В год бюро омбудсмена Латвии получает около 3000 обращений от недовольных соблюдением своих прав граждан. Если случай частный — заявителя отправляют, куда надо. Если проблема системная — возбуждаются проверки и продвижения изменений в законах. Объяснил работу своего ведомства Юрис Янсонс. По его мнению, в Латвии чаще всего нарушаются права детей, особенно оставшихся без опеки родителей, право на медицинскую помощь и социальные гарантии.

В интервью на радио он отчитался по самым актуальным на сегодня темам.

Про банковский кризис Латвии. Тут явно нарушен принцип качественного управления: клиенты банка, как члены общества, имеют право рассчитывать на то, что государственные институции сделают все так, чтобы гарантировались права вкладчиков… Я не понимаю, как случилось, что американцы, европейские структуры что-то констатируют, а наши — ничего? Наши структуры должны работать в интересах своего общества. Мое мнение: если каждый год в Латвии закрывается по банку, значит, тут что-то не в порядке!

Про ситуацию в детской психоневрологической больнице "Айнажи". Там и еще в пяти структурах, где лечат детей с психоневрологическими проблемами, сейчас работает инспекция здравоохранения… Мы получили важную информацию от бывших пациентов Айнажи, что некоторые дети там были "забыты" годами — только после этого Сиротские суды стали решать их судьбы.

По "Айнажи" уже ясно, что они могут принимать не больше половины от 80 детей, потому что больница должна лечить, что невозможно без психиатров и других специалистов. Я не могу понять, как допустили, что единственная в Латвии лечебница такого рода оказалась без врачей?! Тут ответственны администрация больницы и Минздрав, а также надзорные институции, которые допустили халатность.

За работой таких учреждений надзирают куча несвязанных между собой служб — каждая курирует свой кусочек: инспекция по правам детей — свое, инспекция здравоохранения — свое… А в итоге, как у Райкина, когда он говорил про костюм. (Кто вместо штанов мне рукава пришил? — Скажите спасибо, что не к гульфику!") К тому же надзорные институции находятся под министерствами и не пойдут против своего начальства. Это просто уголовная практика! Чтобы такого не повторилось, все должны работать в симбиозе и смотреть на ситуацию ширше, в общих чертах…

Про детскую психиатрию Латвии. Система разрушена. При этом министр здравоохранения, точнее, премьер-министр, который сейчас замещает министра (Анду Чакшу), даже не поинтересовался у меня, что там происходит и какие у меня предложения. А значит, здравоохранение для правительства в приоритете только на словах.

По сведениям главы Ассоциации психиатров доктора Тераудса, в Латвии всего 13-16 активно практикующих психиатров на шесть структур больничного типа — это несерьезно. Многие дети, которые содержались в "Айнажи", вообще не должны были там находиться — их проблемы могли решаться амбулаторно. Некоторых детей из детдомов и опекунских семей попали туда в связи с поведенческими проблемами. С ними должны работать психологи, социальные педагоги и работники. Все эти люди должны быть по закону… Если родители не получают гарантированной законом помощи, они могут обращаться в самоуправление, в суд или к нам.

Про языковую реформу образования. Ничего уникального сейчас не делается: в 9-м пункте третьей части Закона об образовании сказано, что постепенный переход на госязык должен был идти уже с 2004 года. Все аргументы про дискриминацию и антиконституционность — глупость. Конституционный суд уже в 2005 году сказал, что эта норма соответствует конституции и нормам международного права…

Я вчера был в парламенте и пояснял, что написано в конвенции (прав меньшинств) — там не сказано, что Латвия и любая страна должна гарантировать билингвальное образование. Это был хороший жест. Идея работала бы хорошо, если бы некоторые безответственные руководители школ и самоуправлений не подходили к делу халатно.

Аргумент "у нас нет достаточно учителей, которые понимают госязык" — это нарушение Закона об образовании. Учителя должны знать госязык на высочайшем уровне! Если этого не происходит, то парламент принимает политическое решение — меняет систему билингвального образования. Не хотите нормально выполнять билингвальные нормы — приходится принять политическое решение. Переходный период — три года. Этого достаточно. Лед тронулся.

Про то, как родителям бороться за права детей на качественное образование. Родители сами боятся бороться за своих детей! Когда поднимались вопросы нехватки мест в детсадах, мы приглашали обращаться к нам и готовы были помочь призвать к ответственности самоуправления, обратившись в административный суд. Но родители просили их не называть, чтобы не конфликтовать с самоуправлением. А как иначе идти в суд? Если в школе нет учителя или учителя не дают качественного образования на госязыке, надо обращаться к администрации школы, а если там не помогут — требовать у самоуправлений и Службы качества образования. Если не требовать свое, то мы не вырвемся из рабского мышления!

Про оптимизацию школ. Плохой сигнал, что оптимизация происходит не для того, чтобы улучшить качество и доступность образования, а из-за нехватки финансирования. Деньги идут за учеником, а учеников нет. Значит, долгосрочность государства под угрозой.

Про ограничение прав депутатов Рижской думы задавать вопросы. Это принцип паритета: в парламенте — то же самое, но наоборот. Но если смотреть с точки зрения права, то это средневековье, очень далекое от демократии. Все же в 21-м веке надо думать о консенсусе — стараться находить общие решения, которые хороши для всех. А пока, кто сильнее — тот прав.

Про врачей, которые отказываются говорить с пациентами по-русски. Читать здесь.

Про детей-неграждан и неграждан вообще. Этот статус был переходным, а продолжать его в третьем поколении — абсурд и возможность манипулировать темой, говорить об ущемлении прав. Но парламент не поддержал инициативу президента и дал понять, что руки прочь от этого вопроса… Тут вопрос и к родителям — почему они выбирают этот статус? … Может потому что статус негражданина дает возможность путешествовать по всей Европе, обеспечивает все экономические и политические права? Конечно, неграждане не могут участвовать в выборах, работать в секретных службах и судах, а так — все хорошо!