"Мы не стремимся причинить зло нашим школьникам и обществу, а наоборот, думаем, как их развить, — заявил Карлис Шадурскис. — Если вы внимательно почитаете аннотацию к нашим реформам, то никаких вопросов (про слабые основания) у вас не возникнет".

Традиционно министр отвечал по-латышски на вопросы, заданные по-русски, потому что "госслужащим надо говорить по-латышски, да и видели ли вы французского президента, который говорит не на французском?"

По словам министра, сегодня в Латвии разворачивается всего одна реформа образования — реформа содержания. Все остальные перемены и метаморфозы — сопутствующие и вытекающие. И вот эту самую реформу, по словам Шадурскиса, давно бы сделали, если бы не "сильное лобби самоуправлений" и боязнь "наших политиков принимать ответственные решения, если они могут быть непопулярны"…

Карлис Шадурскис непопулярности не боится: "Когда правительство Кучинскиса предложило мне идти министром, я прекрасно знал, что меня ждет. Перед этим была не особенно успешная реформа зарплат педагогов… Мы потеряли лучших, которые не смогли в малых школах получать (достойную) оплату… Вот мне и пришло в голову: наверное, надо когда-то что-то сделать…" Перейдя на русский язык, министр пояснил: "Надо же с чем-то войти в историю!" Он подтвердил, что берет на себя всю ответственность: "А есть другие варианты?" И заливисто расхохотался.

Публикуем ответы министра на самые неясные вопросы про образование.