От состава и настроений нового парламента будет зависеть продвижение уже утвержденного плана перевода школ нацменьшинств на госязык. Новый порядок обучения должен вступить в силу с сентября 2019 года. Теоретически у депутатов будет почти год, чтобы откорректировать, притормозить или даже полностью заблокировать реформу.

В планах работы нового Сейма также с высокой степенью вероятности окажутся вопросы об использовании русского языка в детских садах, частных вузах, на предприятиях и в СМИ. Если верить обещаниям президента Латвии Раймонда Вейониса, депутатам нового созыва придется вернуться к вопросу об автоматическом предоставлении гражданства детям неграждан (осенью прошлого года эту президентскую инициативу нынешний Сейм завернул). Кстати, следующий парламент будет выбирать и нового президента страны, что в перспективе также может повлиять на правовой статус проживающих в Латвии нацменьшинств.

Каким будет новый состав Сейма?

Точный прогноз сделать сложно, но совершенно ясно, что представительство партий, за которые традиционно голосует русскоязычная часть электората, в новом парламенте не увеличится. Высокая скорость эмиграции и смертности среди нацменьшинств сужают электоральную базу "Согласия" и Русского союза Латвии (по данным ЦСУ, за последние 17 лет доля латышей в стране увеличилась с 57,7% до 62%), а процесс натурализации, который мог бы поставлять русским партиям новых избирателей, протекает крайне медленно (с момента последних парламентских выборов успешно экзамен на гражданство сдали примерно четыре тысячи человек, что по меркам выборов 2014 года равно примерно половине мандата). Результаты опросов общественного мнения позволяют предположить, что следующий Сейм будет более национально ориентирован, чем нынешний — растут рейтинги Национального объединения, хорошие шансы на попадание в парламент имеет "Новая консервативная партия" (Юта Стрике, Янис Борданс).

Кто будет бороться за "русские голоса"?

Основных конкурентов два: "Согласие" и Русский союз Латвии (РСЛ). Официальные рейтинги последнего пока колеблются в районе 1%, но нельзя исключать, что в данном случае потенциальные избиратели просто боятся говорить о своих политических симпатиях работникам социологических фирм.

Формально заявку на русскоязычную аудиторию делает также новый союз двух либерально настроенных сил "За" и "Для развития Латвии". Однако какого-то конкретного политического предложения нелатышам, кроме поддержки идеи автоматического гражданства для детей неграждан и вялой критики школьной реформы, а также популярных среди русскоязычной аудитории лидеров у этого альянса нет. Как признался на встрече с соотечественниками в Брюсселе председатель партии "За" Даниэль Павлютс, чтобы завоевать одного русскоязычного избирателя нужно пожертвовать тремя латышскими. Скорее всего, на подобный риск этот политический список не пойдет.

Что может помешать "Согласию" и РСЛ?

У "Согласия" есть картинка, но нет содержания: из богато иллюстрированного профиля председателя партии Нила Ушакова в Фейсбуке невозможно понять, что партия думает об актуальных экономических, социальных и политических вопросах. У Русского союза Латвии есть содержание (четкая идеологическая позиция), но нет картинки — публичные и медийные мероприятия организации по оформлению и стилистике не соответствуют запросам современного русскоязычного электората.

Кроме того, обе партии испытывают серьезный кадровый голод. В "Согласии" появлению нового поколения ярких лидеров долгое время препятствовал его председатель Нил Ушаков, пресекавший возможность конкуренции умов и идей. Запасная скамейка РСЛ пустует в первую очередь из-за маргинального имиджа, являющегося следствием контактов руководства с властями России, а также усилий правоохранительных органов Латвии.

Остается открытым вопрос, разрешат ли баллотироваться на выборах лидеру РСЛ Татьяне Жданок — решение Конституционного суда будет объявлено в конце мая. Сама Жданок, ознакомившись с материалами дела, считает, что оно будет негативным. С учетом уголовных дел, заведенных на представителей организации из-за Вселатвийского родительского собрания, нельзя исключить, что помехи для участия в выборах возникнут и у всей партии (например, ей могут предъявить претензии по поводу законности полученного финансирования и т.п.).

Каковы шансы русскоязычных политиков войти в новую коалицию?

Ничтожны. Все так называемые латышские партии, включая либеральный союз "За" и "Для развития Латвии", посчитали своим долгом заранее сообщить, что ни при каких обстоятельствах не войдут в одно правительство с "Согласием". О возможности сотрудничества с РСЛ никто даже не упоминает. Страх абсолютно иррационален — опыт Эстонии показывает, что партия, за которые голосуют русскоязычные, может без риска для безопасности и ценностей государства управлять правительством (даже не разрывая при этом договора с "Единой Россией").

К чему может привести продолжение политической изоляции меньшинств?

Самый опасный сценарий — усиление маргинализации русскоязычной части общества. На практике это означает рост агрессии, снижение доверия к государственным институтам и символам, популярность радикальных политиков и идей, усиление влияния соседней России (особенно, в вопросах образования и СМИ). Подобный сценарий не позволяет видеть будущее Латвии в розовом цвете. За последние 25 лет русскоязычные предприняли достаточно усилий, чтобы стать полноценными участниками латвийского гражданского общества (они учили язык, сдавали экзамены на гражданство, проявляли лояльность к власти, платили налоги и т.д.). Но если правящие политики продолжат этого не замечать, есть серьезная угроза, что процесс повернется вспять. На сегодня развитие уважительного политического диалога с русскоязычными жителями и их лидерами становится вопросом национальной безопасности.