Портал Delfi запускает проект "Поуехали" — о том, как наши бывшие соотечественники живут в разных городах и странах мира. Почему покинули родину? Как выбрали новую гавань? С какими трудностями столкнулись? Что им помогает и мешает? Чем отличается менталитет и порядки новых сограждан? И что должно произойти для того, чтобы они вернулись в Латвию?

C начала века Латвию покинуло около 270 тысяч жителей — это чистые потери "уехавшие минус вернувшиеся". По официальным данным, в 2015 году в Швейцарии проживало 1980 латвийцев. Среди них Анна Абола, которая уже шесть лет работает в швейцарском банке.

Анна Абола
Foto: no privātā arhīva.

Многим жителям Латвии имя Анны Аболы известно благодаря телевизионной программе "Шок-шоу" на ЛТВ, которую она вела пять лет вместе с мамой, Натальей Аболой. Но мало кто знал, что по образованию Анна — международный экономист: в конце 90-х закончив престижный МГИМО со свободными немецким и английским языками, она осталась работать в московском представительстве Parex, но после дефолта 1998 года вернулась в Ригу. Мама предложила сделать телевизионную паузу. "Это был невероятно интересный опыт, но моя профессия была совершенно другой, поэтому я вернулась в банковскую сферу", — вспоминает Анна.

Проработав пять лет руководителем балтийских представительств швейцарской "дочки" Parex (Citadele) AP Anlage & Privatbank, 1 августа 2010 года Анна подписала бессрочный контракт с цюрихским офисом, где сегодня возглавляет службу работы с клиентами. Клиенты в основном неместные — это уважаемые люди из России, Балтии, Украины и Белоруссии, которые доверяют швейцарскому банку.

"Мой отъезд стал совершенно закономерным развитием событий, — уверена Анна. — Для приват-банкира Швейцария — та страна, в которой он должен работать и жить. Это Мекка приват-банкиров. Да и тогда, в кризисном 2010-м, уехать из Латвии психологически было нетрудно — уж очень дискомфортной стала ситуация. Было стойкое ощущение страны без будущего, да и сейчас мало что внушает надежды. Насколько я наблюдаю за Латвией через Facebook моих знакомых и друзей, в стране развился бешеный разрыв между населением и властью, который переходит все этические и логические границы. Когда я в очередной раз натыкаюсь на историю о министре-миллионере, который пошел лечиться в обход очереди, а потом не мог признаться, лгал и изворачивался… Как такое можно терпеть? Это же на налоги жителей! От анекдотов из серии, кто последним выключит свет в аэропорту, мне не по себе".

В Швейцарию, по словам Анны, можно приехать только двумя путями: по рабочему контракту или замуж. Сама она вполне закономерным образом пошла по первому пути, о чем ни на секунду не жалеет. Анна очень трезво смотрит на положение вещей в Швейцарии, осознает, что до конца стать своей тут вряд ли получится, но лучшей страны на сегодня не видит…

(Далее все денежные суммы приводятся в швейцарских франках. Курс к евро почти 1 к 1 (точнее, 1 франк равен 0,9327 евро.))