Почему демократия в Латвии вызывает все больше сомнений?

- Недавно международная организация CIVICUS снизила рейтинг демократии в Латвии с "открытой" на "ограниченную". Аргументы: система власти и доступности информации в Латвии стали более закрытыми, под предлогом требований к "соблюдению национальных интересов". Что случилось с нашей демократией?

- Я бы не драматизировал ситуацию. Во-первых, CIVICUS — один из многих рейтингов — в нем делают упор на гражданское общество. То, что оно у нас довольно слабое, и число сильных негосударственных организаций Латвии мало — не новость. Тут мы до сих пор типичное постсоветское общество. Наши структуры гражданского общества — средство заработка для определенной прослойки, а где денег нет — там все вяло.

С другой стороны, у нас есть то, чего в классических демократических странах нет. Назовите мне западную страну, где так широко по всей стране проходят Большие толоки (субботники), и люди выходят не по указании парткомов и райкомов — сами! А как наши люди проявляют солидарность, когда кому-то надо помочь — например, собрать денег на лечение!

Если смотреть глобально, то проблемы с демократией сегодня не только в Латвии, но и в Европе, и в мире. Средний балл демократии в целом снижается. Это опасная тенденция…

Мы становимся более закрытыми и туже закручиваем гайки не только потому, что у нас какое-то особенно плохое правительство, а потому что геополитическая ситуация объективно меняется. С востока идет мощный поток дезинформации, а значительная часть населения Латвии, особенно русскоязычного, находится в российском информационном поле. Да, просмотр российского ТВ — это еще не показатель влияния на их умы (многие там ищут просто развлечений), но пропаганда работает. Лично я не выдерживаю на этих каналах дольше 5-10 минут: новости еще можно посмотреть, а громкие политические шоу не кажутся даже познавательными… И тут можно понять желание наших властей стать более закрытыми.

- Получается, наша демократия захлебнулась в информационной войне?

- Я бы так не сказал. Просто демократия изначально — достаточно несовершенный механизм. Об этом говорили и Платон, и Черчилль, и многие другие. И США, где серьезная традиция демократии, сегодня в рейтингах на 15-20-м местах. Даже у них болячек хватает… Лично для меня нет сомнений, что живем в демократической стране. У нас нет страха перед полицией. Я могу мирно демонстрировать свою позицию без опасения, что на меня кинутся четыре бугая, а потом скажут, что я им выбил зуб.

- Извините, тут сразу вспоминается история с задержанием никуда не скрывавшегося Владимира Линдермана, на которого кинулись на остановке общественного транспорта, повалили и потащили по асфальту…

-У меня нет полной информации об этом происшествии. Но если верить появившимся показаниям свидетелей, что г-н Линдерман не скрывался и не сопротивлялся, а его — физиономией на асфальт, то это — неоправданное применение силы. К сожалению, действия Полиции безопасности в связи с Вселатвийским родительским собранием удивляют. В качестве аргумента они заявляют: возможно, там были высказывания против государства. Так "возможно были" или "действительно были"? Вы Полиция безопасности или нет? Да, ПБ не может осудить, но сказать: мы установили, что активист сказал то-то и то-то, призывал к чему-то, запрещенному законом, потому мы возбуждаем дело, она может определенно. А когда все это на уровне "возможно" — это странно.

Да у нас есть немало язв, болячек и проблем. Но они связаны не только с власть предержащими, но и с самим обществом. Все постепенно решается. Скажем, за последние 20 лет драматически в позитивную сторону изменилось отношение к представителям ЛГБТ. Например, значительно большее, чем в девяностые годы, число респондентов дают положительный ответ на вопрос "хотели бы вы, чтобы вашим соседями были гомосексуалы?".

В то же время нельзя сказать, что негатив совсем исчез, тем более что у нас любят политические игры на "традиционных ценностях". Свидетельство тому — высказывания министра юстиции г-на Расначса по поводу Стамбульской конвенции, утверждение, что в ней якобы отрицаются различия между мужчиной и женщиной.

Пока мы не можем похвастаться активным гражданским обществом, у нас люди не готовы выходить сотнями тысяч на улицы и отстаивать свои права, как во Франции, где демонстрации и протесты — национальный спорт с двухвековой традицией… Но наши — не "терпилы". Просто они чаще выбирают другую форму протеста — уезжают. С 2000-го года уехало около 300 тысяч не самых пассивных людей.