Теперь же, в свете последних событий с намерениями властей Латвии все же раскрыть фигурантов "мешков ЧК" латышский поэт Янис Рокпелнис обратился в редакцию Neatkarīgā rīta avīze с признанием, что он был агентом из того самого списка, опубликованного 25 лет назад Atmoda Atpūtai. Он опознал свой псевдоним — "Микелис".

"Тогда меня охватила ужасная паника и глодала совесть. С 1979 года, когда бросил пить, у меня были панические приступы, серьезная депрессия", — признался о событиях 25-летней давности Рокпелнис. По его словам, в свое время его арестовало КГБ за то, что в одном из баров Риги, будучи сильно пьяным, он приставал к посетителям с возгласами "Ты коммунист? Тогда тебя надо расстрелять!".

Как признался поэт, за тот случай он не угодил в тюрьму только из-за того, что его отец Фрицис Рокпелнис был автором текста гимна ЛССР и главой управления при Министерстве культуры ЛССР. При этом, как утверждает сам Янис, "у меня была традиционная, абсолютная ненависть к чекистам и коммунистам".

После этого случая, уже в 80-х годах, Рокпелнис хотел попасть в Союз писателей, однако видные литературные деятели того времени отказались дать ему рекомендацию, в результате чего друг отца, сотрудник ЧК Арвид Григулис вызвал поэта в своей кабинет и настоятельно посоветовал начать сотрудничать с органами госбезопасности ЛССР для возможности карьерного роста.

По словам Рокпелниса, ему вручили бумагу, на которой было написано, что он обязуется не раскрывать методы работы КГБ. Однако, как добавил он, там ничего не говорилось о необходимости что-либо доносить.

"И я подумал: почему бы мне не изучить методы работы КГБ? Это ведь интересно! Наверное, это меня и "зацепило" — увидеть организацию изнутри", — признался Рокпелнис, добавив — он думал, что "после этого смог бы разоблачить все узнанное, написав про это".

"Возможно, подсознательно я также понимал, что получаю защиту со стороны ЧК, и тогда мои приступы паники прекратились бы", — говорит теперь Рокпелнис. "Подписал полученную карточку, вышел из кабинета и в тот же момент понял, что разрушил свою жизнь", — сетует литератор.

Затем последовали встречи на конспиративной квартире, в ходе которых офицер КГБ Юрис Милевскис (куратор творческих людей и прессы в ЛССР) интересовался, о чем думают другие латвийские писатели и поэты.

"Совершил ли я нехорошее по отношению к кому-нибудь? Нет, это не соответствует моей сути. Никого не сдал, провокатором не работал. Моя работа была аналитической — помогал ЧК понять, что происходит в головах интеллигенции", — говорит поэт.

При этом Рокпелнис признал, что "не нравится себя так называть, но я был стукачом", поэтому сейчас "не может не признаться". "Ты теперь меня не разоблачишь. Я сам себя разоблачаю", — сказал представителю Neatkarīgā rīta avīze Рокпелнис.

Причиной саморазоблачения литератор назвал муки совести. "Понимаешь, я тогда еще не был христианином. Если был бы — не заключил бы договор со злом", — говорит он.

"У меня ощущение, что я убийца и что я несу в себе этот труп. Я убил свою жизнь, самого себя и свою честь. Я наказан за свою гордыню. Я ведь гордился, что не измазался в советском д*рьме, был уверен, что у чекистов нет на меня компромата. Но они сделали все", — пожаловался Рокпелнис.

По словам поэта, сейчас ему больше всего страшно перед своими читателями — смогут ли они его простить, смогут ли и дальше читать его произведения.

Рокпелнис стал известен в советское время как переводчик стихов Александра Блока, Марины Цветаевой и Иосифа Бродского на латышский язык. Также он считается одним из лучших поэтов Латвии 70-х годов прошлого века благодаря собственным работам на латышском.