После череды смертей высших руководителей СССР к власти в стране пришел сравнительно молодой и энергичный генеральный секретарь КПСС Михаил Горбачев. Одной из первых реформ Горбачева стала попытка ограничить потребление алкоголя в стране — при этом он не был инициатором антиалкогольной кампании.

Некоторые члены политбюро ЦК КПСС полагали, что одной из причин стагнации советской экономики в первой половине 1980-х был общий упадок морально-нравственных ценностей жителей страны. К 1980 году средний житель СССР потреблял 10,8 литров чистого спирта в год — больше, чем когда бы то ни было в истории. С учетом самогоноварения этот показатель мог достигать 14 литров на душу населения.

7 мая 1985 года были приняты постановления ЦК КПСС, посвященные борьбе с пьянством и алкоголизмом. Многие исследователи полагают, что активная фаза антиалкогольной кампании, которая завершилась в 1987 году, стала для экономики и общества СССР мощным потрясением, которое приблизило наступление Перестройки.

О том, какое влияние эта реформа оказала на экономику и население ЛССР, пишут авторы книги "История народного хозяйства Латвии", которую издательство Jumava позиционирует как один из самых амбициозных литературных проектов со времен восстановления независимости.

Если в 1984 году оборот спиртных напитков в розничной торговле ЛССР составлял 14,5% — на одного жителя, включая младенцев, приходилось 10,5 литров абсолютного алкоголя — то в 1986 году эта цифра упала до 6,4 литров. Спиртным позволялось торговать только в рабочие дни с 14 до 19 часов. Итогом, как пишут авторы книги, стало активное развитие подпольного бизнеса. В 1986-м половина всех начатых за спекуляцию уголовных дел в Латвии была возбуждена по факту незаконной торговли алкоголем.

Историки также упоминают анекдотический случай, когда в 1985 году первый секретарь Коммунистической партии Латвии Борис Пуго в своем отчете для московских властей сообщил, что "одним из положительных результатов антиалкогольной кампании является усиленное увлечение местных жителей заготовкой соков и варенья на зиму". "Люди стали меньше пить, появилось больше свободного времени, и это подтверждает возросший спрос на сахар", — указал Пуго.

В книге указывается, что первый секретарь КПЛ мог позволить себе такой стиль изложения, так как лично дружил с Михаилом Горбачевым. Президент СССР даже подгадал время своего официального визита в Латвийскую ССР на февраль 1987 года, чтобы посетить 50-летний юбилей Пуго.

Историкам известно, что в наши дни Пуго считается представителем консервативного крыла СССР, и такая оценка во многом основывается на его участии в путче 1991 года в Москве. Однако этот эпизод в целом создал обманчивое впечатление об этом политике. С приходом Пуго к власти в Латвии еще задолго до начатых Горбачевым структурных реформ Латвийская республика начала принципиально возражать властям СССР, которые планировали увеличить производственные и сельскохозяйственные мощности на невыгодных принципах.

В феврале 1985 года руководство ЛССР обосновало свои возражение недостаточными энерго- и человеческими ресурсами, указав, что намного большее внимание нужно уделять модернизации и развитию уже имеющихся в стране заводов.

Когда в 1988 году Пуго получил новое предложение о работе в Москве (должность главы Комиссии по контролю КПСС), это было связано с желанием Горбачева усилить свою команду за счет представителя-реформатора из стран Балтии, и Пуго казался ему самым подходящим кандидатом.