Получается, нам такие специалисты вроде бы нужны. Тогда возникает вопрос — почему к ним сейчас нужно применять налог выше, чем к менее квалифицированным работникам? Лишь хорошо оплачиваемые специалисты помогут создать столь необходимый Rail Baltica грузопоток и реализовать другие важные проекты, в которых нуждается народное хозяйство.

По этому вопросу свои сомнения выражали и многие специалисты по информационным технологиям, и руководитель Lattelecom Юрис Гулбис, и член правления ООО CPM Trading Роланд Петерсонс. Они в своих статьях указывали также на нехватку специалистов в других отраслях. Но в этом году практика остановилась на еще худшем результате — не только частный сектор, но и многие работники министерств и средний менеджмент с зарплатами свыше 1700 евро в этом году в реальности получали намного меньше! Добрые намерения привели к неприятным последствиям — в борьбе с неравенством мы нагрузили средний класс дополнительными налогами. И случилось это потому, что у нас нет достаточного числа высокооплачиваемых специалистов, с которых можно было бы взимать прогрессивный налог. Так что, он "прогрессивно взимается со среднего класса".

Печально, что это никак не затрагивает самих "наиболее неравных". Ведь нет проблем получить недостающую часть доходов в виде дивидендов — уменьшить облагаемую часть зарплат, а еще лучше — оставить доходы в обществах капитала. Там деньги хотя бы не обложат налогами, а несоотнесенные расходы — "подарки и рестораны" — обойдутся "всего в 20% от фирмы". Шаг с введением прогрессивного налога непременно воспрепятствует приезду в Латвию хороших специалистов, которые нам крайне необходимы. Поэтому в реальности надо делать как раз наоборот — стимулировать налоговой поддержкой приток профессионалов и высококвалифицированных экспертов на латвийский рынок труда. Однако, например, экспертам по IT можно выплачивать зарплату и вне Латвии — через их родные страны. Так или иначе, ее будут платить там, где меньше расходы.

Следующий тревожный аспект, который влияет на рабочую силу, — весьма непрофессиональное использование слова "нерезидент" в связи с банками и банковскими счетами. Фактически создается впечатление, что нежелательно, если такой специалист открывает в Латвии счет! Более того, наши собственные соотечественники (200& 000 человек), прожив за границей 183 дня, фактически являются нерезидентами. Неужели мы действительно хотим закрыть счета этих людей?

Правда, многие уже закрыты, но, быть может, это и была их последняя связь с Латвией? А ведь банковский счет является также идентификатором личности в латвийских базах данных для уплаты госпошлин и налогов и т.д. В то же время программа "Запрещенный прием" говорит, что для каждого "мастера по кебабам" банки сейчас открывают счет фирмы. К тому же, фирмами управляет нерезидент. Это помогает им уклоняться от налогов и пошлин. Создается глубокое противоречие, ведь открыть счет иностранному специалисту труднее, чем владельцу "кебабной"!

Вот и я два года был нерезидентом, так как проживал в Эстонии. Мой друг сейчас живет и работает в Москве. Это хороший специалист, но и он по отношению к Латвии — нерезидент. Таких примеров много, но эти нерезиденты полезны Латвии и нашей экономике. К тому же, сейчас стоит задуматься, как привлечь в народное хозяйство необходимых специалистов.

Перевод DELFI