На сайте manabals.lv идет сбор подписей за запрет промышленного рыболовства во внутренних водах Латвии. Собрано уже 628 подписей. Инициатор сбора подписей Эйнар Кавацис винит промысловиков в сокращении рыбных запасов. Например, в районе Рижской ГЭС весной всегда было полно людей с удочками. Они ловили лососевых. Сейчас там пусто.

"Я каждый день проезжаю Доле, Саласпилс, как начались эти сети, тут уже никто не покупает лицензию, прибыль от которой пошла бы в Саласпилсскую думу", — рассказывает Кавацис.

Рыбаки-любители часто видят сети промысловиков, даже когда рыба идет на нерест и ловить ее запрещено. Например, сейчас для любительского рыболовства действует строгий запрет на многие виды ловли начиная с 1 марта и по 30 апреля:

24. С 1 марта до 30 апреля запрещена рыбная ловля любого вида:
24.1. с лодок и других плавающих транспортных средств во всех водах, за исключением рыбной ловли в водах Балтийского моря и Рижского морского залива;
24.2. в каналах и протоках, которые соединяют между собой озера или соединяют реки и озера с реками, или соединяют озера и реки с Балтийским морем или Рижским морским заливом.
24.2. в каналах и протоках, которые соединяют между собой озера или соединяют реки и озера с реками, или соединяют озера и реки с Балтийским морем или Рижским морским заливом.

Однако промысловое рыболовство регулируется своим законом. И там запрет на ловлю мережами начинается с 16 апреля и длится до 31 мая. Мало того, закон разрешает рыбачить даже в запретное время для определенных целей.

"Промышленное рыболовство во время нереста связано с тем, что рыба добывается для исследовательских целей. И во вторых, это делается для продолжения ее популяции", — объясняет представитель Государственной службы среды Юлия Никитина.

Что же касается претензий рыбаков-любителей к профессионалам, то тут у промыслового рыболова есть своя теория.

"У нас перепроизводство маленькой сорной рыбы. И та рыба, которая нужна удочникам, щука и судак, она плавает объевшаяся этой мелочью. Поэтому и не клюет. По исследованиям института BIOR, рыбы очень много внизу. Просто она не ловится. И в связи с уменьшением количества промысловиков во внутренних водах не была выловлена малоценная рыба. И если рыбак приехал с удочкой на место, закинул наживку и не поймал сразу рыбу, то кто-то должен быть виноват. На этот раз мы. Рыболовы во внутренних водах", — говорит глава рыболовецкого хозяйства Staģi 1 Юрис Данчаускис.

В институте Bior журналисты Русского вещания LTV7 выяснили, что никаких глубоких исследований на Рижском участке Даугавы и Булльупе ученые не проводят. А пользуются журналами вылова, которые составляют промысловые рыбаки. "Ну это вопросы статистики. Есть промысловая статистика, которая ведется с 50-х годов. Там фиксируется вылов. Всегда рыболовам-любителям казалось, что вылов больше, чем нужно. И поэтому всегда принимались какие-то меры, которые ограничивают вылов", — объясняет ведущий исследователь рыбных запасов института BIOR Эрик Алексеевс.

И действительно, в 2004 году промысловикам запретили ловить в Даугаве сетями. Только специальными ловушками-мережами. А есть ли рыба в крупнейших латвийских реках, толком никто не знает.

Зато на рынке свежая рыба есть всегда. Даже в нерестовый запрет. Правда, если проверить — по документам все в порядке. "Из наших внутренних вод рыбой мы не торгуем в запретное время. А в остальное время, если она соответствует всем параметрам, то торгуем", — рассказывает заведующая рыбным павильоном Центрального Рижского рынка Винета Калейникова.

Щуки — из Чудского озера в Эстонии. А судак выловлен за день перед запретом. Однако все равно некоторые торговцы ведут себя нервно, завидев камеру, переписывают информацию на ценниках, говорят корреспонденты "Личного дела".