У кого есть копирайт на изображение Бога?

Страдающее Средневековье. Сергей Зотов о богохульстве, нравственности и нимбах - сегодня и в прошлом
Foto: DELFI

- Книга начинается с маргиналий — по сегодняшним меркам вызывающих картинок на полях религиозных книг (человечек в митре епископа с огромным фаллосом, вместо рук; лис в одежде священника служит мессу обнаженному заду и т.д.). Сегодня их непременно сочли бы оскорблением верующих. А на тот момент, когда верующих было гораздо больше (если не все), это считалось крамолой?

- Это правда, что атеистов тогда почти и не было — таких были единицы или десятки. Знаменитый ученый Люсьен Февр в свое время сформировал концепцию, что в 16-м веке не было атеистов. До него историки считали, что Рабле был первым радикальным атеистом и воинствующим безбожником, очень похабно критиковавшим религию через образы телесного низа. Но Февр на примере "Гаргантюа и Пантагрюэля" доказывает, что Рабле просто критиковал внешние проявления Церкви. Саму Церковь, по сути, не пытался уязвить, потому что во Христа веровал.

Позже ученые все же нашли свидетельства того, что убежденные атеисты были и тогда. В основном это были образованные люди, в том числе священники. Но были и неверующие простолюдины. Есть книга "Сыр и черви" про мельника Меноккио, который придумал свою теорию: ангелы и господь вылезли из хаоса, как черви из сыра в условиях деревенского быта. А то, что говорят условные попы в церкви — это все неправда.

И маргиналии по меркам тех времен богохульными не были. Чаще всего их рисовали монахи. Маргиналии могли критиковать какие-то проявления жизни и Церкви в том числе. Считалось нормальным посмеяться над каким-то конкретным епископом, монахами, что они слишком много пьют, но над господом Иисусом Христом никто не смеялся. Хоть и есть известная маргиналия, где Христос вырастает, как монструозная часть большого и странного существа, но и тут ничего богохульного.

Страдающее Средневековье. Сергей Зотов о богохульстве, нравственности и нимбах - сегодня и в прошлом
Foto: DELFI

- А в современном мире как такое воспринимается?

- По-разному. В отношении Православной церкви узаконено понятие оскорбления чувств верующих "неправильным" визуальным образом. На эту тему в книжке есть глава "Копирайт на Бога". Мы пытаемся разобраться, почему любое изображение с нимбом автоматически попадает в юрисдикцию церкви. Притом что нимбы появились вне религиозного контекста — скажем, в светской живописи у императоров. И не только круглые, но и треугольные, и квадратные…

Скажем, в Испании можно зайти в бывшую церковь, а там — выставка про трансгендеров. И никого это не оскорбляет. В Генте есть "Священный рынок еды" — в здании бывшей церкви, где сейчас ресторан. По церковным меркам он оформлен богохульно: витражи с черепами и бутылками вина, изображения красоток с нимбами… С точки зрения католиков, это просто старая церковь арендовала здание ресторану. С точки зрения РПЦ, это было бы попиранием идеалов — как Макдональдс открыть в Храме Василия Блаженного.

- Почему там крамолы не видят, а тут — видят? И с чем связана такая обостренная реакция на постсоветском пространстве? В Латвии недавно ушли лютеранского священника, который написал книгу о любви, семье и сексе — книгу даже призывали сжечь.

- Это очень политизированные моменты. Католическая церковь очень долго шла к тому, чтобы обновиться и реформироваться. Еще сто лет назад нельзя было представить, что католики помирятся с православными, а в 1965 году они сняли обоюдные анафемы и помирились. У католиков идет служение на разных языках, а когда-то было только на латыни, которую прихожане в основном не понимали.

Ватикан владеет одной из самых солидных частных обсерваторий Specola Vaticana, спонсирует исследования космоса. Это как если бы РПЦ спонсировала исследования нейробиологии или генной инженерии. Папа Франциск в частных беседах уже не раз высказывал позицию, что гомосексуальность — это не что-то греховное и плохое. Люди меняются, общество меняется, и Церковь, если хочется идти в ногу со временем, обновляется. Православная церковь никогда не была особо гибкой — там главное следовать канонам, в этом ее главная особенность. Сегодня фундаментализм шагает семимильными шагами по планете. Время от времени всюду наступают его обострения.