Кто более национальный, а кто более русский — чего ждать от новых выборов?

Постсоветский стресс не отпускает. Юрис Розенвалдс о жизни по чужой указке с этническим тормозом
Foto: LETA

- В преддверии выборов, каким вы видите расклад сил? Какая партия села на какой поезд, и насколько успешно они везут к цели?

- Все только начинается, но одно ясно: диспозиция политических сил в новом Сейме будет другой — как на фланге "латышских" партий, так и на фланге "русских" партий. В первом сегменте понятно, что "Единство" при всех стараниях результатов прошлых выборов не повторит.

- И реформы Карлиса Шадурскиса не спасут?

- Еще вопрос, на чью мельницу он льет воду реформами, которые носят ярко выраженный политический характер. Реформы нужны, никто не спорит, но то, что на выходе — явно не четко продуманный план с серьезным обоснованием. Административный потенциал нашего Министерства образования и науки просто жалок. Мы постоянно сталкиваемся, как неумело они обращаются с теми же европроектами. На высшее образование выделяют немалые деньги. Например, 30 млн евро — на улучшение программ и повышение квалификации преподавателей. Но как все происходит: министерство тянет-тянет, а потом за две недели до критических сроков присылает бумагу: срочно составьте и распишите планы!

Еще пример: два года назад ЛУ обещали несколько миллионов — на написание стратегии нам дали один месяц, а еще один месяц министерство оставило себе на проверку нашей стратегии. Весь их пар уходит в громогласные политические заявления, чей реальный базис — неясен. Объявили первый класс с шести лет, а программ пока нет!

Один из главных недостатков реформы по языку — ее непоследовательность. Очевидно, ее главный вопрос — не в том, чтобы русские дети знали латышский язык (они его и так знают), а в том, чтобы еще больше ограничить использование русского языка на госуровне. Все же школы — это госструктуры, задача — вытеснить русский язык оттуда.

Главная проблема нашего общества — не знание языка, а межэтнические контакты. Но для этого Шадурскису надо было идти на непопулярный среди родителей обеих национальностей шаг — реально объединить все школы, а не делать латышские латышские и русские латышские школы, чтобы снова все были по-отдельности, а бывшие билингвальные школы стали инкубаторами глухого недовольства. Надо всех смешать и привести во взаимодействие. С возможностью в любой школе глубоко изучать русский язык и культуру — по желанию…

В итоге все эти реформы Шадурского больше всего на руку не его партии, а Национальному объединению — вот уж кто сохранит позиции, если не нарастит. Также все эти споры вокруг реформ активно использует Русский союз Латвии, который до этого был в спячке и просыпался лишь к выборам в Европарламент, чтобы протолкнуть туда г-жу Жданок.

- Как оцениваете их шансы на проход в Сейм?

- Я бы не исключал. Если у Жданок не получится пройти в Сейм или не разрешат баллотироваться (а Конституционный суд может так решить), то, скорей всего, она вернется в ЕП, а пока действует по принципу: не догоню, так хоть согреюсь.

- А у Мамыкина получится?

- Он сам не определился, похоже. Деваться в политике ему особо некуда — в "Согласие" путь заказан. Но РСЛ — прямая ассоциация с Кремлем. Посмотрите, когда "ЗаПЧЕЛ" превратились в РСЛ? Именно когда Кремль начал раскручивать идею единого Русского мира.

- На ваш взгляд, РСЛ сильно оттянет электорат у "Согласия"?

- Вполне. Языковая реформа школ стала для этой партии палкой о двух концах. До этого "Согласие" практически монополизировало всех русских Латвии — от проевропейских до пропутинских. Пассивность в протестах реформе образования будет им стоить части электората, но принесет и позитивный результат. Идеологическая основа "Согласия" будет более приемлемой для мейнстрима латышских партий. Конечно, не для Нацобъединения, но для СЗК, при всех громогласных заявлениях Бригманиса, что ни за что и никогда, вполне. Ушаков для этого сделал все — даже пошел на разрыв с "Единой Россией", чего не сделала и Партия Центра Эстонии.

До того Ушаков был главной страшилкой латышского электората, а в национальных СМИ бурно критиковалось и демонизировалось любое его действие, вплоть до ремонта дорог. Все время обсуждали, что "Согласие" спит и видит, как присоединить Латвию к России. Теперь утверждать подобное труднее. И это нормальный политический задел на перспективу.

- Если бы на выборах в Сейм список кандидатов "Согласия" возглавил молодой прогрессивный латыш — это бы отразилось на результате?

- Не исключено. Эстонская Партия Центра попала в правительство, когда убрали Сависаара.

- А русский избиратель не отвернулся бы от партии?

- Не думаю. "Согласие" всегда старалось балансировать — не отказываться от русского языка и везде использовать латышский…

- Были слухи, что "Единство" переименуется не в "Новое единство", а в "Национальное единство". Что вы думаете о ребрендинге партии — это их спасет?

- Думаю, что ребрендинг уже помог. Мол, мы не говорим, что мы совершенно новые, но у нас рестарт. Что касается "национального", давайте вспомним, откуда пошло "Единство"? Это было "Новое время" плюс несколько депутатов, отколовшихся от националистов. Они взглядов не меняли. Вспомним ту же г-жу Элерте, которая когда-то была главным редактором либеральной "Диены", а потом — ее парадоксальную программу интеграции нацменьшинств и перекошенное лицо во время дебатов с Ушаковым в борьбе за пост мэра Риги… В то же время на национальном поле "Единство", по определению, проиграет Нацобъединению. Поэтому до сих пор они держались имиджа партии евробюрократов, а в Европе говорить языком Домбравы и Шноре — неприлично.

Насчет ребрендинга. В "Новом единстве" происходит процесс демократизации: меняются отношения "головного офиса" и региональных партнеров — это уже не большой брат, который взял цыплят под крыло, а более-менее равноправное объединение. Положительную роль сыграл и приход министра экономики Ашераденса к рулю — он гор не свернул, но это другой стиль риторики и общения, чем у Аболтини. Успешным был и выбор Хосама Абу Мэри: араб на посту главы латвийской парламентской фракции — это подчеркнутый либерализм.

- Но прежнего фурора им, похоже, не повторить? Еще недавно опасались, что они, вообще, не пройдут.

- Да, и эти выборы станут борьбой за наследие "Единства". Самое интересное, за кем пойдет латвийская бюрократия, которая раньше голосовала за "Единство", как партию власти, своего "работодателя". Напор СЗК серьезен. Позиции Кучинскиса сильны — он больших ляпов не делал, ведет себя спокойно и рассудительно. У СЗК есть шанс снять проклятие, когда кандидатом в премьеры от них был популярный, но очень уж неоднозначный Лембергс.

У "Единства" есть шансы остаться в Сейме — рейтинги в их пользу. Но расклад в правящей коалиции будет другой. Скорей всего, туда войдут СЗК и Нацобъединение, а кого они позовут в "младшие партнеры"? "Новое единство"? "Новых консерваторов"?

- Кстати, какие шансы у последних, с учетом того, что многие их кандидаты ранее откололись от Нацобъединения?

- Думаю, Борданс и Ко вполне могут иметь успех, используя антикоррупционный импульс Юраша и Стрике с муниципальных выборов. Сейчас они активно демонстрируют, что не являются партией одного вопроса — борьбы с коррупцией и олигархами. Они вышли с обширной программой, но вряд ли откажутся от своих национальных позиций.

С Нацобъединением их разделял серьезный вопрос — связи НО с судебными исполнителями и администраторами неплатежеспособности, от которых эта партия сейчас открещивается, как может. В связи с последними околобанковскими скандалами, такая связь неприлична. НК могут сыграть на том, что мы, как НО в ключевых вопросах, но воровать не будем сами и другим не дадим. Все это не значит, что они не могут быть вместе в правительстве. В свое время Аболтиня тоже воевала с НО, которое не дало ей получить кресло премьера.

- Насколько все плачевно у Ингуны Судрабы и "От сердца Латвии"? Невозможно сравнить ее мегапопулярность на старте и сегодняшнее положение!

- У нее оказалось слишком много скелетов в шкафу, которых легко вытащили на свет. Кроме того, что Ингуна наделала кучу ошибок, она даже нормальные шаги делает с критическим запозданием. Только сейчас, когда часть партии уже разбежалась, они заявили, что идут на выборы и выдвигают Судрабу в премьеры. В беге за уходящим поездом, его красный огонек уже еле виден вдали.

- Есть ли шансы у новичков политической арены — движения "За"?

- Тут я очень скептичен. Шляпу съесть не готов, но близок к тому. Главное, мне толком неясно, "за" что они? До сих пор они формулировали лишь очень общие благие порывы. Это еще один пример того, как можно затянуть время до критического, и это не из серии "чем лучше актер — тем больше пауза". Их попытки дисциплинировать ряды привели к тому, что бунтовавшие депутаты, которые раньше вышли из "Единства", туда же фактически и вернулись. Кроме Даниэла Павлютса, там серьезных фигур уже и не осталось. Да и он не особо слышен.

- Значит ли это, что в Латвии прекрасные либеральные порывы обречены на провал?

- Нет, эта ниша была и будет востребована. Если смотреть на пример "Единства", то их сгубила попытка усидеть на двух стульях — нельзя быть либералом и националистом одновременно. Элемент здорового национального сознания в Латвии, несомненно, нужен, с учетом ее истории, но без перебора. Если говорить о "За" — это не столько вопрос непопулярности либеральных идей, сколько вопрос слабой организации. Спустили либеральный Par — и все вышло… Электорат любит что-то новое, но зачастую к выборам их желание перемен сменяется мыслью: зачем отдавать свой голос маленькой партии, которая может не пройти и погоды не сделать. Лучше уж выберу больших.

- А что с Латвийским Объединением регионов и погоревшим на двух миллионах Мартиньше Бондарсе?

- ЛОР имеет стабильную базу региональных лидеров, которые понимают, что поодиночке им не выстоять. У них есть шансы попасть, но на большой рывок, думаю, им рассчитывать не приходится.