Недавно министр экономики Арвилс Ашераденс сообщил порталу Delfi, что латвийская экономика находится на подъеме — растет производство, логистика, строительство, IT-сфера, сельское хозяйство… А если правительству удастся провести запланированную налоговую реформу, то развитие страны пойдет семимильными шагами. Главное — определиться, куда: в производство, как Литва, или в высокие технологии, как Эстония.

Портал Delfi поинтересовался, что на сей счет думает полномочный представитель отрасли промышленности, которая занимает третье место по оборотам (после продуктовой и деревообработки) и второе место по экспорту (после деревообработки). Отрасли, которая часто называется в числе главных похороненных после развала СССР.

- На рубеже 19-20-го веков Рига была ведущим промышленным центром России, только велосипедных фабрик было штук шесть. В Лифляндии и Курляндии промышленность давала 38% ВВП. В советское время — аж 42% ВВП республики. А что сейчас?

- Сегодня обрабатывающая промышленность составляет примерно 12% ВВП Латвии (плюс около 4% - другая промышленность, прим.ред.). В развитых европейских странах, таких как Германия и Швеция, она больше половины. Велосипедное производство у нас сегодня возрождается, но в целом мы много потеряли. Если совсем откровенно, то крупных производств в нашей отрасли практически не осталось.

- На ваш взгляд, можно было сохранить главные предприятия советской промышленности?

- Скорее, нет, даже если бы политики не стали так решительно сражаться с прошлым. Людям банально нечем было платить. Денег не было ни в Латвии, ни в России. Предприятия делали продукцию по госзаказу, отправляли партии на территорию бывшего Союза, а денег за них не получали. Естественно, вскоре приходилось объявлять неплатежеспособность. Кстати, наши "рафики" по всему Союзу многие до сих пор вспоминают добрым словом. Был на выставке в Казахстане — там коллеги просят найти запчасти, ведь в южных республиках они до сих пор бегают по горам. На совесть делали.

Добрый дядя на помощь не придет. Вилнис Рантиньш о том, как и зачем воскрешать латвийскую промышленность
Foto: Publicitātes foto

На фото: латвийские микроавтобусы РАФ до сих пор бегают в горах южных республик.

Нашими заводами интересовались и европейские профильные предприятия, но слишком уж нестабильная была ситуация для инвесторов. Помню, мы должны были ехать на встречу с руководством Volkswagen, но вечером поменялся министр, с которым были договоренности — мы так и не поехали. И Mercedes Benz думал перенести сюда часть производства, но не решился…

- Какие-то осколки бывших флагманов советской промышленности все же остались — на руинах "Альфы", "РЭЗа", ВЭФ работают разные компании?

- Что-то есть. На Alfa Александр Кузнецов (председатель правления АО Alfa RPAR, — прим.ред.) занимается микросхемами, РЭЗ делает электромоторы, оборудование для поездов, но они почти прекратили поставки в Россию — невыгодно, пока торгуют на Белоруссию и Запад. От ВЭФа практически ничего не осталось…

- Что сегодня мешает развиваться нашей промышленности?

- Предприятиям с высокой энергоемкостью, вроде Liepājas Metalurgs все это время сильно тормозили высокие цены на электричество с большой "зеленой компонентой". Наша ассоциация долго воевала за то, чтобы у латвийских производств были условия игры хотя бы не были хуже, чем у соседних стран. Ведь наш основной рынок — на север от Германии, и чью продукцию там выберут, зависит от нашей конкурентоспособности.

Во-вторых, для малых и средних предприятий жизненно важно, чтобы вся прибыль сразу не облагалась налогом. Во всяком случае та, что вкладывается обратно в развитие производства. Мы об этом начали писать в министерство экономики еще в конце 90-х прошлого столетия, вместе с эстонцами. Но наши соседи ввели такую практику еще в 2000-м году, а мы только сейчас достучались. В итоге, если в начале 90-х мы шли на равных с эстонской тяжелой промышленностью, то сейчас у них выработка на одного человека почти вдвое больше, да и развитие идет другими темпами. Хорошо, что сейчас в правительстве нашлись люди, которые не побоялись рискнуть…

- Вы про ожидаемую налоговую реформу?

- Да. Лучше поздно, чем никогда. Все сегодняшние предложения Минфина — это то, о чем мы пишем уже лет 20: конкурентоспособная стоимость энергоресурсов для энергоемких предприятий, снижение налога на рабочую силу и освобождение реинвестированной прибыли от налога… Надеюсь, что следом за этим решат и еще одну проблему: сейчас предприятие вынуждено оплачивать своим сотрудникам больничный до 10 рабочих дней, а у эстонцев — ноль. А наши люди любят "поболеть", особенно когда огород высаживать надо.

Но главное — начать. Причем безотлагательно. Реформа-то хорошая придумана, но если в этом году ее не утвердят, то в следующем — опять выборы в Сейм, а значит, снова будет не до экономики.