Началось с того, что на сайте НАТО был выставлен короткий фильм о деятельности прибалтийских национальных партизан против "советских оккупантов". Сразу возникает вопрос — а насколько создание таких фильмов связано с функциями военно-политического блока? Разве крепить оборону стран-союзников надо, рассказывая о конфликте 70-летней давности, ни одна из сторон которого не сохранилась на современной политической арене? И все это делается на средства, которые вносят в бюджет блока страны-участники, то есть мы с вами.

С этим можно было бы мириться, если бы нам показали нечто серьезное. Но фильм — примитивная пропагандистская поделка. В нем латышский старичок и эстонская старушка рассказывают о своих партизанских подвигах на родном языке, субтитры переводят этот рассказ на английский на фоне постановочных кадров, в которых бородатые мужчины в гражданском лихо убивают и обращают в бегство ряженых в советскую форму актеров. Литовского ветерана авторам найти не удалось, вместо него говорит диктор под аналогичный изобразительный ряд.

Авторы фильма не скрывают своей позиции — герои воюют с оккупантами. Между тем любое объективное журналистское расследование должно предоставлять слово обеим сторонам. Неужели нельзя было подыскать еще одного дедушку, но с другой стороны фронта? Я бы мог авторам и кандидатуру подсказать — не так давно по решению Страсбургского суда по правам человека получил компенсацию за свои мытарства бывший сотрудник органов Янис Кирштейнс. Латвия долго пыталась осудить его за участие в геноциде, но доказательств не нашлось, старика оправдали, а теперь еще и сочли жертвой произвола на самом высоком уровне. Преследование г-ну Кирштейнсу больше не грозит, он вполне мог бы рассказать, что привело его в НКВД и как выглядели национальные партизаны с точки зрения тогдашних беспощадных борцов с ними.

Но истина, понятное дело, никого не интересует. В бюджете есть деньги на информационную войну, и фильм построен по ее примитивным правилам. Все современные цели уже поражены, дошла очередь до середины прошлого века. Средства на радость кинохалтурщикам выделяются все более щедрые…

Но для танго нужны два партнера, и на пропагандисткий залп тут же последовал симметричный ответ. МИД России имеет точно такое же отношение к документальному киноискусству, что и НАТО — а именно никакого. Но его спикер Мария Захарова выдала такую блестящую фразу: "Не оставайтесь безразличными, это историческое извращение, сознательно распространяемое НАТО с целью подрыва итогов Нюрнберга, нужно пресекать!" Как можно пресечь уже снятый и выставленный в интернете фильм? При чем тут Нюрнберг, если в нем судили немецких нацистов, а не прибалтийских партизан?

Разумеется, в пользу России говорит экономичность принятых ею мер — работа г-жи Захаровой и заключается в эмоциональных заявлениях, так что отдельных затрат российского бюджета на кампанию протеста не было израсходовано. Зато немедленно и натовская сторона получила вполне бескорыстную и столь же безумную поддержку.

Некий литовский писатель Андриюс Тапинас призвал соотечественников резко отреагировать на сообщение российского МИДа. И тут же 17000 энтузиастов адресовали энергичные проклятия страничке мидовского фейсбука под хэштегом "Кремль, нашу историю не перепишешь!". В результате рейтинг ее упал с четырех баллов до одного, а потом хозяева сочли за лучшее эту страницу отключить вовсе. Какая страшный ущерб мужественные интернет-вояки нанесли надменному соседу! Им отдал должное литовский министр иностранных дел Линкявичус, который указал, что "попытки России толковать историю не прекращаются, и реакция общества на данную пропаганду очень важна".

Не уставая поражаться, насколько нелепой деятельностью тешат себя люди, занимающие высокие должности, надо выделить персонажа, получившего от этого праздника паранойи реальную пользу. Краснодарский журналист Евгений Титов, сотрудничавший с "Новой газетой" и радио "Свобода", в прошлом году эмигрировал в Литву. Основания у него, вероятно, были — он писал о коррупции и нарушении прав человека. Титов утверждает, что за ним следили, а однажды многие коллеги получили ложный СМС о его убийстве.

Однако Литва отказала Евгению в предоставлении политического убежища. Это решение подтвердил суд первой инстанции, и 4 июля на сайте "Свободы" появилось интервью с Титовым, в котором он грустно сообщал, что обратился с апелляцией в Верховный суд, и после вполне вероятного отказа будет депортирован в Россию. Скорее всего, уже осенью.

Но тут привалило нечаянное счастье: 15 июля Тапинас объявил свою акцию, а Титов опубликовал заявление некоего "Движения европейских русских" с горячей поддержкой. И уже 19 июля литовский департамент миграции заявил, что рассмотрит вопрос о предоставлении беглецу соответствующего статуса, если он заберет свое заявление из суда, а Евгений уже так и сделал.

Мне прекрасно понятны мотивы литовских чиновников. Им совершенно не нужен в своей стране борец за права человека — они и сами рады эти права нарушить. А пропагандиста, задорно критикующего российское искажение истории и не обращающего при этом никакого внимания на натовское, можно и приютить. Как там было у Маршака? "Похвалил учитель Фрица: этот парень пригодится. Из такого молодца можно сделать подлеца!"

Судьба Титова — наглядный пример губительности пропаганды. Человек выбрал рискованную сферу журналистики и, вероятно, делал свое дело хорошо, раз удостоился политических преследований. Но в действительно трудную минуту своей жизни поддался соблазну выслужиться и уничтожил профессиональную репутацию.

Ведь на самом деле история "лесных братьев" — замечательно интересная тема для исторического исследования, пусть даже и на доступном публицисту популярном уровне. Здесь не место для такого материала, но можно набросать его контуры.

История национальных партизан в первую очередь трагедия, а не преступление или подвиг. Они, как и большинство их соплеменников, считали советских врагами и захватчиками — ни один народ не откажется добровольно от своей независимости. Конечно, среди лесных братьев были и нацистские преступники, но были и многие другие люди, обоснованно опасавшиеся преследования со стороны советской власти — а она, напомним, была отнюдь не правовой. Эстонской бабушке из натовского фильма в 1944 году было 13 лет — уж какой тут гитлеровский недобиток…

Но, разумеется, воевали эти партизаны не с Советской Армией, как показано в дурацком фильме, — разве что пытались отбиться, когда их выслеживали. Это с военной точки зрения разумно — уж очень неравны были силы. Жертвами партизан становились земляки, сотрудничавшие с новыми властями, такие, как столь же молодой тогда Янис Кирштейнс. И у этих земляков была своя правда, потому что установилась новая жизнь, и эту жизнь как-то надо было обустраивать. И лучше, если ее будут обустраивать свои люди, а не приехавшие издалека чужаки.

Тут можно привести рискованную параллель с советскими партизанами, назвав имя Василия Кононова, который тоже пошел сражаться с внешним врагом, совершил много подвигов, но прославился убийством таких же, как он сам, латгальских крестьян. И сделать вывод о том, что любое партизанское движение вопреки воле его участников чревато гражданской войной.

А потом показать всю безнадежность ситуации, которую партизаны осознавали все сильнее, — и при этом невозможность завязать и легализоваться. И отчаяние от того, что большинство народа выбрало путь кирштейнсов, а не героической борьбы с захватчиками.

В общем, можно написать интересную статью или снять хороший фильм. Характерно, что при всей советской цензуре тогда можно было говорить о трагедии честно — вспомним хотя бы "Никто не хотел умирать". А сегодня, при свободе слова, проходимцы снимают идиотскую агитку, а дураки организуют вокруг нее бурю в стакане.

Силы огромного числа людей тратятся на тиражирование примитивных глупостей, странные попытки не изобразить жизнь во всех ее противоречиях, а доказать с помощью откровенного вранья некую сиюминутную политическую правоту. Оправдывая себя тем, что идет информационная война, и очень патриотично в ней поучаствовать.

Так вот, это все выдумки. Информационная война не только протекает в виртуальной сфере интернет-перепалок, она виртуальна сама по себе. Кроме возможности получить халявные деньги, эта война не имеет никакого смысла. И для любого разумного человека есть очень простой путь прекратить войну: просто в ней не участвовать, презрительно отвергая любую пропаганду, независимо от ее источника.