"Трудно сказать, когда мы вернемся к грузообороту тучных лет, но будем стараться, чтобы все случилось уже в этом году. Во всяком случае, первый месяц начался очень хорошо", — оптимистично заявил министр Улдис Аугулис.

Транспортная сфера дает Латвии около 10% от всего ВВП. Охлаждение отношений с восточным соседом изрядно подкосило привычную логистику — Россия взялась активно развивать свои порты и переваливать углеводороды через них. Но сегодня, по сведениям министра, тенденции — обнадеживающие. В прошлом году объем грузоперевозок автотранспортом в Россию и из нее вырос на 35%. Терминал в Усть-Луге будут ремонтировать — уголь обещали снова направить через Латвию…

Про судьбу транзита. Растут внутренние перевозки по железной дороге. Перевалка через Лиепаю и Вентспилс увеличилась, а вот Рижский свободный порт, который традиционно делал основные ставки на российские нефтепродукты и уголь, отработал год с убытками. Увеличился объем контейнерных перевозок и roro-грузов. В этом году, часть угля, скорей всего, пойдет через нас — терминал в Усть-Луге становится на ремонт, а самое выгодное везти этот груз через нас.

Про транзит из Азии. Латвия продолжает тесно работать с Китаем, Казахстаном, Азербайджаном, Индией… Но там ситуация зависит не только от нас, но и от стран, через которые идут поезда (Россия, Беларусь и др.) У нас есть договоры с крупными компаниями DHL, China Merchants Group, которая развивает индустриальный парк "Великий камень" в Беларуси…

Цифры говорят за себя: в 2017 году из Китая в Европу было отправлено 3000 поездов, основной путь — через Брест — уже не справляется с объемами. А в этом году Китай планирует удвоить объем. Значит, ему нужны другие пути. И тут мы тщательно работаем. В прошлом году в мае мы с Дуйсбургским портом отправили два поезда из Риги в китайский Кашгар — показали, что это выгодно. Теперь очередь за частными предпринимателями — привлекать грузы через Латвию напрямую в Скандинавию. Уже сейчас через Латвию каждый день идут отдельные контейнеры из Китая в Скандинавию или Европу.

Про сокращение рабочих мест на железной дороге. Оптимизация работы идет. Новые технологии не требуют так много людей. Сокращение людей идет за счет тех, кто уходит на пенсию — на их места уже никого не берут. Если в 2014 году на железной дороге работало 7000 человек, то в конце прошлого года — меньше 6000.

Про восстановление участка Мажейкяй-Реньге. (Еврокомиссия добилась, что Литва сделает это к 2019 году.) Это даст увеличение объема нефтяных продуктов, но точных цифр не скажу — пусть сперва построят. Свои деньги мы на это тратить не будем.

Про ремонт грунтовых дорог. Прошлогодние дожди, особенно в Латгалии, затопили и разрушили много грунтовых дорог. Последние 20 лет денег на их ремонт катастрофически не хватало. В итоге сегодня погодные условия зачастую лишают людей возможности проехать, куда им надо. В этом году, за счет повышения акциза на бензин, удалось привлечь дополнительные деньги на восстановление местных грунтовых дорог. Если в прошлом году на их содержание было выделено 10 млн евро, то в этом — 35 млн евро. Все дороги за год мы не сделаем, но до 2020 года планируем капитально отремонтировать около 1000 км.

Про ремонт главных дорог. Мы идем хорошим темпом: в 2012 году в хорошем состоянии было 35% главных дорог, в 2017 году — 50,3%, к 2020 году планируем отремонтировать все главные дороги.

Про передачу дорог самоуправлениям. Будем говорить примерно о 4000 км, которые самоуправления могли бы перенять в свое ведение — их уже нельзя назвать государственно важными, потому что возле них фактически никто не живет.

Про перспективу платных дорог. Фактически главные дороги у нас уже три года платные для грузового транспорта, который должен платить виньету. Магистральные скоростные автобаны со многими полосами пока не планируются — не те у нас расстояния.

Про воздушный оптимизм. Мы видим рост авиапассажиров. Впервые Рижский аэропорт перешагнул отметку в 6 млн человек, что заставляет расширять аэропорт — он был построен на максимум 3,5 млн пассажиров. У компании аirBaltic число проданных билетов выросло на 27%… Мы на первом месте по пассажирским перевозкам в Таллине, на третьем — в Вильнюсе. Мы открыли грузовые авиаперевозки по маршруту Рига-Стамбул: Latvijas Pasts вместе с китайской компанией Ali-Baba ведут е-торговлю, которая дает отличные показатели. С сентября улетело 13 больших самолетов по 50-70 тонн е-грузов.

Про долгие поиски инвестора для аirBaltic. Переговоры с кандидатами продолжаются. В 2015 году мы торопились, но сейчас компания работает с такими хорошими результатами, что особой спешки нет — по любой цене привлекать не хотим. Нам важно, чтобы база компании осталась в аэропорту "Рига", и сохранились прямые все перевозки, которые сейчас есть. Сейчас срок поисков обозначается до 2020 года — за это время компания должна или сама занять место на рынке, или войти в компанию инвестора.

Я лично встречался с представителями China Airlines — они особо не интересуются покупкой нашей компании, им нужны длительные перелеты и крупные регионы. Говорил я и с Emirates Airlines — они тоже не намерены вкладывать в Европе, потому что обожглись уже с AirBerlin и AllItalia — теперь они осторожны. В Европе банкротирующие авиакомпании сегодня можно купить фактически за 1 евро, но нас это не устраивает. Государство должно вернуть свои вклады, компания — развиваться и сохранить бренд, а аэропорт "Рига" — держать свои позиции.

Про судебные тяжбы вокруг аirBaltic. (В связи с крахом Latvijas Krajbanka.) Судебные процессы продолжаются, определенные риски для перспективных инвесторов они создают — чтобы их снизить, компания сделала финансовые накопления. Если какие-то суды проиграем, будет чем платить.

Про авиаэксперимент Рига-Лиепая. Чтобы было выгодно летать в летний период планировалось перевозить не меньше 3,5 тысячи пассажиров, а в итоге перевезли больше 4,6 тысяч, что дало возможность продолжать полеты и зимой. 70% пассажиров, которые пользуются этим рейсом, летят дальше и загружают воздушную сеть компании.

Про другие аэропорты Латвии. Чтобы из Даугавпилса начали летать самолеты, они должны построить аэропорт и пройти полную сертификацию, а это книга, толщиной с Библию, надо ответить на 3000 вопросов и показать, что все работает, как часы. Пока же там — голое поле. Инвесторы аэропорта в Тукумсе начали его сертификацию. Тукумс может быть и резервным Риге аэропортом, и привлекать пассажирские авиакомпании самостоятельно.

Про премии работникам министерства на 300 000 евро. У нас их выплатили меньше, чем в других министерствах. Да и работников у нас меньше. Если чиновник заслуживает — надо его оценить, почему нет?

Про сокращение автобусных перевозок. Сделали оценку маршрутной сети Латвии. Есть много рейсов, на которых пассажиров или ноль, или один-два. Значит, надо что-то делать с организацией перевозок. В прошлом году запустили пилотный проект "рейса по вызову". Такой вариант позволяет не делать лишних рейсов, а если делать — не гонять большие автобусы зазря, а направить бусик. Затраты в этой сфере растут стремительно, людей в регионах все меньше — надо все оптимизировать.

Про новые пассажирские поезда (электрички и дизели). Прошла оценка технических предложений, четыре кандидата подадут свои финансовые условия — до конца 2018 года надеемся уже заключить договор. В бюджете на закупку 34 поездов запланировано около 200 млн евро до 2026 года.

Про железнодорожные маршруты. Объем пассажиров в поездах увеличивается. Маршруты и рейсы будем упорядочивать к 2021 году, чтобы не дублировать поезда с автобусами, но состыковать так, чтобы автобус подвез к поезду. И наоборот. В прошлом году дотации на пассажирский транспорт были 60 млн евро, в этом году — чуть больше.

Про цены на билеты. Мне не можем делать автобусные билеты дороже, потому что эти цены связаны с себестоимостью проезда в легковом автомобиле. Если билет на автобус дороже, чем два человека в машине — это невыгодно.

Про дотации железнодорожных грузоперевозок. С 2019 года вступает в силу новая директива: надо отдельно считать прямые затраты на транспорт и косвенные. Затраты на содержание администрации, инспекции железной дороги и охраны мостов — все это нельзя будет включать в стоимость перевозки, значит, за это надо будет платить из госбюджета — около 8-10 млн евро.