Вайра Вике-Фрейберга провела ранее детство в Риге, во время Второй мировой войны вместе с родителями бежала в Германию, затем перебралась в Марокко и к 16 годам — в Канаду. В 1999 году Вике-Фрейберга, которая сделала карьеру в науке и стала профессором психологии в Монреальском университете, вернулась в Латвию и неожиданно для многих была избрана президентом страны. При Вике-Фрейберге Латвия получила приглашение вступить и вступила в НАТО и ЕС. На посту президента она провела два срока — с 1999 по 2007 годы.

"Типичный ребенок беженцев"

"Во всех обществах и организациях, где она начинает работать, она доходит до президента. Так что когда она стала сотрудничать с Латвией и ездить сюда, было только логично, что она и там будет президентом". Имантс Фрейбергс, супруг Вайры Вике-Фрейберги.

"До сих пор Вайра — самый яркий президент, и никто в этом не может усомниться". Поэтесса Мара Залите.

"Мне очень нравится образ, который был возведен вокруг Вайры в Латвии: лектор, который рассказывает о дайнах, академик (..) В первую очередь, она была профессором психологии. Она была в Научном совете Канады — это очень высокий пост. Это означает, что она была в состоянии выражать свое мнение и убеждать людей далеко за пределами латвийского общества. Она была очень неординарной личностью с очень высоким интеллектуальным потенциалом. Это все знают. Женщина с потенциалом такого характера, и с такой способностью выражать позицию, тем более — в молодости — канадское общество это тоже не так уж легко принимало. Она, я бы сказала, очень типичный ребенок беженцев, который пытается развивать себя и своих близких." Байба Рубеса, предприниматель, друг семьи.

О детстве и юности: "Тут растет новый президент Латвии!"

"Мы выехали из Риги 10 октября, и Рига пала 13-го. Добрались до Лиепаи 12 октября ночью. Был большой налет. Но мои родители очень рассчитывали ехать в Швецию на лодке. В это время года в море очень плохая погода, и рыбаки больше не возили. Лишь некоторые были готовы рискнуть и просили золото. Золота у моих родителей не было. Так что нам нужно было ждать. Только 1 января 1945 года мы выехали на корабле. Корабли один за другим торпедировали, трупы выбрасывало на берег в Нице. Бабушка на телеге ехала вдоль моря и смотрела, нет ли нас среди них (..) Тяжелее всего было через месяц. 24 января, в день рождения моего отца, умерла сестренка. Через три дня, 27 января, в день рождения мамы, мы ее похоронили. Когда говорят, что дети ничего не понимают и не скорбят — это полная ерунда". Мне только исполнилось семь лет, и я очень скорбела. Я думала, что умер не тот ребенок. Потому что она была родной дочкой для отца, а я падчерицей. Я чувствовала себя виновной. Хотела просто лечь и умереть. (..) Мне казалось, что жизнь просто невыносима. Но этот эпизод дал мне внутреннее ощущение, что кому-то суждено жить, а кому-то умереть. Это нужно принять". Вайра Вике-Фрейберга.

"Мы часто говорили это Вайре: ну, ты и выступаешь! Ты говоришь как будто ты президент страны. Но тогда чувствовалось присутствие не то чтобы шутки — скорее, невозможности. (..) Имант Зиедонис всерьез сказал: Вайра, ну тебе придется идти в президенты!" Мара Залите.

"В Ниагаре проходили дни молодежи, и был организован конкурс публичных выступлений. Сколько мне тогда было, 17 лет? Я никогда не выступала перед публикой, по-латышски говорила на "кухонном языке", только в семье. Какой из меня оратор? Меня туда привел парень по имени Имантс Фрейбергс. Ну, и все решили, что вообще нет никаких вопросов, я далеко опередила всех конкурентов. У меня первое место. И Мартыньш сказал: тут растет новый президент Латвии!" Вайра Вике-Фрейберга.

О том, как Вайра Вике-Фреберга стала президентом

"Когда срок Гунтиса Ульманиса шел к концу, Вайру пришлось убеждать — вопреки выдумкам о том, что она всех распихивала локтями, пытаясь добраться до кресла президента. Полная чепуха! Вайру пришлось долго уговаривать выйти на пенсию раньше срока и ехать в Латвию". Мара Залите.

"Слухи были уже с того момента, когда я вышла из самолета. Спрашивали: "Говорят, что вы можете быть выдвинуты на пост президента. Вы бы согласились?" Я ответила: "Спасибо, очень приятно. Конечно, я бы согласилась. Такое предложение — большая честь". И незадолго до выборов, сейчас не скажу, за сколько часов или дней, предложение поступило. Снова окольными путям, через посредников, с какими-то опасениями. И я сказала: "Хорошо. Как будет — так будет"." Вайра Вике-Фрейберга.

О вступлении в НАТО и отношениях с США

"Ощущения были такие: как у циркача на трапеции делать смертельный номер без страховки. У всех были тщательно заготовленные речи, выступление должно быть коротким, вокруг стола сидело очень много стран. У меня только появилось ощущенеи, что эти речи механические. Чем больше они повторяются, тем более механически звучат. Даже я чувствовала, что засыпаю. Как себя чувствовали те страны, которых мы пытаемся убедить? И мне показалось, что пришел момент, когда их нужно разбудить. (Вике-Фрейберга произнесла короткую эмоциональную речь о том, что для Латвии приглашение в НАТО означает восстановление исторической справедливости — Ред.). Вайра Вике-Фрейберга.

"Меня поставили перед фактом — Латвия уже подписалась под тем, что вместе с другими кандидатами в НАТО поддерживает США в этом решении. И я скажу так: чисто по-человечески, глубоко в сердце мне кажется, что это ошибка". Вайра Вике-Фрейберга про поддержку войны в Ираке.

Восемь лет спустя: итоги и ошибки

"Думаю, что самое важное — помимо осязаемых вещей, таких, как НАТО и Евросоюз, — то, что она вдохновила очень многих гордиться тем, что они латыши, и что они хотят быть частью этой страны. Моя критика будет точно такой же. На самом деле ее не интересовала внутренняя политика Латвии. Ее окружение, ее советники, по-моему, уже тогда были известны как не самые яркие, этичные и лучшие люди под солнцем в Латвии. В разных кругах остались очень двусмысленные впечатления о том, понимает ли она эту постсоветскую Латвию по-настоящему? Если бы в ее второй срок во внутреннюю политику было бы вложено столько же энергии, чем ранее во внешнюю, латвийская политика оказалась бы в лучшем состоянии". Байба Рубеса.

"Понимаете, у меня же не было исполнительной власти. Это ошибка Сатверсме (смеется). Если у меня спрашивают, почему я привела в порядок страну — вините авторов Сатверсме! Они не дали президенту исполнительной власти". Вайра Вике-Фрейберга.

"Помните, как холодно Сейм ее провожал? Это было унизительно. Это был последний день Вайры, она произнесла свою речь (..) Была гробовая тишина. Никаких аплодисментов. Ее, можно сказать, выставили". Мара Залите.

"Она никакой не пенсионер. Этот бег не останавливается". Юрис Цалитис, священник.

"Я могу чувствовать себя удовлетворенной. Эти восемь лет не прошли впустую, я их использовала с пользой — чтобы служить Латвии". Вайра Вике-Фрейберга.