2 февраля в концертном зале Spīķeri пройдет творческий вечер российской писательницы Татьяны Толстой: 12 лет она (с Авдотьей Смирновой) вела популярную телепередачу "Школа злословия", последние годы виртуозно управляет сольным проектом на Facebook. Если героями "Школы" становились известные личности разной направленности и заряженности, то в социальной сети в ролях мишеней для писательницы зачастую выступают безымянные герои — нерадивые управдомы, графоманы, гурманы и кулинары разной степени прогрессивности. Пироги на странице Татьяны Никитичны выпекаются в режиме онлайн и тут же подаются под соусом ее метких комментов.

Например, сметливый русский народ, попав в ситуацию развития программирования, породил лучших в мире хакеров, которые "подковали блоху" Америке — поставили Трампа. Татьяна Толстая

В последний раз Татьяна Толстая гостила в Риге девять лет назад — представляла на ярмарке свою книгу. Тогда же призналась, что в мечтах видит себя хозяйкой большого имения — такой русской барыней, но не бездельницей.

"Барыня-бездельница — это ошибочное представление злобных и завистливых горничных. Барыня — это трудяга, менеджер: туда пойди, то сделай. Я хотела бы стать менеджером на своей земле. Вставала бы утром, выходила на крыльцо и раздавала указания: там скоси, то вскопай, то прикрой, то продай… И сама я в огородах да оранжереях охотно возилась бы: уж очень люблю, чтобы все росло и колосилось. Я Телец, в мае родилась — к земле тянет.

Причем мне не нужны плоды — огурцы и помидоры я закатывала бы в банки, чтобы раздать да раздарить. Люблю сам процесс: структурировать хаос, чтобы он стал космосом. У меня все бегали бы и жужжали. Я дико раздражалась бы, если бы они опаздывали и не так копали. А они, злобствуя в ответ, плевали бы мне в кофе или губили мои любимые цветы-ананасы. Я их увольняла бы, а они в отместку поджигали бы мои овины. Возможно, все плохо кончилось бы, но эта жизнь по мне! Я была бы счастлива".

Как продвигается процесс структурирования хаоса и о чем мечтает Татьяна Никитична теперь, она непременно расскажет на своей лекции в Риге, которую, как выяснилось, оценила уже давно.

- Люди советского происхождения делятся на тех, кто лето в детстве проводил в Крыму у теплого моря, и тех, кто предпочитал балтийскую прохладу. Вы из каких?

- Поскольку я питерская, балтийской прохлады нам и дома хватало — моя семья чаще отдыхала в Крыму, где я, собственно, и была зачата. Но в Ригу и Таллин ездила, как было положено всем питерским барышням — посмотреть на наш кусочек Запада. Причем в Эстонии население было к нам довольно враждебно: стоишь ты в ста метрах от входа в Старый город, головой вертишь, никак не поймешь, где-что, спрашиваешь вроде приличного дядечку, а он чрезвычайно любезно отправляет тебя ровно в противоположную сторону. По мелочевке, но нагадить. И в кафе там притворялись, что по-русски не понимают. Зато, когда я переходила на английский, наблюдала, как перекашивались милые лица… В Риге ничего такого не наблюдалось, сколько раз тут была. Она мне и по сей день симпатична.

- Вы видели спектакль "Соня", поставленный режиссером Алвисом Херманисом по вашему рассказу? Он идет уже чуть не десять лет, в роли Сони — мужчина…

- Забавно, но я его видела не в Латвии, а в Италии, на небольшом театральном фестивальчике. И мне очень-очень понравилось, притом что не особо люблю, когда из моих текстов делают театр или кино. Но тут режиссер изобрел талантливый ход: не потеряв ничего в тексте, трансформировал сюжет в отдельную театральную реальность. Это была одновременно и я, и не я. И это было интересно.