Говорят о том, что латвийским компаниям, изнывающим на нашей латвийской отмели, где не у кого купить и некому продать, после отмены канадских таможенных пошлин откроется наконец настоящий рынок — огромный, как сама Канада. Понятно, что тем нашим предприятиям, которые уже присмотрели в там партнеров, заключили договора, это соглашение выгодно.

Откроет свой рынок и Латвия, и вроде нечего опасаться, что хлынувшие товары задушат нашего производителя. Говорят, предусмотрены импортные квоты, которые его защитят.

Если все так хорошо, то почему и в ЕС, и в Канаде протестуют против "свободной торговли" профсоюзы, организации гражданского общества и политики левых партий из тех, что настаивают на большей ответственности государства за развитие экономики?

Да потому, что соглашения о свободной торговле на самом деле не столько о торговле, сколько о защите иностранных инвестиций. И по правилам, которые стоят над национальным законодательством.

Министерство иностранных дел в предоставленной Сейму презентации СЕТА сообщило сколь гордо, столь и простодушно: "[Cоглашении] ясно и точно определены стандарты защиты инвестиций, … ограничивая, таким образом, возможности широкой интерпретации обязательств государства по отношению к иностранным инвесторам".

Читал и своим глазам не верил. Это писали те, кому по долгу службы следует заботиться о суверенитете государства прежде всего. Оказывается, не государству решать, что стране хорошо, а что плохо. Оказывается, обязательства государства в отношении внешнего инвестора могут быть интерпретированы государством излишне широко, и их надо ограничивать. Но это еще не все.

В соответствии с СЕТА создаются трибуналы Системы инвестиционного суда Investment Court System (ICS), наделенной полномочиями штрафовать правительства в тех случаях, когда государственная политика угрожает финансовым интересам иностранных инвесторов. По существу, это альтернативная правовая судебная система, которая будет действовать над национальной судебной системой прежде всего на пользу интересам внешних инвесторов. Причем на латвийских инвесторов она распространяться не будет, а значит, поставит их в менее выгодное положение.

И тогда понятно, почему против СЕТА возражает Европейская конфедерация профсоюзов, а следом за ней Латвийский союз свободных профсоюзов, указывая на то, что в Соглашении недостаточно определены гарантии публичных услуг и трудовых прав наемных работников.

Ведь что может получиться? Правительство и Сейм принимают решение об увеличении в стране минимальной заработной платы, а проходит время, и из трибунала первой инстанции ICS приходит решение об уплате страной штрафа за нарушение интересов иностранного инвестора, который вынужден нести расходы на увеличение зарплат своих работников.

Опасность финансовых санкций будет маячить перед законодателем каждый раз, как пойдет разговор о реформах в управлении экономикой и социальной политике, и потому сдерживать законодательные инициативы, направленные на защиту широких общественных интересов. А это не только зарплаты, но и рабочие места, услуги здравоохранения и образования, охрана среды, качество продуктов питания, права потребителей.

Немало примеров того, как иностранные инвесторы преследуют по суду государство, когда возникает угроза их прибылям.

Голландская страховая компания Achmea подала в суд на Словакию, решившую приватизировать частные компании страхования здоровья для того, чтобы создать единую государственную.

Американские и европейские энергетические гиганты подали иск на миллиард долларов против Аргентины (только BG Group, например — на 185 миллионов), когда правительство заморозило цены на энергию и воду, чтобы защитить своих жителей во время финансового кризиса. Филип Моррис — против Австралии за размещение на сигаретных пачках изображения пораженных раком органов курильщиков и против Уругвая за антитабачное законодательство.

И уже совсем недавно, в 2016 году, канадская нефтедобывающая компания Trans-Canada обратилась с иском в 15 миллиардов долларов против правительства США после того, как Президент Обама остановил строительство нефтепровода Keystone XL между Канадой и США, который мог повлиять на климат.

Чаще транснациональные компании проигрывают, но перспектива обречь себя на долгую судебную тяжбу с непонятным исходом всегда оковами висит на участнике договора о свободной торговле.

Иностранные инвестиции нужны Латвии как воздух. Как кем-то было сказано, хуже иностранных инвестиций может быть только их отсутствие. Но чтобы удержать страну между экономическим закабалением и экономическим прозябанием, система отношений с внешним инвестором должна содержать правовые механизмы защиты национальных интересов, социальных и трудовых прав, гарантии неограниченного применения всех инструментов повышения экономической конкурентоспособности, которыми располагает суверенное государство. А в СЕТА их нет, есть декларации, потому описанные выше риски могут состояться с большой степенью вероятности.

Открытие рынка и прямые иностранные инвестиции всегда приносит краткосрочные выгоды. Первые же заключенные договора создают новые рабочие места. Растет экспорт. Волна новых импортных товаров приходит в дома потребителей. Однако важнее долгосрочные последствия: развитие экономики и рост ее конкурентоспособности.

Совершенно непонятно, с чего бы иностранным фирмам заботиться о нашей конкурентоспособности. Более того, даже присутствие их на рынке может тормозить возникновение своих таких же предприятий.

Потому выборочное, просчитанное, а не тотальное открытие рынка — это мудро. Впускать внешние инвестиции не туда, куда хотят, а куда нам полезнее. Поощрять тех инвесторов, которые готовы обучить наших работников, передать менеджерские ноу-хау, оставить в Латвии возможно больше новых технологий. Осознанно выковыривать изюм их пирога и не считать это зазорным. Будем помнить, что не только нам нужны деньги внешних инвесторов, но и им нужны наши работники, наш опыт, наши трудовые традиции и привычки, наш главный природный ресурс — географическое положение.

Договорам о свободной торговле и свободном движении капитала должна соответствовать национальная политика их регулирования. И пусть она будет прописана в каждой их статье. Пока что на государственном уровне необходимость в политике регулирования иностранных инвестиций, похоже, даже не осознана.