Экс-премьер Андрис Шкеле как-то высказался в СМИ – страной нужно управлять как предприятием. Это значит, что мы, население, инфраструктура, всё, что находится в общественном пространстве, – всё является ресурсом. Ресурс, который надо освоить и который должен приносить прибыль. Владельцу. У партии было довольно милое лого – семья с детьми – все мысли и заботы о народе. Концептуально – всё в порядке, миленько. И тогда строились мосты, которые позднее посыпались, на государственные деньги строились дороги, которые развалились, и были реализованы мегапроекты, которые в процессе строительства стали дороже на миллионы миллионов, а также многое другое. Но через какое-то время основанная им [Шкеле] партия самоликвидировалась, чтобы не нужно было выплачивать деньги стране. И осталась в долгу перед всеми нами. Для кого-то это может звучать абсурдно – остаться в долгу перед ресурсом.

Партия другого бывшего премьера Мариса Гайлиса еще в прошлом веке публично декларировала: сначала – интересы партии, а потом всё остальное. Это было так давно, что большинство уже об этом начало забывать – тогда Латвия ещё даже не отпраздновала свой 80-летний юбилей. Для поездки в Европу нам в то время нужны были визы, а то, что Латвия вступит в Евросоюз и НАТО было только визией далёкого будущего.

Теперь же времена другие. К тому же в этом году Латвия отметит свой столетний юбилей. И именно поэтому этот год для всех нас так важен. Ни партии Шкеле, ни партии Гайлиса больше нет. Сменились правительства, выросло новое поколение политиков, страна преодолела кризис, были введены новые технологии и европейские принципы управления государством. Вся Латвия готовится к празднику. Это событие важно – на национальном и государственном уровне! Встретим же этот юбилей гордыми и радостными! Самоуправления, организации – все планируем праздновать.

Например, самоуправление Кулдигского края объявило тендер – конкурс эскизов, для того чтобы реализовать задуманный лет 80 назад, но так и не воплотившийся в жизнь памятник борцам за свободу Латвии. Разрабатываются условия конкурса, выбирается жюри, которое будет оценивать работы, и т.д. Государственно и патриотично! Всё солидно! Супруга бывшего премьера Зайга Гайле, которая является членом жюри этого конкурса, публично в прессе хвалит кулдигское самоуправление. По чистой случайности – у её знакомой, архитектора, именно сейчас в Кулдиге начаты масштабные проекты.

В кулуарах в связи с памятником борцам за свободу слышно нечто другое – ну вот у нас здесь в Кулдиге такие активные люди, которые очень хотят памятник, но мы в думе не будем ведь тратить на это деньги! Поскольку приближаются выборы, игнорировать такую патриотическую идею открыто мы не можем, мы же национальный край! Нужно как-то притвориться, что дума эту идею поддерживает – это ведь наши избиратели! Но через некоторое время оптимизируем ресурсы. Ну «наколем» тех, кто нам поверил, – то есть людей более старшего поколения, которые на протяжении долгих оккупационных лет вдыхали жизнь в идею свободы, и художников, которые уже готовят предложения для конкурса, ну и что с того.

И через месяц дума действительно кардинально меняет свое мнение – конкурс приостанавливается, хотя даже ещё не подошёл срок подачи предложений.

Зато на собрании депутатов Кулдигской думы взвешивается гениальное предложение Зайги Гайле! Она сама освоит этот ресурс – законсервирует постамент, которые был забетонирован 80 лет назад, в уникальный, по её мнению, материал – бронзу. Не нужен никакой конкурс. Юридически этот вопрос уладим!

Получается, что Кулдигскую думу действительно стоит публично похвалить!

Другое латвийские самоуправление, Рига, в ноябре тоже озвучило идею – установить у Национального театра объект, посвящённый столетию Латвии. Идея государственная и место значимое. Правительство с такой инициативой в столице не выступило, а самоуправление выступило – молодцы!

Реализация такого идейного объекта, который бы представлял латвийское государство, безусловно будет прозрачной – решения будут принимать компетентные, в государственных масштабах мыслящие люди с выдающимися профессиональными качествами и репутацией. Сомнений в честности задействованных лиц, а также конфликта интересов появиться не должно. К сожалению, есть симптомы, которые говорят о том, что всё красиво только на концептуальном уровне. Примерно так же, как с вышеупомянутым логотипом партии.

Идеи для конкурса претенденты должны подать до конца января, после чего соберётся жюри, которому нужно будет оценить работы. Выберут, кто лучший, потом будет выполнена процедура закупки, нужно будет организовать переговоры с победителем, заключить договор, нужно будет спроектировать объект, согласовать идею со всеми инстанциями, изготовить и установить сам объект, благоустроить окрестности. И это всё необходимо сделать до 4 мая – за три месяца!

Сделать это, конечно, можно. Но только в том случае, если у кого-то в сарайчике уже стоит готовая работа, которую только нужно отвезти к Национальному театру. Или кто-то уже сейчас знает, что реализация объекта будет продлена и срок установки, упомянутый в положении о конкурсе, необязателен. Это требование может служить причиной для того, чтобы вообще ничего не реализовывать, и тогда появится кто-то вроде Зайги Гайле, как в случае с Кулдигой, кто захочет освоить этот ресурс.

Подобное требование включено в положение о конкурсе из-за некомпетентности чиновников, или из-за интересов крёстных отцов, крёстных дочерей, частных фондов, бывших партийных или нынешних финансовых интересов? Или же по чистой случайности? Совпадение или нет, но к конкурсу в качестве эксперта была привлечена Хелена Демакова, член правления той самой самоликвидировавшейся партии, которая незаконно растратила финансовые средства и осталась в долгу перед страной!

Пример Кулдиги и Риги показывает, что неважно, какая партия в самоуправлении находится у власти, – мы для определённого круга людей были и, увы, всё ещё являемся только ресурсом. Ресурсом, служащим для того, чтобы реализовывать интересы приближённых к себе людей. Я не берусь утверждать, что в обоих этих случаях можно разглядеть признаки коррупции, но уверенности в том, что в Латвии на первом месте наконец-то находятся интересы страны и её граждан, а не партий и крёстных детей, всё это не добавляет.

Нам остаются только две возможности. Смириться, что нас считают ресурсом и разрешить, чтобы нам и в дальнейшем пудрили мозги, и, если это не нравится, уезжать в Ирландию. Ну или не молчать и не допускать такого.

Что же всё-таки отличает оптимиста от пессимиста? Пессимист говорит – всё так плохо, так плохо, что хуже быть не может… А оптимист отвечает – может, может быть ещё хуже!

Погуляйте вечером по Кулдиге – уже сейчас в большинстве окон вы не увидите света! И если мы продолжим разрешать использовать себя как ресурс, то к столетию по всей Латвии количество погасших окон разительно увеличится.

Перевод с латышского. Оригинал здесь.