В последний момент перед публикацией этого материала и директор, и школьный психолог попросили убрать из статьи их имена. На просьбу портала Delfi пояснить такое решение они ответили: "Не хотим, чтобы нас тут же заклеймила позором одна сторона и подняла на знамя борьбы — другая. Надоела политика вокруг этого вопроса — мы хотим серьезно говорить о психологии и детях! Но почему-то о детях никто не думает…"

"Больше всего в связи с этой реформой меня волнуют подростки. У них, по большому счету, мотивация к учебе и так ноль с хвостиком. Учителя 7-9-х классов стонут, — обрисовывает картину ближайшего будущего директор крупной рижской школы, из тех, которые на хорошем счету. — Если детям 12-16 лет говоришь "вы должны", они тут же реагируют: ничего мы никому не должны. Взываешь к логике: как же попадете в среднюю школу и вуз, если не будете учиться по-латышски?! Демонстративно зевают. Им на это, простите, наплевать. Они о средней школе думать начинают, в лучшем случае — во втором полугодии девятого класса. Нормальное протестное настроение в пубертатный период, когда гормоны бурлят. Пытаться что-то им вбивать в голову приказным порядком — увеличивать степень агрессии, которая и так зашкаливает. Нельзя это не учитывать".
"А пошли вы все!" Языковая реформа школ глазами подростков и школьного психолога
Foto: Publicitātes foto

Вспоминается картинка из энциклопедии Латвии — деревянная позорная табличка, которую во времена активной русификации Латвии при Александре III надевали на шею тем школьникам, которые посмели общаться на родном языке. Надпись на ней: "Я сегодня говорилъ по-латышски" - такие сохранились в Национальном историческом музее. Может ли подобная история повториться полторы сотни лет спустя? Что произойдет, когда подростковый бунт столкнется с непопулярной реформой?