Политик подчеркнул, что нет причин сомневаться в том, что доступ он получит. Во время предвыборной кампании, когда в его адрес были высказаны разные обвинения, не было никаких компроматов, которые могли бы затруднить выдачу ему доступа к гостайне. Ранее, по словам Гобземса, он ни разу не просил о доступе: в адвокатской работе это не нужно.

Закон о государственной тайне гласит, что доступ не могут получит лица, которые были как-либо связаны с советской разведкой либо с разведкой других стран, не входящих в ЕС и НАТО. Доступ к гостайне может быть также запрещен из-за алкогольной или наркотической зависимости либо психического заболевания.