Подобные дебаты в Латвии проводятся уже более десяти лет. Темы, связанные с жизнью школ, Европы, правами человека и оценкой исторической несправедливости предлагают сами школьники и учителя, а окончательный выбор — за организаторами дебатов в Германии.

В предыдущие годы школьники дискутировали по весьма острым вопросам — "Нужно ли в Латвии снова ввести всеобщую воинскую повинность?", "Нужно ли ввести в Латвии прямые президентские выборы?", "Нужно ли узаконить в Латвии однополые союзы?", "Нужно ли ввести в Латвии запрет на ношение одежды, полностью скрывающей лицо?".

Тема этого года многим показалась особенно спорной: "Нужно ли разрешить изучать русский язык как первый иностранный в латвийских школах?"

Организаторы дебатов пояснили порталу Delfi свой выбор так: "Этот вопрос сегодня очень актуален в нашем обществе. Все больше и больше молодых людей в Латвии задумываются над тем, что русский язык является преимуществом для их карьеры. Владение русским языком дает преимущество в торговле, туристическом бизнесе, сфере услуг, образовании и многих других отраслях. Однако, во всех школах с латышским языком обучения русский можно выбрать только как второй иностранный язык, то есть изучать его с 5-6 класса. Согласно правилам кабинета министров, первый иностранный язык, изучаемый в латвийских школах с первого или второго класса, обязательно должен быть официальным языком Европейского Союза. Поэтому многим овладеть на должном уровне столь непростым русским языком — очень сложно".

Pro&contra. Дебаты: вводить или не вводить русский язык, как первый иностранный в школах?
Foto: Publiciātes foto

На фото: финалисты дебатов-2017. Победитель Максим Шкарпов — справа.

Всего в дебатах приняли участие 200 учеников из шести латвийских школ. В финал прошли четверо — из 1-й Рижской госгимназии, Гризинькалнской средней школы им. Гердера и Немецкой госгимназии. Причем у двух финалистов родным языком был русский, у двух — латышский. Все они сообщили, что впоследствии планируют учиться в вузах Германии.

По выбору жребия, позицию pro ("за") защищал русский школьник и латышская школьница, а позицию contra ("против") — наоборот, русская школьница и латышский школьник. Спор был горячим, но без перехода на личности.

Несмотря на то что самой убедительной жюри признало позицию pro Максима Шкарпова, присутствовавшая публика — учителя и ученики школ-финалистов — проголосовали против нововведения в соотношении примерно 2:1, подняв красные карточки. Теперь Максиму предстоит отстаивать честь Латвии в международном турнире в Таллине. Не исключено, что там ему выпадет обратная сторона.

Pro&contra. Дебаты: вводить или не вводить русский язык, как первый иностранный в школах?
Foto: Publicitātes attēli

На фото: голосование зрителей — учеников и учителей.

Но это все игра. А по жизни, как выяснилось, лишь один из финалистов — тот самый Максим Шкарпов — считает правильным, дать возможность школьникам выбирать первый иностранный из русского и европейских: "Я не вижу ничего плохого в том, чтобы дать возможность тем, кто хочет ее выбрать. А те, кто хотят английский или немецкий — пожалуйста. Скажем, если бы я был латышом и не знал русского языка, то первым бы учил английский или немецкий, потому что они нужны в Западной Европе. Но для тех, кто хочет остаться здесь и не очень представляет себя в роли эмигранта, русский — конечно, важнее, на нем говорит половина Риги, а на английском — гораздо меньше… Думаю, если была бы возможность выбирать, процентов 30-40 латышей ею бы воспользовались. Когда я смотрел статистику по школам, в одном классе латышской гимназии 90% школьников выбирали русский, как второй иностранный".

Вторая участница дебатов, которая отстаивала позицию pro — Беате Даукште — по жизни не думает, что русский надо предлагать первым иностранным. Сама она не выбрала его ни первым, ни вторым иностранным — предпочла немецкий и английский. Русский в ее классе выбрали лишь пять учеников, хотя в других параллелях таких было больше. Сама Беате учила русский всего три года (как третий иностранный), а также в общении со своими русскими друзьями. Ведь на будущее она выбрала для себя профессию врача, в которой "знание русского языка — бонус, который позволяет лучше установить контакт с русскоязычными пациентами".

Ученица 1-й гимназии Наталья Шрейбере (ее язык семьи — русский) призналась, что до начала дебатов не видела ничего плохого в том, чтобы дать возможность школьникам выбирать, но, когда углубилась в подготовку к позиции "против" поняла, что ей она ближе. "Латвия хочет стать культурной национальностью, как литовцы и поляки. Язык — единственное, что определяет эту национальность. Ведь культура тут — смешанная с соседями, религии — разные. Но если сегодня 37,2% жителей Латвии считают родным русский, то латышский очень легко утратить".

При этом Наталья рассказала, что из ее латышских одноклассников по 1-й гимназии русский язык, как второй иностранный, выбрало гораздо больше учеников, чем тех, кто остановил выбор на французском и немецком. Мало того, еще двое из немецкой группы в прошлом году перешли в русскую группу. "Они считают, что в жизни им это пригодится". Наталья вместе с Максимом представит Латвию на международном уровне.

О том, что вопрос оказался и вправду весьма щекотливым говорит тот факт, что четвертый участник дебатов, ученик 1-й гимназии Эрик Густав Типанс, сообщивший на дебатах в качестве аргумента "против", что "русского языка не знает и это ничуть не мешает ему жить в Латвии", сперва согласился пообщаться с порталом Delfi, а потом попросил вырезать его ответы. По политическим соображениям.

Публикуем высказывания школьников, которыми те аргументировали позиции за и против.

За: русский язык мог бы стать первым иностранным в школах

(На старте дебатов Максим Шкарпов выдвинул предложение: к 2020 году инициировать изменения в Правилах кабмина N468, дополнив позицию первого иностранного русским языком, и разработать соответствующую учебную программу.)

  • Русский язык — это лишняя возможность выбора, наравне с другими предлагаемыми языками. Если человек не хочет — он может учить английский, немецкий или другой язык ЕС.
  • Многие латыши хотели бы учить русский язык (64% выбирают его в основной школе, как второй иностранный), но он предлагается только как второй иностранный с 6-го класса, а на такой непростой язык времени — явно недостаточно.
  • Знание этого языка дает преимущества на рабочем рынке Латвии, особенно в сфере услуг, у него большой потенциал.
  • Знание русского может уменьшить взаимное недопонимание между русскими и латышами.
  • Перепись 2011 года показала, что 37% жителей Латвии говорят по-русски, а в Риге таких 56%. Так что в Латвии русский очень распространен, это шанс получить лучшую работу.
  • В Латвии много рабочих мест создается россиянами (например, в сферах, связанных с газом, топливом, энергетикой) — знание русского языка увеличило бы понимание с такими работодателями.
  • Русский язык открывает возможность сотрудничества со странами Евразии, что сегодня очень перспективное направление, а английский там знают не очень.
  • Если молодой человек выбирает первым иностранным английский, то это увеличивает шансы того, что он после учебы покинет Латвию. Уже сейчас в год страну покидает 10 000 человек. А чем больше учеников выберет русский, тем меньше поток отъезжающих.
  • Подавляющее большинство школьников учит английский язык, но никто ведь не говорит, что английский язык угрожает выживанию латышского языка. Так почему русский будет угрожать?
  • Если молодой латыш хорошо будет знать русский, это не значит, что он будет только на нем и говорить.
  • Нам надо охранять не только латышский язык, 8-й пункт Сатверсме говорит о том, что национальные меньшинства имеют право сохранять и свой родной язык.

Против: русский язык недопустимо вводить как первый иностранный

  • Сегодня 636 школ Латвии предлагают изучение русского языка с 6-го класса. Если они будут преподавать его с 1-го класса, то потребуется минимум еще по одному учителю в школе, что при зарплате около 600 евро выльется в дополнительные расходы в три миллиона евро. За три года такого финансирования точно не найти.
  • В Латвии и так многие знают русский язык, но гораздо больше знают латышский, так что проблем с коммуникацией нет — общаться всегда можно на латышском.
  • Сегодня Латвия гораздо больше сотрудничает с Европой, чем с Россией. В 2016 году экспорт в страны ЕС был в 9 раз больше, чем в Россию. Значит, для бизнеса актуальнее английский.
  • На английском в ЕС разговаривает 51% жителей, на русском — 17%. Английский язык все более широко распространяется, русский теряет позиции.
  • У Финляндии граница с Россией в пять раз длиннее, чем у Латвии, туризм россиян в Финляндию вдвое больше, но в Финляндии никто не предлагает выбирать в школах русский, как первый иностранный.
  • 7 июля 58% депутатов сейма проголосовали за норму, по которой работодатель не имеет права требовать знания языков, кроме латышского, если это не обосновано рабочей необходимостью.
  • 97,9% школьников учат английский — это официальный язык ЕС, который необходим, чтобы хорошо себя чувствовать в Европе. Если хотим продвигаться в мир — английский необходим.
  • Для многих латышских семей русский язык ассоциируется с оккупацией.
  • Чем больше усилятся позиции русского языка, тем слабее станет латышский. Мы в Латвии хорошо помним судьбу старопрусского языка, который в итоге вымер.
  • Латыши — очень молодая культурная нация, которая оформила свою государственность всего сто лет назад. Если русская культура усилится, латышская окажется под угрозой.
  • В Сатверсме говорится о том, что единственный официальный язык на территории Латвии — латышский.
  • На языковом референдуме 2012 года большинство проголосовали против придания официального статуса русскому языку.
  • Это тема столь же чувствительна и деликатна, как, к примеру, статус турецкого языка в Германии. А что если бы и там предложили в школах учить турецкий, как первый иностранный?
  • Латвия ясно дала понять, что она ассоциирует себя с Европой и НАТО, а значит единственный госязык — латышский, а первый иностранный — английский. Только так.

Международные молодежные дебаты стран Центральной и Восточной Европы — это совместный проект Гете-Института, фонда "Память, ответственность и будущее" (EVZ), общественного фонда Хэрти и немецкого Центрального управления по делам школьного образования за рубежом (ZfA). Подробная информация — здесь.