Вопрос этот интересен тем, что одинаково идиотским его сочтут отвечающие противоположным образом. И все, кто уверен: "Ну разумеется, в России! Где тебя не унижают за то, что ты русский, где ты можешь учиться на родном языке, гордиться своими предками, где эсэсовцы не ходят торжественными колоннами!" И все, кто убежден: "Ну конечно, в Латвии! В стране, где существует сменяемость власти, где на выборах не бывает "каруселей", где тебя не посадят по сфальсифицированному делу, а бизнес твой не раздербанят силовики, где самого известного театрального режиссера страны не задержат по обвинению в том, что он не поставил спектакль, который на самом деле видели тысячи зрителей…" -- и так далее.

Так получилось, что в течение буквально нескольких дней мне пришлось и самому участвовать в дискуссиях на эту и смежные темы на радио, и следить за аналогичными баталиями в интернете. Вот интервью российского адвоката Ивлева, защищавшего некогда ЮКОС, уехавшего в Штаты и открывшего в Латвии просветительское учреждение, - выйдя на портале Delfi, оно (интервью) предсказуемо вызвало в соцсетях всплеск живейших эмоций. Такой же, как за неделю до того вызвал пост в "Живом Журнале" россиянина Бондарева, недавно переехавшего в Латвию на ПМЖ и написавшего, что страна наша близка к земному варианту Эдема. Больше всего шишек Бондареву, как водится, прилетело именно из здешнего Эдема.

И вот, оглушенный "фейсбучным" галдежом, ты переходишь на новостной сайт — и читаешь, что россиянам больше не выдают неиммиграционные американские визы. А с 1 сентября если и будут выдавать, то только в Москве и с проволочками. Потому что санкционно-дипломатические войны между Штатами и Россией, начавшиеся еще в "крымском" 2014 году, этим летом довели до массовой высылки американских дипломатов из РФ.

И это — тоже аргумент в старом споре славян между собою: "Прощай, немытая Россия" или "Не нужен мне берег турецкий"?

В том, какая пропасть разделяет обладателей двух видов краснокожих паспортин — с надписью "Российская Федерация" и "Latvijas Republika" — я наглядно убедился в одном давнем морском круизе. В нем я был одним из многих журналистов, но единственным не из России. Объединенные профессией, языком и выпивкой, мы не ощущали между собой ни малейших различий — до тех пор, пока в очередном порту на борт не поднялся таможенник. Мой паспорт он даже листать не стал — зато в российских долго и придирчиво изучал многочисленные, не без труда полученные визы (в маршрут круиза входило множество стран), и в конце концов придрался к срокам их действия. Какие-то циферки в визах не совпали, причем явно по невнимательности девочки-секретарши, заполнявшей анкеты. Но эта ее описка стоила моим ни в чем не виноватым российским коллегам аннулирования, сотенных штрафов и срыва следующих зарубежных поездок.

Захотелось русскому латвийцу, сколь угодно простому и небогатому, в Италию, Германию, Испанию — купил за сорок евро билет на рейс авиакомпании-дискаунтера и полетел хоть завтра. Паспорт можешь не брать, хватит ID-карты.

А знаете, что такое ЗАГРАНИЧНЫЙ паспорт? Давно позабыли? Спросите у россиян, они знают хорошо.

Когда мы, "старые латвийцы" читаем в очередном ЖЖ очередной дифирамб нашей стране от очередного российского эмигранта, когда мы возмущаемся скороспелостью его суждений, смесью наивности и апломба, нам и в голову не приходит: для него даже постоянный вид на жительство в ЕС — огромная ценность. Мы не учитываем: для него, эмигранта, какая-нибудь самая обычная местная чиновница, не хамящая и быстро улаживающая его дела — уже радостный сюрприз.

Мелочь, ерунда — возможно: но это мелочь и ерунда для того, у кого все это есть, для кого это настолько привычно, что незаметно.

Мы, "старые латвийцы", привыкли к множеству хороших вещей — да что там хороших: просто нормальных, естественных, обязательных для мало-мальски цивилизованной страны. И, в общем, мы правы, что не замечаем их, считаем чем-то само собой разумеющимся. Странно удивляться и радоваться тому, например, что всемирно известный режиссер, ставя спектакли на государственные деньги, не рискует — просто в силу этого — получить уголовное обвинение, подразумевающее десятилетний срок. Или тому, что человек не может только за выход на одиночный пикет отправиться на годы в лагерь, быть там избит, сунут головой в парашу, а то и вовсе убит — если ему не повезет передать на волю письмо и вызвать скандал в СМИ. Странно изумляться, если в полицейских участках и изоляторах люди не умирают раз в несколько дней, а то и чаще.

Ничему такому мы тут, в Латвии, и не изумляемся. Для нас это естественно. Но, например, для России все вышеперечисленное естественным и незыблемым не является — и если вам знакомы фамилии Серебренников, Дадин, выражение "русская Эбола", вы понимаете, о чем речь.

Значит ли это, дикости, творящиеся по ту сторону Зилупе, каким-либо образом оправдывают дикости, творящиеся по эту? Даже при том, что здешние несравнимы — а они несравнимы — с тамошними ни по масштабу, ни по степени беззакония, ни по вреду для жизней и здоровья? Значит ли это, что на латвийские глупости и гнусности — регулярно перечисляемые, в том числе и автором этих строк — следует закрывать глаза? Да нет, разумеется.

Людям свойственно абсолютизировать собственные неприятности. Другому всегда проще, другой всегда ноет зря. Вот оказался бы он на моем месте! Подобная логика объединяет "старых" и "новых латвийцев" из числа русских — мы упорно не понимаем друг друга именно потому, что рассуждаем одинаково. Только для "старых" (для изрядного их числа, во всяком случае) полюс зла — латвийские власти, с которыми им приходится иметь дело, для "новых" — российские, от которых они сбежали.

Впрочем, речь в данном случае не о том, кто из нас прав. А о том, что стоит соотносить свой опыт с чужим. Хотя бы чтобы ценить имеющееся у тебя.

У нас, у русских в Латвии, как ни крути, имеется не так мало. Не только крайне низкие шансы быть забитыми насмерть в полицейском участке или огрести семь лет за одну-единственную эсэмэску, как "госизменница" Оксана Севастиди: это, повторюсь, не везение, а признак определенного — самого базового — уровня нормальности. Но у нас имеется еще и возможность в любой момент поехать в Европу без паспорта, в Америку без визы — и это да, наша удача. Возможность посмотреть, отдохнуть, заработать, переселиться (в другую страну ЕС, по крайней мере) — мир для нас более открыт, и это само по себе хорошо.

Иные россияне ценят Латвию за то, что уехать легко В нее — а нам стоит ценить родину за легкость отбытия ИЗ нее.

Даже объективные недостатки нашего положения под определенным углом зрения превращаются в наши преимущества. Страна крошечная, скучная, бесперспективная? Ну так мотивация шевелиться, не сидеть на месте у нас выше. Нам не дают ощутить себя здесь своими? См. первый пункт. Языковые ущемления, школьные экзамены на латышском? Нас заставляют конкурировать с латышами в их языковой среде? Значит, опять же, мы более мотивированы. Почему бы тогда и английский не выучить в совершенстве? Почему бы не конкурировать с англичанином в Англии, с американцем в Америке? А это открывает уже совсем, совсем другие горизонты.

Понятно, что лягушка в крынке с молоком чувствует себя некомфортно. Никто не говорит, что она должна быть благодарна тому, кто ее туда бросил. Но вот потонет ли она или сумеет взбить масло — зависит только от нее самой.