В итоге ступни деформировались, в результате некоторые девушки не могли даже самостоятельно ходить. Это придавало некую утончённо-аристократическую изысканность. Более того, при нашествии монгольских и маньчжурских династий такие ноги стали символом национальной идентичности и назывались "золотыми лотосами".

Традиция эта стала сходить на нет с начала прошлого века. Однако мы воочию можем наблюдать, как нечто схожее происходит здесь и сейчас. В нашей с вами стране, в системе образования. Мы живём в удивительную эпоху информационной революции, открывшей доступ к данным, на сбор которых раньше могли уходить недели или месяцы. Youtube, вебинары, онлайн-библиотеки и многое другое… Учёные из любого уголка планеты могут удалённо читать лекции. Было бы желание их слушать.

Единственное препятствие, которое может встать на пути исследователя - это язык, на котором доступен материал. Очевидно, что большая часть научного сообщества существует в рамках крупнейших языков, на которых говорит мир. Надеюсь, никого из читателей не нужно убеждать в том, что латышский там будет занимать далеко не первые позиции.

Поэтому попытка замкнуть среднее образование на латышский язык - это не что иное, как своеобразная попытка бинтования ног по-латвийски. Явление для современного образованного человека дикое. Вместо того, чтобы готовить открытого миру человека, министр образования Латвии и его помощники хотят подрезать крылья будущим выпускникам. Видимо, из-за простого желания уменьшить их конкурентоспособность на мировой арене. Зато больше шансов, что дома останутся.

Нет, не спорю, интерес государства в таком подходе вполне просматривается. Но совпадает ли он с интересом учеников и их родителей? Почему большая группа людей, которая хотела бы продолжить обучение в лучших университетах мира, должна замыкаться в той клетке, которую строит Латвийское министерство образования?

Например, в считающейся лучшей латвийской школой Первой гимназии, которую закончил сам Шадурскис, с десятого класса ученикам предлагают осваивать программу International Baccalaureate (http://www.ibo.org/). И на примере этой программы очень хорошо видны недостатки текущей системы. Потому что в латвийском исполнении она "прекрасна" во всём. Во-первых, благодаря нашим законам, государственная школа не имеет права преподавать на английском. Поэтому там эта программа утверждена под скромным кодом 31011011 (общеобразовательная программа для среднего образования.). А по условиям самой организации обучение по программе должно вестись только на английском, французском или испанском языках. Я не знаю как первая гимназия, да и несколько других школ обходят эту дилемму: нарушает то ли местные законы, то ли правила международной организации? Ученики говорят, что программа преподаётся на латышском, а в организации считают, что преподавание идёт на английском. Что-то мне это напоминает... До боли знакомое. Не проще ли было бы разрешить получать знания в средней школе на любом языке, если на то есть достаточный спрос? Особенно в стране, где в силу немногочисленности населения именно иностранные языки дают намного большие возможности? Но нет. Свобода выбора? Только не у нас. У нас вместо свободы выбора — забота о единственно правильном выборе по указке министерства образования. То, что от этого косвенно страдают все — это та жертва, на которую министерство готово идти.

Поэтому забота о русских детях зацикливается не на том, чтобы научить их латышскому и подготовить к среднему и высшему образованию на любом языке, а на том, чтобы запретить русский. Тогда они будут хорошо интегрированы в латвийское общество. Математика, физика, химия — всё тлен. Интегрированность и лояльность, вот что в цене.

Странно, что под маской заботы о наших детях экзамены по латышскому языку одинаковые для тех, у кого этот язык родной, и для тех, у кого нет. Для русских школ экзамены давно надо было сделать немного сложнее. Чтобы уж усилить мотивацию учить латышский, да и интеграцию не грех ускорить. А то уже скоро 100 лет надо праздновать, а ядро конституции всё ещё под ясельно-школьной угрозой.

Их бинтовали-бинтовали, штрафовали-штрафовали, а они всё так и не впитали любовь. Не испытывают благодарности. Вывод? Надо усилить и то, и другое. Ради солнечного будущего под пристальным взором языковых инспекторов на сентябрьских линейках и выпускных в наших школах. Ведь золотые лотосы — это так красиво и утончённо.