Павел преподавал физику в большой рижской средней школе нацменьшинств. Карина — английский и немецкий языки в небольшой латышской школе Айзпуте и в заочной школе Риги. У Павла родной язык — русский. У Карины — латышский, русским она не владеет. Оба пришли в профессию в прямом смысле слова — по зову сердца. Обоим работа учителя очень нравилась. И поэтому все проблемы устройства латвийских школ — критический возраст и нежелание меняться у многих коллег, отсутствие жизненно необходимых дисциплин в программах, нехватка креативности, гонка за формальными оценками и достижениями, неподготовленный перевод школ на латышский, а также очень-очень много бюрократии и действий напоказ — они видят особенно четко.

Почему пошли в учителя? Очень-очень нравилось!


Клондайк или потемкинские деревни? Латвийские школы глазами учителей, которые там больше не работают
Foto: No privātā arhīva

Павел начал работать учителем, когда ему был 21 год, а многим ученикам — 19…

Павел Назаров: — Мне со школьных лет очень нравились и физика, и ощущение, когда удавалось просто объяснить кому-то из одноклассников сложные понятия и процессы, которые до того он не мог постичь — разложить все по полочкам. Уже в 12-м классе я проводил уроки физики по своей инициативе, а на первом курсе магистратуры университета подал анкету в программу по привлечению учителей "Миссия выполнима".

Отбор и обучение в Миссии проходят на одном из самых высоких уровней в Латвии— аж четыре тура. Вот только несколько достижений ребят из моего "созыва": глава Латвийского совета молодежи, финалист ТОП-10 лучших учителей мира, создатели образовательных проектов edurio.com, laboratorium.lv, fixmix.lv… После интенсивной подготовки я попал в школу (нацменьшинств) почти на полную ставку. Первые месяцы готовил планы уроков буквально поминутно. С учетом того, что параллельно я работал в научном проекте одного из самых мощных физиков Латвии Вячеслава Кащеева, почти не спал. Но был счастлив…

Клондайк или потемкинские деревни? Латвийские школы глазами учителей, которые там больше не работают
Foto: No privātā arhīva

Карина Спридзане: — Мой дедушка был заслуженным учителем Латвии, так что я — потомственный учитель. У меня самой были отличные впечатления от учебы в небольшой районной школе в Айзпуте (Лиепайский район), учителя которой не создали мне ни единого комплекса. Я решила, что это хорошая профессия, в которой всегда можно будет заработать на кусок хлеба и поступила в ЛУ, на учителя немецкого и английского языков, потом прошла курс и практику в Германии, а позже получила степень магистра по "руководству в образовании".

Пять лет назад, еще студенткой я начала преподавать в родной школе — 18-20 часов в неделю. В классах было по 15-28 учеников. Возглавила методический отдел иностранных языков и взялась вести международные проекты, благодаря которым удавалось путешествовать. Получала около 500 латов — этого вполне хватало на жизнь. Один год я также подрабатывала в частной рижской средней школе, где большая часть процесса шла через интернет, а с учениками встречалась лишь раз в месяц на консультации. Это оказалось не для меня.