Кто использует церковь как оружие пропаганды?

Страдающее Средневековье. Сергей Зотов о богохульстве, нравственности и нимбах - сегодня и в прошлом
Foto: DELFI

- Связано ли усиление и ослабление догм с конъюнктурой, культурой, демографическими процессами?

- Да. В современности это можно видеть в активном муссировании темы жизни и праведности Петра и Февронии, привязка их жития ко Дню семьи и супружеской верности. Это попытка привязать не связанный с религиозной парадигмой праздник, направленный на возрождение демографии в стране к убежденности, что жить надо по религиозным канонам. Вообще-то, Петр и Феврония как муж и жена не совсем жили, и с идеей улучшения демографии их житие плохо соотносится, но современные политические деятели хотят привязать все к некой древности, показать людям, в большинстве своем консервативно настроенным, что государственные и религиозные истины совпадают — плодитесь и размножайтесь. Это не всегда работает — и часто такие вещи критикуются.

- Насколько активно Церковь используется как инструмент пропаганды и как это было раньше?

- В книге есть глава про религиозно-политические карикатуры. В 16-м веке шли баталии между последователями Лютера и Папы Римского — тогда и зародилась традиция карикатуры. Противника надо было уязвить по максимуму. Сторонники Лютера хотели показать, что Папа плохой, и рисовали его в образе Вавилонской блудницы, женщины на многоглавом змии, а католики в ответ рисовали Лютера семиголовым уродом. В какой-то момент все демонизирующие образы — рога, копыта, змеи — перенеслись в пропаганду политическую. Когда в Европе шли войны, на карикатурных изображениях и позже на плакатах, использовались все те же визуальные приемы, только высмеивались правители и военачальники.

Сейчас в Католической церкви на уровне Папы Римского мы видим явную пропаганду либеральной политики (впрочем, внутри Церкви есть течения, которые активно против), а в Православной церкви мы видим растущий фундаментализм и попытку организовать консервативную революцию на территории подвластной РПЦ. В России ввели уроки религиозного воспитания, строится много церквей. РПЦ ведет пропаганду самой себя, чтобы сделаться популярной в стране, которая была очень долго атеистической. В какие-то моменты это пересекается с актуальной политической повесткой: Церковь активно заигрывает с политиками, когда это на руку и им и ей.

- Какая роль у церкви в современном обществе?

- Мне сложно об этом говорить, как человеку, который к церкви имеет очень опосредованное отношение. Мое мнение, что это важный социальный институт, и он выполняет функции, которые не может выполнить никакой другой институт. Часто Церковь пытаются привязать к какой-то популярной психологии. Мол, священники в Средневековье были как сегодня психологи — они помогали людям.

Но Церковь — это не только социализация и помощь людям. Это еще и про анализ специфического духовного, нуминозного опыта — переживания, которые может получить только религиозный человек. Только Церковь и люди с теологическим образованием способны с этим работать. Это важно и нужно людям с подобным опытом. Хорошо бы, чтобы при этом не сращивались религиозный и политический дискурсы. Если так происходит, то Церковь уже не про поддержку и социализацию, а про вещи, связанные с деньгами.