У меня свое видение повышения качества высших школ. Я считаю, что целью консолидации должно быть именно повышение качества. Поэтому хочу указать на некоторые неловкие нюансы присоединения RPIVA к ЛУ.

Когда мы говорим о реформах высшего образования, логичной точкой отсчеты нужно брать реформа министра образования и науки Роберта Килиса. Их главным постулатом тоже было тезис о том, что высших школ в Латвии слишком много. Уменьшив их количество, можно было бы сконцентрировать ресурсы и создать нечто большее и лучшее, чем совокупность имеющихся вузов и программ обучения. То есть, планировалось уменьшить если не количество высших школ, то количество образовательных программ. Для того, чтобы закрыть наиболее слабые программы, нужно было обоснование. Но оказалось, что получить такое обоснование не так-то просто. Остальное, как говорится, уже история.

Когда я пришел в Министерство образования и науки, я проанализировал попытку предыдущей реформы высшего образования, и у меня сложилось свое видение проблемы. Я увидел раздробленную, в основном слабую, хронически недофинансированную отрасль, которая занимается внутренним каннибализмом. Вузы дрались между собой за все сокращающееся количество студентов. Из-за внутренних распрей отрасль была не в состоянии увидеть «большую картину» происходящего: все больше талантливой молодежи уезжает на учебу в иностранные университеты, а затем и остаются жить в тех странах, где учились. Отрасль не видела, что мы проигрываем в международной конкуренции за студентов. Поэтому в основе моего предложения по реформированию сети высших школ была идея стратегической специализации. Этот подход предполагал, что каждое высшее учебное заведение должно занять свое, четко сформулированное место в системе общего образования. Определение этого места в системе должно было исходить из специализации каждой высшей школы.

В основе идеи стратегической специализации лежат два принципа. Во-первых, все высшие школы должны быть классифицированы как «центральные» или «региональные», и у них должны быть совершенно различные цели. Стратегической целью региональных университетов должно быть развитие своего региона. Центральные университеты должны успешно конкурировать на международном уровне и способствовать снижению количества уезжающих за границу студентов.

Второй принцип – специализация университетов. Исторически сложилось, что объединенный «латвийский университет» образуют четыре заведения высшего образования: Латвийский Университет, Рижский технический университет, Рижский университет Страдиня и Латвийский сельскохозяйственный университет. Предполагалось, что между этими четырьмя университетами не может быть никакого дублирования программ, по крайней мере - не за средства госбюджета. То есть ЛУ не следовало бы заниматься медициной, РТУ и университету Страдиня – социальными науками, а сельскохозяйственному университету – педагогикой и строительством. В итоге эти университеты могли бы концентрироваться на своей специализации и работать над повышением международной конкурентоспособности.

И хотя несколько высших школ не были довольны предложенной моделью реформ, все же она получила поддержку большинства в отрасли. Ее поддержал и Совет высшего образования. В ноябре 2013-го года эту модель реформ подписали трое министров: министр образования и науки (автор этой статьи), министр здравоохранения Ингрида Цирцене и министр сельского хозяйства Лаймдота Страуюма. Все остальное уже тоже история. 27 ноября 2013 года правительство Валдиса Домбровскиса подало в отставку. В течение трех следующих лет вопрос реформ высшего образования не затрагивался. До этого года, когда было объявлено о присоединении RPIVA к ЛУ.

Я тоже видел возможность объединения некоторых высших школ, в том числе и RPIVA. Однако без ультиматумов, и не "завтра к обеду". Конкретно в отношении RPIVA планировалось, что в 2014 году Совет ректоров начнет переговоры с ЛУ и RPIVA о возможностях более тесного сотрудничества. Такие же переговоры о более тесном сотрудничестве было поручено начать и РТУ с Латвийской морской академией, и университету Страдиня с Латвийской академией спортивной педагогики.

Ситуация с присоединением RPIVA к ЛУ вызывает два неудобных вопроса.

Первый вопрос – перепродукция. Решение о присоединении мотивируется перепроизводством педагогов. И в самом деле, в 2015-м году степень в области образования получили 1149 человек, но молодых педагогов в 2014/2015 учебном году было всего 377. Выглядит как перепроизводство в три раза. Однако нужно понимать, что сегодня более 60% педагогов общеобразовательных школ старше 45 лет. Это значит, что в течение следующих 20 лет Латвии, скорее всего, будут нужны более 17 тысяч молодых педагогов. Это около 860 учителей в год. То есть перепроизводство уже не выглядит такой же большой проблемой.

Второй вопрос – качество педагогического образования. Те, кто продвигают третью реформу, опираются на предположение, что, присоединив меньшее к большему, качество образования повысится. Другими словами, предполагается, что именно ЛУ - наиболее сильная высшая школа в области педагогического образования. Но что говорят факты? Посмотрим какое место обе школы занимают в области педагогического образования и наук.

В 2002/2003 учебном году ЛУ был выраженным лидером с 42,2% студентов, в то время как в RPIVA учились только 10,5% студентов. В 2015/2016 учебном году доля студентов педагогики RPIVA значительно увеличилась, достигнув 41,1%. В ЛУ она уменьшилась до 26,7%. То есть студенты уверенно голосуют за RPIVA.

Выдвигается аргумент, что ЛУ сильнее в научном плане. Однако тут необходимо уточнить, о чем мы говорим: об ЛУ в общем или сравниваем научные достижения обоих ВУЗов в сфере педагогики? А в сфере педагогики RPIVA вовсе не самая слабая. Не получится ли так, что, присоединив RPIVA к ЛУ будет уничтожен наиболее сильный игрок в сфере педагогического образования?

Однако самый точный ответ на вопрос о целесообразности объединения, на мой взгляд, могут дать те, кого объединяют. Конечно, всегда кто-то будет в оппозиции (как минимум, администрация тех, кого присоединяют). Но главный вопрос – хочет ли присоединяться большая часть сотрудников. Завидует ли втихомолку большая часть сотрудников RPIVA своим коллегам из ЛУ? Например, из-за комфортных рабочих помещений или динамичного развития факультетов? Если это большинство на самом деле тихо мечтает об объединении, то реформа пройдет гладко и эффективно. И, возможно, даже подтолкнет к следующим. Время покажет.