Элита Круминя была единственным кандидатом на свою должность. Ее поддержала как властная элита, так и оппозиция. По мнению самого госконтролера, такое единогласие связано с тем, что в прошедший срок ее ведомство делало все возможное, чтобы сохранять политическую нейтральность: "Мы не работали под заказ ни одной политической партии и делали все профессионально".

Чтобы относительно беспристрастности и качества Госконтроля Латвии (ГК) не было никаких вопросов, в этом году он впервые решился провести тщательный контроль самих себя, пригласив для этих целей независимых аудиторов из семи стран мира — США, Польши, Дании и других. Причем, в отличие от советов Всемирного банка, стоивших минфину Латвии 300 000 евро, контроль Госконтроля был проведен совершенно бесплатно — в рамках товарищеской взаимопомощи. По словам Крумини, международные эксперты остались всем довольны.

Госконтролер пообещала, что ревизии она как делала, так и будет делать. Но теперь в ее фокусе будет не только соответствие трат госучреждений нормам законов, но и целесообразность использования средств, когда на вполне законных основаниях тратятся миллионы, а на выходе — ничего. Это будет решительно пресекаться, утверждает Элита Круминя.

Также именно она подняла вопрос личной ответственности тех, кто допустил растрату государственных денег: "Учреждение должно будет разобраться, в чем причина нарушений — чиновнику не хватило опыта, он поленился, не захотел или был конкретно злой умысел. Если можно что-то исправить — обучить, подтолкнуть, сменить человека — надо это делать и двигаться вперед". А потраченные незаконно деньги чиновнику придется вернуть, если конечно, пройдут окончательное чтение в Сейме поправки о расширении полномочий Госконтроля.

В общем, работа — не из простых. "Поверьте, ничего хорошего госконтролеру не снится!" — смеется Элита.

Про то, как все происходит. Мы не БПБК, которое врывается и "руки на стол!". Госконтроль — аудитное учреждение. О своем приходе мы предупреждаем заранее. Конечно, от нас часто пытаются что-то скрыть, но мы все равно ошибки находим.

Про главные проблемы Латвии. Еще 12 лет назад в государстве было плохо с учетной частью — оно толком не знало, что ему принадлежит. С этим мы разобрались… Сегодня самые большие проблемы с тем, что мы не умеем целесообразно использовать средства. Например, тратятся миллионы на e-здоровье и e-школу, вроде все законно, но продукта нет. Это будет наш новый фокус.

Про реакцию виновных учреждений. Где вы слышали, чтобы чиновник или политик после проверки и суда заявил вслух: да, я виноват! Люди не хотят признавать свои ошибки — они начинают рассказывать, какие у них были непростые обстоятельства и какой неудобный закон. Это человеческая слабость. При этом после наших ревизий примерно в 85-90% случаев наши рекомендации внедряются. Мы это проверяем.

Про привлечение к ответственности. В большинстве стран ЕС контролирующие учреждения работают так: ревизия обнаружила, отдала документы в прокуратуру и забыла. Мы все же следим за развитием дел, добиваемся результата. Для примера: с 2006 по 2012 год с подачи Госконтроля было осуждено всего три персоны. После того как мы начали интенсивную работу с прокуратурой и полицией, статистика привлечения к ответственности выросла: с 2013 до 2016 года с нашей подачи было осуждено пять персон, еще семи предъявлено обвинение и девять — в рассмотрении суда. Прогресс налицо. Так и будем продолжать, чтобы нарушившие уголовный закон были наказаны.

Сразу уточню, не всякое нарушение, которое мы обнаружили — криминальное. Преступное действие надо еще доказать: что замысел был изначально, что сумма хищения достигла определенного размера… Но, если криминала нет, это не значит, что и нарушения нет. В 2013 году мы ввели изменение в законе, где сказано, что в случае обнаруженного нарушения сама институция должна провести проверку внутри себя и назначить дисциплинарное или другое наказание виноватому сотруднику…

Про хищение 27 млн. латов на строительстве Южного моста (обнаруженное еще Ингуной Судрабой). Мы оспорили этот вопрос три или четыре раза. Но к сожалению, дальше в прокуратуре и полиции он не продвинулся.

Про возвращение чиновниками растраченных денег. Мы давно уже подготовили изменения в законе о расширении полномочий Госконтроля. Эти поправки 22 декабря прошли второе чтение в Сейме. Все движется медленно, потому что есть противники, которые этого не хотят — например, мы начали серьезные проверки в самоуправлениях, теперь Союз самоуправлений один из ярых противников наших поправок. Конечно, им не хочется, чтобы их коллеге, другу или товарищу пришлось платить по иску…

Если поправки будут приняты, то в случае обнаружения незаконного действия и конкретной суммы ущерба, появится возможность вернуть деньги. В поправках есть ограничения на величину суммы — одна или две годовых зарплаты конкретного чиновника. То есть ему придется год или два работать на возврат денег. Главная же цель этих поправок — профилактическая: если штраф или наказание налагается на учреждение, это мало кого волнует, а вот если на конкретного Яниса — это другое дело. Это важно, чтобы человек знал: растратил средства — ответишь своим кошельком. Тогда он что раз подумает, прежде чем тратить.

Увы, даже в случае принятия поправок, те растраты, которые были вскрыты раньше, возвращены никем не будут — закон обратной силы не имеет.

Про большие проблемы самоуправлений. Мы получаем сотни писем от жителей самоуправлений — их очень волнует все, что связано с услугами и тарифами. И сейчас мы все активно проверяем, что многим не нравится.

Про ревизию в Rīgas namu pārvaldnieks (RNP). Мы уже направили в прокуратуру наше заключение, что, возможно, там были фиктивные работники — расследование продолжается. Но уже во время ревизии весь отдел был ликвидирован, потому что даже его начальник не мог объяснить, чем они занимаются. Если говорить детальнее: там была выявлена проблема, что даже аудиторам невозможно понять, как вообще рассчитываются тарифы предприятий, обслуживающих дома. Это означает, что и человек, которого домоуправления обслуживают, не может понять, за что он платит. Все очень мутно. Мы дали рекомендации, как делать сметы прозрачными — это очень важно. Одно из нарушений RNP — они не предоставляли жителям отчетов какой объем средств накоплен на аварийные работы. Теперь это сделано. К слову, эти проблемы свойственны и многим другим самоуправлениям.

Про географию Госконтроля. Наш приоритет — раз в три года посетить каждое самоуправление. И мы так делаем. Конечно, Рига самая большая. Но люди из других самоуправлений тоже хотят уверенности, что они не переплачивают. Все наши доклады мы публикуем на сайте Госконтроля, а также — в региональной прессе соответствующего района.

Про оправдание руководства Рижского свободного порта. Когда мы обнаруживаем разницу между действиями какого-то учреждения и нормативным актом, мы передаем данные полиции — они все проверяют. И они подтвердили все, что мы им дали на порт. Дело передали прокуратуре — она пришла к тому же мнению: выплата премий и пожертвований порта не отвечает нормативной базе. А вот суд почему-то порт оправдал. Какая у них аргументация — пока не знаю, детализированного обоснования я пока не видела. Будем ждать. И прокуратура может это решение оспорить.

Про премии в министерствах. Закон разрешает премии до 75% от зарплаты чиновника — раз в год после оценки его деятельности. Обычно, с точки зрения закона, министерства все делают правильно: бумаги есть, оценки есть, да и деньги находятся. Но мы думаем, пора посмотреть на целесообразность: какие задачи были выдвинуты перед чиновниками? Премии имеет смысл платить, если выполненная задача стоит того. Например, какие задачи ставились перед создателями e-skola, какие оценки ставили за их работу и сколько премий начислили? Это наш следующий шаг…

Про неэффективные законы. Иногда я слышу мнение: да, я нарушил закон, но я поступил более эффективно. Но нарушение закона нельзя оправдать ничем — если он есть, то его надо выполнять. Если же Закон кажется неправильным, то надо продвигать изменения законным путем. Если каждый из нас будет решать, какой Закон он будет соблюдать, а какой ему не нравится — это что за государство у нас будет?

Про давление на Госконтроль. Не было, чтобы кто-то мне говорил: надо, чтобы Госконтроль пошел туда-то и нашел то-то. Давлением можно назвать не особо приятные и даже агрессивные высказывания в наш адрес. Та же риторика Рижского свободного порта в наш адрес не была сильно гладкой. Но чтобы меня запугивали и угрожали — такого не было.

Про то, что Латвия — не худшая. Мы тут все критикуем, но если сравнить нашу страну с другими бывшими странами Советского союза… Мы тесно работаем с коллегами из Украины, Молдовы, Грузии и видим, что мы на гораздо более высоком уровне. Примерно на том, что и Литва с Эстонией. Хотя, конечно, нам еще далеко до стран старой демократии, где не понимают, как чиновник или политик может нарушить закон и еще гордиться этим.

Про свое политическое будущее. Я уже отвыкла говорить: нет, я этого не буду делать никогда. Потому что, как только так скажешь, кто-то там (поднимает глаза в небо, - прим.ред.) посмеется над тобой и заставит сделать именно так. Поэтому отвечу так: на данный момент я о политической карьере не думаю, а что будет через 5-10 лет — не знаю.