободному порту. Оно уже прошло окружной суд — по их мнению, Логинов и Печак должны вернуть в госбюджет почти миллион (856 951 евро незаконно присвоенных денег, а также 45 600 евро и 34200 евро за злоупотребление служебным положением). Это их личная ответственность и личные деньги. Но решение еще не окончательное — его обжаловали.

Про премии чиновникам. Сегодня, с формальной точки зрения, почти все они законны. Наша задача — выяснить, действительно ли премированный работник выполнил настолько важные задачи, что надо ему выплачивать дополнительные деньги?! Во многих случаях мы видим, что нет такой необходимости. Обычно, руководство госслужбы видит в декабре, что в Фонде зарплат остались деньги и решает, почему бы их не выплатить хорошим людям? Приплаты получают почти все работники… После нашей ревизии в Кабмине создана рабочая комиссия, которая разрабатывает нормативы, чтобы премии не использовались, как механизм увеличения зарплат.

У нас в коллективе доплату за качество получают 10-11 человек — это лучшие аудиторы. Величина премии — 10-20% от зарплаты. Прошедшая в СМИ информация о том, что общий размер премий составил 300 000 евро — не соответствует действительности, в эту сумму входили и доплаты за то, что работники замещают заболевшего коллегу.

Про ревизию смертей на дорогах. В Латвии погибает или тяжело страдает в дорожно-транспортных происшествиях около 700 человек в год — мы на третьем месте в ЕС. Это потери не только для семей, но и для народного хозяйства — это недополученные налоги… Мы проверяли, как действуют все службы, которые за это отвечают, и обнаружили отсутствие важной информации в базах данных, в том числе — причин ДТП, а значит, трудно вести работу по их устранению. Всем известны "черные точки", в которых люди гибнут чаще всего, но тогда почему они становятся все больше? Почему нет взаимодействия между разными службами, чтобы как-то предупреждать людей и решать эту проблему, чтобы не было этих смертей?

Про ревизии в Риге. Мы будем анализировать дотации, которые Рижская дума выплачивает разным общественным организациям: какая система, цель и отдача этих вложений. Проверим работу Думы по созданию инфраструктуры — посмотрим, насколько законно и эффективно расходовались деньги на ремонты дорог.

Про информаторов. Мы каждый год получаем по 500-600 писем, запросов и требований проверить то или другое место. Конечно, на все отреагигровать мы не можем, но мы регистрируем всю информацию в нашей базе данных и будем ее брать во внимание при проведении анализа рисков. Везде мы быть не можем. Большинство наших проверок плановые, но есть и у нас отдельный сектор с ресурсом для неплановых проверок на случай острой необходимости.

Про предвыборную горячку. Помню, перед выборами в самоуправления мы получили письмо от Латвийского союза самоуправлений с просьбой не проводить ревизий (чтобы не распалять страсти в чью-то пользу). Мы тогда смеялись, что если пойдем на это, то можем отдыхать через год — то выборы в Сейм, то в самоуправления. Мы полностью аполитичная организация, а свой годовой план мы составляем очень заранее и без оглядки на выборы. В том числе раз в три года мы бываем в каждом самоуправлении.

Про е-здоровье. Тут мы проводили аудит три года назад, когда е-здоровье еще только строилось, и сразу указывали, что все это создавалось в отрыве от врачей. Позитивно то, что после нашей ревизии министерство все же собралось и достигло результата, и мы не потеряли все европейские деньги (11 млн евро). Кто больше прав сегодня — врачи или минздрав — сказать не могу, потому что мы не имеем права доступа к данным пациентов. Но сегодня этим уже занимается полиция и прокуратура.

Про самых непослушных. Мы ведем статистику того, кто как реагирует на наши рекомендации — довольно плохо, в этом смысле, у министерства образования и здравоохранения.