Первый прогноз следующее десятилетие взялся выдать ведущий мероприятия — IT-эксперт, гуманист и блогер Дмитрий Голубев, который сравнил Латвию со Страной чудес Льюиса Кэрролла, в которой надо бежать вдвое быстрее, чтобы куда-то попасть, а если просто бежать — все останемся стоять на месте. В качестве подтверждения всемирного ускорения, он заглянул на десятилетие назад: "В 2007 году на свет появился первый "айфон", а сегодня его мощность выросла в 50 раз, зато число работников и доходы от рекламы печатной прессы упали ниже 50-х годов прошлого века".

Мы хотим жить в Германии, но говорить по-латышски. Эксперты прогнозируют Латвию-2027
Foto: DELFI

На фото (слева направо):экономический эксперт банка DnB Петерис Страутиньш, глава "Baltijas asociācija — Transports un Loģistika" Инга Антане, IT-эксперт Дмитрий Голубев, партнер инвестиционной компании Prudentia Гирт Рунгайнис, священник Яна Ерума-Гринберга, эксперт по иностранным инвестициям и предприниматель Гиртс Грейшкалнс.

В 2006 году пятерку крупнейших (по капитализации на рынке) компаний входили Exxon Mobil (энергетика), General Electric (индустрия), Gazprom (энергетика), Microsoft (IT), Citigroup (финансы), в 2016-м вся верхушка топа — интернет-компании. Мир переходит на экономику совместного потребления — платформы Uber, Facebook, Alibaba, AiRbnb… Предприятия стали значительно больше использовать энергию ветра и солнца, зато потребление углеводородов в Европе падает…

При этом, по мнению Голубева, Латвия сильно отстает. "Страна до сих пор живет без цели — по плану, который Рихард Гайлумс назвал "Планом нерешительности и отсталости". У нас до сих пор менталитет аграрной и ресурсной экономики, в голове мы там, где были в середине 20-го века. Проблему оккупации мы пробуем решать методами прошлого века, а уровня Западной Европы достигать методами Восточной Европы. Мы восхищаемся Эстонией, но не хотим действовать как они. У нас до сих пор сильно наследие СССР — закрытое общество, в котором люди не доверяют другим. Работает российская пропаганда, есть ненависть к глобализации… Продолжать так дальше в меняющемся мире нельзя".

Голубев предложил свое видение будущего мира и Латвии.

"Технологии-2027: больше безналичных расчетов (в Китае даже на базаре можно платить карточкой), очки со встроенным экраном, самоходные электрические машины, встроенные в человека сенсоры, трансплантация 3D-органов…

Логистика-2027: закончится строительство Rail baltica, но поездами будут управлять, скорей всего, не люди, и грузовики будут ехать сами, курьеры сами будут доставлять товары…

Бизнес-2027: кассы самообслуживания, искусственный интеллект для обслуживания клиентов в банке (в Скандинавии уже есть Nina), автоматизированная бухгалтерия, 3D печать…

Латвия-2027 (мечты): рост региональных городов (не будет такой большой разницы, работает человек в Риге или нет); в 2020 году мы переживем кризис, связанный с ростом безработицы, что позволит нам понять необходимость реформ; в середине 20-х годов, надеюсь, на победу в войне дезинформации, популизма и авторитаризма — начнем переоценку ценностей".

Собравшиеся на мероприятии эксперты оказались далеко не едины в прогнозах на будущее. Если одни предрекали Латвии депопуляцию, другие утверждали, что "свято место пусто не бывает". Если священник Яна Ерума-Гринберга призывала в погоне за благополучием не забывать о тех, кого жизнь выкинула за борт, и предлагала рассмотреть вопрос о возможности введения безусловного базового дохода, то партнер инвестиционной компании Prudentia Гирт Рунгайнис был категорически против, сообщив, что от такой идеи пахнет коммунизмом: "Как человек, поживший при развитом социализме и служивший в советской армии, я готов на что угодно, чтобы не двигаться в том направлении. Лучше уж ошибаться в другом направлении, но возвращаться туда не будем".

Так же решительно Гирт Рунгайнис и экономический эксперт банка DnB Петерис Страутиньш развеяли мечту главы общества "Baltijas asociācija — Transports un Loģistika" Инга Антане о том, что Латвия может стать центральным транспортно-логистическим центром Балтии. При этом все согласились с тем, что Латвии неплохо было бы определиться, куда она собирается двигаться, иначе можно превратиться в большой этнографический музей. Эксперты рассказали о своих видах на Латвию-2027.