В прошлом году в Латвии было совершено 44 250 преступлений, что на 1411 меньше, чем годом ранее. Из них больше половины — против имущества, в том числе четверть всех "дел" — о присвоении сумм до одной минимальной зарплаты, которые раскрываются в 60% случаев. Генпрокурора Латвии тревожит, что на фоне общего снижения криминального фона резко возросло число тяжких и очень тяжких преступлений: если в январе-феврале прошлого года их было 211, то в этом году — уже 280.

Также в последнее время заметно увеличилось число краж из частных домов в окрестностях Риги. В пострадавшие от воров попал даже глава Бюро по защите Сатверсме Майзитис, кражу компьютера которого уже раскрыли — виновный осужден первой инстанцией. По сведениям Калнмейерса, "политического заказа или интереса другой страны в этом деле не усмотрели". Проводится и расследование по факту загадочной кражи документов из дома главы банка Латвии Илмара Римшевича в Лангстини.

Если злоумышленники так легко проникают в жилье высших должностных лиц Латвии, что уж говорить про обычных граждан? Вот и сам генпрокурор месяц назад пожаловался, что обнаружил у себя в доме следы незаконной слежки. "В этом я могу упрекать только себя, — сознался Эрик Калнмейерс. — Значит, в свое время не уделил достаточно внимания безопасности. Я сделал выводы и подал заявление в соответствующую службу. Также я предложил ввести систему, по которой специалисты должны обследовать жилье высших должностных лиц с доступом к гостайне и дать им рекомендации по обеспечению безопасности. А там уж пусть человек сам решает, сколько он может на это потратить из своих средств".

Про возможность отмывания денег через ABLV. Пока никакого уголовного дела на эту тему нет. Нет конкретных данных. К тому же в законную силу не вступило заявление американского FinCen — должно пройти 60 дней, в которые банк может дать свои объяснения. Только после этого латвийская сторона сможет опровергнуть или подтвердить предположения о совершенных коррупционных действиях — тогда и решится вопрос о возбуждении уголовного дела.

Про то, почему латвийские надзорные службы ничего не заметили раньше американских. Мое мнение: финансовый сектор Латвии был развит очень мощно, а государство не обеспечило достаточного контроля. Это относится ко всем госслужбам… В прошлом году от банков было получено около 18 000 сообщений, которые содержали сведения о более чем 46 000 подозрительных сделках. Наша Служба предотвращения легализации преступно нажитых средств физически не может все обработать. Хотя, по европейским меркам, ее работа считается удовлетворительной (ближе к хорошей). Первоначально там было семь человек, а на сегодня — 38 человек… Где найти хорошего аналитика на зарплату 800 евро брутто?

В итоге Совет по развитию финансового сектора принял решение провести ряд мероприятий по снижению рисков. В том числе, постепенно избавиться от shell-фирм ("пустышек"). Главные признаки таких компаний — нелатвийская юрисдикция, почтовый ящик в качестве адреса и то, что их юрисдикция не требует от фирмы годового отчета по финансовой деятельности. Сами по себе "пустышки" — не преступление, кто-то их возьмет и будет зарабатывать, просто, их трудно контролировать — это риск для государства.

Про борьбу с грязными деньгами в мире и Латвии. Думаю, сейчас весь Евросоюз будет бдительнее — слишком выросли риски финансирования терроризма, отмывания преступных денег. Есть подсчеты, что в ЕС за год преступным путем отмывается 800 млрд евро, из которых задерживают и конфискуют до 2%. Латвия не самая плохая страна. В прошлом году мы конфисковали около 45 млн евро.

Про латвийский счет "дочери Путина". Если где-то и есть счет на ее или другую фамилию — это ничего не значит. Надо еще доказать, что деньги нажиты преступным путем. Сам по себе счет знаменитого человека — не преступление.

Про репутацию Латвии, как "всемирной прачечной" грязных денег. В 2017 году был незначительный прирост уголовных дел по "отмыванию": 120 дел, по сравнению со 123 делами годом ранее (пик пришелся на 2015 год — 213 дел). Проблема следствия как была актуальна восемь лет назад, так и осталась — существенных улучшений нет. Думаю, в этом году дел по "отмыванию" станет значительно больше, потому что с 1 мая меняются Правила Кабмина по признакам подозрительных сделок. Если сейчас порог, с которого начинают проверять сделки в наличных — 60 000 евро, то будет — 10 000.

В принципе, славу "прачечной" мы заслужили, но я бы не сказал, что Латвия всемирная прачечная. За год через Латвию проходит 1% всего мирового долларового оборота — это огромные деньги, в сутки — около миллиона банковских транзакций.

Про жалобу Римшевича в суд ЕС. Его жалоба принята и будет оцениваться. В истории Латвии — это первый случай такого рода. Если исходить из нашего уголовно-процессуального закона, то все наши действия законны. Никто бы не решился на задержание президента Банка Латвии и предъявление ему статуса подозреваемого, если бы на то не было веских оснований. Они связаны с коммерческим банком, который сейчас уже не работает. И было понятно, что резонанс будет по всему миру.

Про то, почему все громкие задержания проходят в выходные. Еще в советское время, когда я начинал работать в правоохранительных органах, говорили: как пятница, так начинается… Всю жизнь пахали по выходным. Не знаю, почему так.

Про "дело Лемберга". Дело передано в суд в 2009 году. Сейчас в Рижском окружном суде (первой инстанции) проходят судебные прения по этому делу — прокуроры выступают с обвинительной речью. Когда это закончится — не скажу. Объем дела — более 200 томов. А потом защите будет необходимо еще больше времени, чтобы изложить свою позицию… Да, дело долгое, но в истории Латвии было пару процессов подлиннее — в 2006 году был процесс по делу, когда обходили очередь на таможенном пункте Гребнево. Решение суда было принято лишь в прошлом году… В целом, по скорости рассмотрения уголовных дел мы находимся на 14-16 месте из 28 стран ЕС.

Про судьбу "дела олигархов". Напомню, что само дело было прекращено в конце 2016 года. Потом была парламентская комиссия (во главе с Судрабой) по расследованию обстоятельств, которая рекомендовала прокуратуре провести проверку законности решений (отдел по особо важным делам постановил прекратить один эпизод, а остальные прекратил БПБК). С учетом того, что в деле 117 толстых томов, это огромный аналитический труд — быстро не получится… Сроки законом неограничены.

Про "дело администраторов неплатежеспособности". Дело в производстве. Г-ну Спрудсу и другим лицам предъявлено обвинение — там и присвоение денег в организованной группе, и легализация незаконных средств… Это очень сложная категория дел, где остро чувствуется нехватка квалифицированных следователей. Схемы разрабатывали очень образованные люди. Например, в самой крупной раскрытой нами схеме легализации было задействовано более 800 фирм. И за прошедшее время оргпреступность тоже сделала выводы, как лучше работать. Сейчас схемы небольшие: пару месяцев по одной, бросают, создают новые "пустышки" — попробуй поймай.

Про прокурорские зарплаты. Прокуратура и Совет юстиции подали иск в Суд Сатверсме на то, что зарплаты судьям и прокурорам последний раз повышали в 2011 году, в то время как чиновникам госуправления зарплаты повышались позже. Признали, что уровень зарплат не соответствует Сатверсме. В этом году зарплаты повысили на 19%. Но в госуправлении некоторым учреждениям добавили по 50-55%.

Кстати, у нас около 30 вакансий.