Другое мнение на ту же тему: Ингмарс Фрейманис. Видишь разнообразие - видишь свободу

Это классический прием пропаганды - рассказывать о "страданиях" жертвы, имея перед собой цель мобилизовать сочувствующих и желающих добра граждан, чтобы те требовали вмешательства государства против плохих "притеснителей". Возможно, сравнение с кремлевской пропагандой кому-то покажется не к месту, поскольку ЛГБТ-активисты хотят добиться другого, и вообще в России их притесняют. Но, прочитав эту статью, читатель поймет, что сходство - это не просто совпадение, оно есть на фундаментальном уровне.

Но сначала зададим совершенно логичный вопрос: чего хочет добиться так называемый прайд? Действительно ли победы над гомофобией? И есть ли вообще какое-то значение у этого понятия? В дискуссиях о прайде превалирует определенный взгляд на мир, в котором все разложено по полочкам: есть хорошие и есть плохие, есть жертвы и есть насильники, есть гомосексуалисты и гомофобы, или "смелые" и "трусливые". Но реальность сложнее. Очень заметно то, что большая часть идеологов ЛГБТ в Латвии сами гомосексуалистами не являются.

При этом многие гомосексуальные люди не хотят ассоциировать себя с деятельностью этих идеологов, как-то выделять свою половую жизнь в качестве части своей публичной идентичности. И это логично. Точно так же многие русскоязычные не хотят, чтобы Путин защищал их от "русофобии" - они хорошо понимают, что ничего хорошего это не принесет. Похожую услугу гомосексуальным людям оказывают идеологи и активисты LGBT. Надутым ультралибералам нравится думать, что остальной народ не понимает английского языка. Придется их расстроить, потому что традиционно мыслящие люди следят за тем, что происходит в странах Западной Европы и в Америке. Картины, которые можно увидеть на "прайдах" там, эстетически и морально отпугивают любого мыслящего человека.

Сравнение с Праздником песни - последнее, что приходит в голову, когда смотришь на то, что органически подошло бы картинам Иеоронима Босха. Если у проблемы гомофобии в реальности и есть какая-то основа, то она может быть связана резонансом, который вызывает сам "прайд". Если цель в том, чтобы показать, что каждый заслужил уважения как человек, и он не должен страдать из-за своей половой жизни, то "прайд" - худший способ этого добиться. К тому же этот метод основан на очевидном противоречии. Раз уж мы в первую очередь люди, а сексуальная ориентация вторична, то почему этой вторичной вещи посвящен целый фестиваль? Мы неизбежно приходим к выводу, что "прайд" - это мероприятие, которое унижает гомосексуальных людей, поскольку их выставляют в первую очередь гомосексуалами и только потом людьми. Или, еще хуже - лишь средствами для политической провокации.

Углубимся в вопрос унижения такого человека, который вытекает из своеобразной логики "прайда". Есть общепринятая истина, которая громко не звучит: каждый уважающий себя человек не демонстрирует свою сексуальность, его гордость (или "прайд") - все то, что делает его человеком. Его идеи, работы, таланты, цели и стремления. Его фокус - все то, что делает его человеком. Он пользуется уважением общества не потому, что посвящает своей половой жизни флаг и целый список политических требований. Цитируя слова доктора юриспруденции Байбы Рудевски: "С точки зрения идеологии ЛГБТ, сексуальные наклонности и сексуальное поведение человека воспринимаются как неотъемлемая часть его личности. Гомосексуализму придается какое-то особое, привилегированное значение, по сравнению со всеми остальными наклонностями. (..) Риторика идеологов ЛГБТ носит радикально антигуманные и унижающие человека взгляды. Она редуцирует человека до одного очень узкого аспекта его личности и рассматривает его только (или главным образом) через призму его половых инстинктов и сексуальных актов. (..) Такой взгляд радикально расходится с понятием человеческого достоинства, которое лежит в основе существования всех цивилизованных стран Запада".

Поучительно, что об этом унижении достоинства человека много писали и представители латышской интеллигенции в ссылке. Выдающиеся латышские мыслители, которые всю жизнь росли под влиянием классических западных ценностей, сталкивались с темными сторонами Западного мира, и не молчали о них. Это люди, которых ультралиберальным пропагандистам будет сложно назвать "невеждами, живущими под влиянием советских фобий".

Например, вот что писал выдающийся латышский философ, доктор философских наук, профессор, декан и один из подписантов меморандума Латвийского Центрального совета Паулс Юревичс: "Точно так же, как не было бы марксизма без Маркса, так и секс не был бы выдвинут в качестве главной ценности современного человека без, так сказать, проповедников этой идеологии". Далее он писал: "Человек - если он хочет быть кем-то большим, чем насекомое - не может считать сексуальную функцию смыслом своей жизни. Этим он отверг бы свои человеческие права и остался бы лишь животным. Он должен искать самореализацию в человеческих сторонах собственного естества, которые выше животных".

К похожим выводам пришла и Зента Мауриня. Она писала, что культ сексуальности превращает человека не в животное, а во что-то еще более низкое: "Материалистический натурализм больше не отличает плоть от души, верхний этаж от нижнего, землю от неба. Начиная с Зигмунда Фрейда и способность мыслить редуцирована до сексуальности. (..) Поскольку человек не животное, он не мог надолго застыть в сходстве с животным: место пансексуальности сегодня занимает извращение, которое животному незнакомо".

Конечно, пропаганда "прайда" уклонится от этой нелицеприятной правды об антигуманном характере идеологии ЛГБТ. Вместо этого идеологи ЛГБТ говорят о правах человека вне зависимости от сексуальной ориентации. Как мы уже видели выше, разумеется, каждый заслуживает соблюдения прав человека вне зависимости от того, что происходит в его постели. Но дьявол скрывается в деталях. Чтобы внести ясность, еще раз процитирую Байбу Рудевску: "В основе этого лозунга, к сожалению, одно глубокое недоразумение и вызванная им логическая ошибка. Согласно общепринятой дефиниции, права человека универсальны и следуют из самой сути человека: любой обладает ими потому и только потому, что является человеком. (..) Но из этого логически не следует, что определенный образ жизни нужно каким-то образом легитимизировать и ему нужно присваивать какие-либо "права". (..) У гомосексуалов есть те же самые закрепленные в Конституции основные права, как и у остальных людей. Но эти права они имеют как люди, а не как гомосексуалы. Говорить о каких-то особых "правах сексуальных меньшинств" означает нарушить принцип универсальности прав человека; создать привилегированную группу лиц исходя из критерия сексуального поведения, и предоставить этой группе особые права. Да, государство обязано относиться к гомосексуалу точно так же, как к любому другому гражданину - без какой бы то ни было дискриминации. Но из этого никак не следует, что государство обязано поддерживать образ жизни гомосексуалов".

Совершенно достаточно того, что в обществе мы уважаем и защищаем друг друга как люди - и только! До этого тоже нужно пройти далекий путь, но это цель, с которой согласились бы люди всех народов, всех политических взглядов на земле. Заявления с претензиями на высокую мораль и высокомерное осуждение "плохих", которые раскалывают общество; требования реформы института брака, которые девальвируют краеугольный камень цивилизации - семью; действия, которые льют воду на мельницы кремлевской пропаганды о "загнивающем Западе" - все это абсурдно. И поддерживать это может только очень узкая, радикальная группа в обществе. Вполне возможно, что организаторы "прайда" все сказанное выше прекрасно понимают, и осознают, что через такой формат мероприятия достоинство человека не защищается, а подвергается унижению. Осознают, что это провоцирует многих жителей Латвии.

Как еще можно доказать Латвии, что "хорошие" - это те, кто участвуют в шествии, а "плохие" - те, кто протестует (и, нужно признать, порой в весьма отталкивающей форме)? Ведь то, что по сути хорошо, воспринимается и признается хорошим легко. Ему не нужны дополнительные доказательства или запугивание. Но если вы хотите выдать что-то плохое за хорошее, то использование плохого контраста подойдет. Кремлевская пропаганда, которая выделяет темные стороны Западного мира, чтобы спрятать свои, оказала большую услугу. Она служит идеологам ЛГБТ негативной альтернативой: "Смотрите, Путин тоже против ЛГБТ! Если ты не с нами, то ты путинист!"

Отрицание человека как ценности, превращение его в инструмент для идеологических и политических целей, пытаясь при этом отнять его достоинство - все это радикально противоречит тому, что делает нас латышами и европейцами. И объединяет активистов ЛГБТ с Кремлем. Кажется, любители плохого контраста нашли друг друга - ни активисты ЛГБТ не могут без Путина, ни Путин без них. И очень может быть, что обе антигуманные идеологии одна без другой быстро прекратят свое существование - если люди вглядятся в ядро этой идеологии, то они увидят, что в нем содержится абсолютное противопоставление человеческому духу и достоинству.

Сокращенный перевод с латышского - Delfi. Оригинал.