26 мая в Зиепниеккалнсе прошло разогревающее мероприятие фестиваля LAMPA. Во дворе одного из многоквартирных домов состоялась серия бесед и дискуссий, были организованы игры и мастерские для детей, работала мастерская по починке вещей. Эксперты, журналисты, предприниматели приняли участие в трех дискуссиях - "Кто, если не они? Есть ли другие ответы на русские вопросы?", дискуссия о настоящем и будущем Зиепниеккалнса (модератор - специалист по городскому планированию Янис Кинастс) и беседа о доверии (ведущая - директор LAMPA Иева Морица). Завершился вечер стенд-ап выступлением одного из ведущих латвийских комиков Рудолфа Кугренса.

Знаете, почему русский язык в Латвии знать полезно? Потому что, если в Новый год работать Дедом Морозом, можно договариваться о разных нюансах с родителями на русском языке, а дети ничего не поймут… А еще можно, вместо длинных и мудреных объяснений на латышском, время от времени использовать короткий, как выстрел, но очень емкий русский мат…

Состязание страшилок длиной 25 лет. Как в Зиепниеккалнсе искали другой ответ на русский вопрос
Foto: JurisRossPhotography/Publicitātes foto

Такие креативные способы использования русского языка предложил выступивший на Lampa со своим стендап-шоу "Радость" латышский комик Рудольф Кугренс. И объяснил, что с русскими, вообще-то, лучше жить мирно, потому что… представления о ссорах у двух народов слишком разные. В качестве примера комик привел высказывание Аллы Пугачевой после того, как певицу Юлию Самойлову не пустили на "Евровидение" в Киев: "Ну поругались с Украиной, помирятся…" "Ничего себе поругались, — недоумевает Кугренс. — Представляю если бы она меня избила, машиной переехала, глаза выколола, а потом так игриво спросила: а ты что, пупсик, обиделся, что ли?"

Состязание страшилок длиной 25 лет. Как в Зиепниеккалнсе искали другой ответ на русский вопрос
Foto: JurisRossPhotography/Publicitātes foto

Никаких проблем в доверии между русскими и латышами на бытовом уровне не усмотрели и латышские эксперты, которые собрались на фестивале Lampa обсудить тему доверия на разных уровнях. Почти у каждого нашлись русские родственники или друзья. Вся ложь и непонимание, по их словам, несутся с политического Олимпа. Впрочем, судя по опросам доверия к власти в Латвии нет никакого: 66 процентов жителей Латвии не доверяют правительству и 73 процента — парламенту. Но почему-то снова и снова выбирают те же партии.

Но совсем по-другому, без оптимизма, на "русский вопрос" смотрели эксперты, собранные каналом LTV7. Они попытались разобраться, есть ли у русских Латвии защита, почему они так слабо борются за сохранение своих школ и что им мешает идти в "латышские партии".

Так получилось, что "латышская сторона" в этой дискуссии была представлена единственной, но очень весомой фигурой главы кафедры политологии ЛУ профессором Юрисом Розенвалдсом, которой сам себя обозначил "на границе общин постоянно". С другой стороны, свою точку зрения выразили писатель Алексей Евдокимов, журналист Александра Полещук, физик Дмитрий Бочаров и директор Ринужской средней школы Денис Клюкин.

Состязание страшилок длиной 25 лет. Как в Зиепниеккалнсе искали другой ответ на русский вопрос
Foto: JurisRossPhotography/Publicitātes foto

На фото: директор школы Денис Клюкин, учитель физики Дмитрий Бочаров, европейский обозреватель Delfi Александра Полещук, писатель Алексей Евдокимов, профессор ЛУ Юрис Розенвальд, журналист LVT7 Алексей Дунда.

Почему национальный вопрос все громче, а русские Латвии не выступают единым фронтом?

Последних полгода национальная тема оказалась во главе угла всей латвийской политики: приняты языковые поправки к закону об образовании, появились законодательные инициативы о запрете политагитации на нелатышском языке, о переводе частных вузов тоже на латышский язык (допустимы языки ЕС), о возможности не обслуживать в магазинах на русском языке местных русских…

"Выборы приближаются, — подтвердил профессор Розенвалдс. — С этим связаны многие телодвижения, которые мы наблюдаем, и спешка в принятии решений. Да и объективно есть ситуация двух общин, отношения между которыми фундаментальны для нашего общества. Не удивительно, что вопросы эти ставились как до войны, так и после, только решись по-разному, потому что количественное соотношение общин (до 40-го года) было другим…" Обострение ситуации именно в преддверии этих выборов Розенвалдс связал с тем, что партия "Новое единство" конкурирует с Нацобъединением за национальных избирателей, а прироста силы в русском электорате не видят. Вот и жертвуют им так легко.

Также профессор отметил жесткую борьбу дезинформации, льющейся с двух сторон: "У меня впечатление такое, что последние 20-25 лет идет соревнование страшилок. С одной стороны: если тут и сейчас мы проявим слабину — мы исчезнем, как нация. С другой стороны — примерно то же".

По мнению Александры Полещук, ситуацию усугубило и ухудшение отношений стран Запада с Россией, что развязывает руки латышским политикам. Поскольку представителей русского электората во власти нет — у русских нет защитников. Останавливаются даже такие "детские" инициативы, как автоматическое гражданство для детей неграждан, хоть ЕС и всячески "за".

Физик Дмитрий Бочаров обозначил происходящее на уровне власти "смещением того, что можно считать нормой": "Если бы многое из того, что говорится и делается сейчас, было бы сказано и сделано 10 лет назад, это вызвало бы сильнейшие общественные протесты, а сейчас русская община ко многому привыкла… К тому же за 20 лет предыстории люди не верят в возможность что-то решать на политическом уровне, каждый решает свои проблемы сам: отправлю детей в Англию, возьму репетитора…"

Его мнение развил писатель Алексей Евдокимов: "Не только среди политиков (у русских) нет защиты, но и снизу инициативы не наблюдается. Тут показательна реформа: вроде бы бьют по самому больному, детям. Казалось бы, люди должны выходить (на улицы), если есть чувство, что реформа вредна, что есть опасность превращения русских в неграмотный пролетариат. Но не выходят — значит, не чувствуют угрозы. Если бы была реальная угроза твоему ребенку, условно, маньяк за руку хватал, родитель вряд ли бы ограничился вялым бубнежем в фейсбуке".

Вывод писателя: в русской общине Латвии нет единства ("мы слишком разные"), родной язык ей не так уж дорог (хоть формально и объединяет), а выживать каждый предпочитает поодиночке. Этими настроениями пользуются и все время их тестируют националисты, делая все более агрессивным свое наступление. Недавние появились первые политзаключенные — это очередная проверка. В качестве примера единения для русских Евдокимов привел украинский Майдан, за что тут же был одернут профессором Розенвалдсом: "На Майдане люди собрались не ради этнических ценностей, около 40% на линии фронта — русскоязычные, там стоит вопрос о формировании политической нации, хоть в нем, и вправду, немало моментов перехлеста этнического самосознания".

Директор школы Дмитрий Клюкин добавил, что латышские СМИ вообще не информируют о том, что происходит в русской общине и зациклены на образе "русского врага" ("на пять статей о Путине хорошо, если одна про реформу"), а между тем скорость развития событий по реформе усугубляется окончанием периода еврофинансирования: "Министерство судорожно пытается освоить сотни миллионов, которые надо в короткий срок истратить. В сфере образования интенсивность европроектов сумасшедшая, эффективность спорная, но в качестве весомого аргумента всегда выступает политическая основа".

Состязание страшилок длиной 25 лет. Как в Зиепниеккалнсе искали другой ответ на русский вопрос
Foto: JurisRossPhotography/Publicitātes foto

На фото: директор Ринужской средней школы Денис Клюкин, учитель физики Дмитрий Бочаров.

Почему русские против такой реформы образования?

По словам профессора Розенвалдса, он честно "попытался выяснить, что конкретно предлагает министерство образования", но оказалось, что ясной картины нет: "Мы, как общество, наступаем на старые грабли. Когда шли протесты против той школьной реформы, наши исследователи попытались выяснить, против чего выступали родители. Оказалось, что люди не возражали против содержания, а были против формы. Сейчас то же самое: полное отсутствие диалога и ясных разъяснений".

Физик Бочаров, как учитель, подтвердил, что министерство не огласило никаких конкретных планов по реформе: всем так и неясно, что будет сделано, а главное, непонятно, что будет и кто будет отвечать, если что-то пойдет не так. "Грубо говоря: отправим в школы шестилеток, все переведем на латышский язык, объединим школы и смешаем регионы — что-то получится, как-то выплывем. Меня это пугает. Как физик, я всегда перед исследованием и экспериментом составляю план и пытаюсь понять, куда дойду…"

"Мы попали в ситуацию идеального шторма, — поделился болью директор Ринужской школы Клюкин, которому весь этот туман предстоит реализовать. — 18 ноября 2018 года — ключевой момент празднования 100-летия Латвии, 6 октября — выборы в Сейм плюс открывается новый период планирования финансирования ЕС. Хуже ситуации для запуска реформ не придумать! Надо и выборы выиграть, и красиво показать, что к 100-летию Латвии русские школы ликвидированы, как давно декларировалось. Понятно, что Министерство образования, пытаясь усидеть на трех стульях, будет максимально ограничивать доступность информации и ясность процессов…"

По словам директора, в его распоряжении до сих пор нет даже черновика нового стандарта образования, а из опубликованной на днях министерством инфографики языковой реформы, "ничего не понятно": "Документов, с которыми мы должны работать, даже в проектах нет. Представители Центра содержания образования откровенно говорят, что видение замка у них есть, а ничего конкретного — нет".

"В публичном пространстве нет большого исследования того, как русскоязычная община относится к школьной реформе, — добавила Александра Полещук. — Но можно предположить, что большинство родителей хотят, чтобы их дети свободно владели языком, потому что это их конкурентоспособность на рынке. Так что нет установки: мы не хотим, чтобы дети знали латышский. Смущает, что реформа навязывается и проходит очень жестко: кто против реформы — те друзья Путина, вплоть до уголовного дела…"

Состязание страшилок длиной 25 лет. Как в Зиепниеккалнсе искали другой ответ на русский вопрос
Foto: JurisRossPhotography/Publicitātes foto

Разогревающее мероприятие фестиваля Lampa прошло в самом просторном дворе Зиепниеккалнса, в окружении "китайской стены" многоквартирных домов.

Чем недовольна русская община и почему не встраивается в латышскую?

"За последние 28 лет русскоязычное общество, каким бы разным оно ни было, показало, что оно интегрируется в латвийское общество: много людей сдали на гражданство, работают в госструктурах, многие не уехали, не приняли российское гражданство, они патриоты и полноценные жители страны, — уверена Александра Полещук. — Проблемы начинаются, когда им, при том что они платят налоги, говорят: вы не можете быть представлены на политическом уровне. К тому же начинаются ограничения, на каком языке газеты читать, на частных предприятиях разговаривать, телевидение смотреть… Нацменьшинствам всячески пытаются дать понять: вы тут все-таки вторая группа".

"Объективно интересы русской и латышской общин в экономической и социальной области — депопуляция, эмиграция и т. д. — совпадают, — подхватил тему Евдокимов. — Но это интересы общества, а не политического класса, который 25 лет строит карьеры и зарабатывает на постоянном возбуждении русского вопроса и стравливании. Мы тут посидим-поговорим, но тренд не изменится — политики будут действовать, как выгодно им. Парадокс: политики действуют во вред обществу, но это не приводит к падению их популярности. Наоборот, популярность даже растет, потому что идеология перевешивает прагматику в глазах избирателя".

"Экономические интересы двух общин на уровне людей часто идут в противоречие с интересами политиков, — полагает Бочаров. — Была у нас программа вида на жительство в обмен на инвестиции, из которых спонсировалась программа жилья для молодых семей. По указке Нацобъединения ввели пошлину для каждого члена въехавшей семьи по 5000 евро — программа накрылась. Молодые семьи от этого выиграли? Сейчас речь идет о переводе частных вузов на латышский язык. Но ведь экспорт высшего образования — одно из прибыльных направлений Латвии: сюда едут студенты, заинтересованные в получении европейского диплома на русском языке… Нам интересно, чтобы студенты не везли сюда деньги? И эту курицу зарежут, что никак не повлияет на благосостояние чиновников".

Профессор Розенвалдс предположил, что главная проблема общества Латвии — не незнание латышского языка среди русскоязычной молодежи, а отсутствие чувства причастности к обществу Латвии. "Молодые язык знают, но зачастую попросту не хотят его использовать. Иногда люди с паспортом гражданина действуют из солидарности с друзьями и родственниками, у которых этого паспорта нет. Мало включенности в общие коллективы, мало общих друзей. А реформа Шадурскиса, в результате которой появятся латышские и квазилатышские школы, эту отчужденность лишь усилит и превратит школы в очаги глухого недовольства…"

На это Александра Полещук заметила: "Причастность не рождается в вакууме, а интеграция должна идти с двух сторон" Она предложила ввести на ранних этапах квоты для русских учеников в престижных латышских гимназиях и дополнительных учителей для лучшей интеграции русских детей в латышские школы. "Если мы хотим, чтобы у нового поколения не было границ, надо помочь, а не действовать на уровне приказов и распоряжений, а кто против — на 101-й километр".

Увы, как подытожил Евдокимов, "сколько существует вторая республика русским объясняют, что они тут лишние и от них один вред". На что Розенвальд снова возразил: "Если вы хотите иметь представление о том, что говорит латышская часть населения, слушая Домбраву — со штыком вперед!" При этом признал, что надо исследовать, как получилось, что у националистов снова такая большая электоральная поддержка.

Состязание страшилок длиной 25 лет. Как в Зиепниеккалнсе искали другой ответ на русский вопрос
Foto: JurisRossPhotography/Publicitātes foto

Возможно ли сломать деление партий на "русские" и "латышские"?

Дмитрий Бочаров рассказал о своем общении с политиком, который хотел участвовать в работе нейтральной латышской партии, но признался, что с русским избирателями они иметь дел скорее не будут: "Приобретем одного русского избирателя — потеряем пять латышских".

Александра Полещук не согласилась с предположением ведущего, что русские зациклились на своих обидах и сами не идут в латышские партии: "Мои друзья присматриваются к разным "латышским" партиям, но даже либеральные партии не дают предложение для русскоязычных". В качестве позитивного примера решения вопроса она привела Центристскую партию Эстонии, которая представляет в том числе и интересы русских, но пришла к власти, даже не разорвав договора с "Единой Россией". Латвийская партия "Согласие" спорное сотрудничество с "единороссами" ликвидировала, но все равно в Латвии с ними "дружить никто не хочет" при всей их умеренной риторике.

Денис Клюкин заметил, что Новая консервативная партия активно продвигает русские фамилии в своих списках, но "ценности у них при том консервативные и националистические". Движение "За" сделало физика Вячеслава Кащеева (профессора ЛУ) "специальной говорящей русской головой", но и их мнение по реформе вполне консервативно. Профессор Розенвалдс не согласился эпитетом в отношении коллеги: "Когда господин Кащеев был творческим и подающим надежду юношей и в первый раз приехал в лагерь для одаренных детей "Альфа", он и трех слов не знал по- латышски. А вот что произошло, когда он окунулся в среду. При этом не думаю, что он потерял этническую самобытность и идентичность".

Розенвалдс признал, что установка на демонизацию Ушакова и Ко в латвийских СМИ есть, а этническое деление латвийской политики — это мощный тормоз всех процессов в стране, который непонятно, как и когда Латвия сумеет преодолеть. И все же, несмотря на то что все "латышские" партии перед выборами заявили, что союз с "Согласием" для них невозможен, Розенвалдс рекомендует не верить им на 100%: "Никогда не говори никогда — как карта ляжет. Я бы не верил заявлениям СЗК… Давайте думать, какие можно найти механизмы для компромисса! Хотя бы не на уровне политиков, а на уровне общества…"

По мнению Розенвалдса, не все безнадежно, есть и шаги навстречу: "Например, когда несколько лет назад латышских родителей опросили, надо ли в латышской начальной школе изучать русский язык, 80% латышских родителей ответили, что "надо"… Надо признать, что интерес государства в том, чтобы все знали госязык, как основу политической нации, и общались на нем, но при этом сохранялось право нацменьшинств не терять идентичность. И искать компромисс".

Дмитрий Бочаров усомнился, удастся ли, вообще, довести мнение русских до правящих кругов: "Проблема Латвии в том, что любые конструктивные предложении от русскоязычных организаций на уровне правительства блокируются уже на стадии обсуждения — их просто игнорируют. Вот вам и гражданское общество по европейским лекалам!"

"Фраза министра образования про излишнюю толерантность и эмпатию — это уже точка, — уверен директор Ринужской школы Денис Клюкин. — Говорить о демократических ценностях, когда перечеркнуты два ключевых понятия, тут не приходится. Но латышская часть общества пропустила это мимо ушей…" И рассказал о ситуации, свидетелем которой стал: "В течение пяти часов два инспектора Центра госязыка допрашивали учительницу пенсионного возраста… Все запротоколировано. Я в кино такого не видел! Может, так и должно быть в демократическом обществе?"

При этом, по сведениям директора, с преподаванием госязыка в стране ситуация катастрофическая: "В любой момент в Риге есть около 50 вакансий учителя латышского языка, средний уровень сдачи языка в латышских школах около 45%, в русских — около 35%, что гораздо ниже, чем по большинству предметов. Так что проблемы с освоением языка объективны. И если мотивированные ученики трудности преодолевают, а немотивированные… как придется".

Основные мероприятия фестиваля общения Lampa пройдут 29-30 июня в Цесисе. Подробная информация - здесь.