Исследование "Евроскептицизм в странах Балтии: раскрытие проблем, люди и стереотипы" ("Euroscepticism in the Baltic States: Uncovering Issues, People and Stereotypes") представляет собой сборник статей, написанных командой исследователей из Латвии, Литвы и Эстонии. Презентация издания состоялась в начале октября. Проект осуществлен при поддержке латвийского Института внешней политики и немецкого Фонда имени Фридриха Эберта (Friedrich-Ebert-Stiftung). Главу о причинах евроскептицизма русскоязычных в Эстонии и Латвии написала доктор коммуникационных наук, доцент Видземской высшей школы Солвита Денис-Лиепниеце. Она же является автором нашумевшего исследования о сотрудничестве популярного международного движения веселых и находчивых (КВН) с Кремлем.

"Главный язык евроскептицизма в Латвии и Эстонии — это русский", — с таких слов начинается новая научная публикация Денис-Лиепнице. В качестве доказательств автор приводит результаты социологических опросов. По данным новейшего исследования SKDS, в мае 2017 года участие своих стран в Евросоюзе полностью или частично поддерживали 54% русскоязычных в Латвии и 65% — в Эстонии. Представители коренного населения, как следует из опроса, демонстрируют больший еврооптимизм. Среди латышей факт вхождения своей страны в ЕС положительно оценивают 77% респондентов, среди эстонцев — 87%.

Анализируя, как менялись показатели общественных настроений за последние годы, автор отмечает, что критическое отношение к ЕС у нелатышей сформировалось сразу после вступления в ЕС. В ноябре 2005 года, то есть через год после присоединения Латвии к европейскому проекту, 35,9% респондентов нелатышского происхождения утверждали, что Евросоюз — это плохо. Среди латышей такую позицию разделял каждый четвертый (24,6%).

За последующие десять лет, как видно из динамики соцопросов, многие латвийские русскоязычные пересмотрели свое отношение к ЕС, и уже в октябре 2015-го (то есть после референдума о втором госязыке, аннексии Крыма и начала "войны санкций") негативно Евросоюз оценивали только 24,1% русскоязычных (у латышей — 14,2%). Тем не менее автор статьи призывает не расслабляться, объясняя, что уменьшение группы евроскептиков среди нелатышей произошло не за счет роста поддержки европейского проекта, а потому что часть респондентов предпочли уйти в "серую зону" и в ходе опросов стали выбирать ответ "затрудняюсь ответить".