В начале августа правительство решило поддержать предложенные министром образования и науки Карлисом Шадурскисом поправки к закону, которые предусматривают уже в конце ближайшего учебного года для школьников, заканчивающих 9 класс, во всех школах, в том числе школах национальных меньшинств, сдачу экзаменов только на латышском языке, а еще через год это же требование будет распространяться на получающих среднее образование.

Если в свое время министр образования Латвии Янис Райнис, который между прочим в Латвии ввел самую прогрессивную систему образования, сказал: "В латышской Латвии — демократию для всех!", то о таком предложенным министром порядке, который введен в действие в спешке и без переходного периода, можно сказать только одно — демократии заслуживают не все. Демократия в латышской Латвии предназначена только для латышей, и даже об этом еще можно подискутировать. В любом случае, делать резкие движения, проводить реформы в отношении таких столь интимных для людей вещей, как родной язык, могут только люди, которые родной язык как таковой не считают ценностью и не понимают, какие последствия могут возникнуть, если затронуть этот личный вопрос.

Очевидно, тот, кто инициировал эти перемены, думает так: "Гоп! Ура! Наконец-то мы перешли к экзаменам на латышском языке. Я знаю этот язык уже давно, никаких проблем". Так могут думать те, кого эта проблема не касается.

В свою очередь, те, кого эта проблема касается и кто с самого рождения учился на родном, не латышском, языке, ощутят иные последствия — они будут бояться, что не выдержат конкуренцию, что результаты экзаменов при сдаче на латышском языке будут хуже, чем на родном языке. В лучшем случае эти люди уедут — чего, конечно, откровенно ждут-не дождутся национально настроенные политики. Однако вряд ли молодые, сильные люди, которые родились в Латвии, так просто примут решение покинуть свою родину, без боя. В этом случае результат будет печальным.

Существует вероятность того, что и сами молодые люди, и их родители или просто единомышленники попытаются решить проблему кулаками. В Латвии народу трудно решиться на какой-то масштабный протест, но, если все же он на это решится, то мы это надолго запомним — например, как в случае с событиями 13 января в Старой Риге. Кроме того, я не думаю, что после одного погрома или акции протеста волна недовольства в обществе русскоязычных спадет — люди, чьи карьерные возможности и средства существования окажутся под угрозой из-за непродуманных решений правительства, будут бороться за пропитание, не останавливаясь перед кражами и грабежами.

В настоящее время движение правящих кругов по отношению к языковой политике, в том числе в сфере образования, демонстрирует угрозы и репрессии — как будто бы каждый живущий в Латвии человек должен стать латышом и присутствие других культур недопустимо.

Альтернативой такой политике был бы постепенный переход на экзамены только на государственном языке, не травмируя учеников и не лишая их карьерных возможностей в будущем. Хотелось бы также подчеркнуть, что ни одна из организаций, которые возражают против резкого и неожиданного перехода к сдаче экзаменов только на латышском языке, не приводит положительных примеров из опыта стран ЕС. Но можно использовать, например, в качестве образца опыт Финляндии, в конце концов, мы же уважаем европейские ценности и смотрим на лучших, а Финляндия это одна из самых богатых стран — именно то, к чему должно стремиться каждое государство. К тому же историческая ситуация схожа с Латвией — Финляндия долгое время находилась под контролем Швеции.

В финских школах, например, уроки шведского языка являются обязательными для учеников 7-9 классов. Он также является государственным языком, и на шведском языке в Финляндии обеспечена коммуникация с органами самоуправления, особенно в социальной сфере и в области здравоохранения. Более того — в 2011 году Совет Европы, проводя мониторинг ситуации с языками национальных меньшинств, рекомендовал Финляндии улучшить доступность социальных услуг и услуг здравоохранения на шведском языке, предупредив, что его статус находится под угрозой. Не менее важная деталь заключается в том, что отчет о языках национальных меньшинств был опубликован на сайте Совета Европы в разделе "Демократия". Соответственно, вопрос языков национальных меньшинств признается демократической ценностью.

В Латвии ненависть к русскоязычным с каждым годом достигает все новых вершин, поэтому вопрос о таких вещах, как только что упомянутые в контексте Финляндии, больше вообще не поднимается. Однако право детей сдавать экзамены и демонстрировать свои знания по различным предметам на родном языке — это основа основ принципов демократии.

Допуская, что правящие слуги народа, возможно, не желают ухудшения криминогенной ситуации, такой отчаянный шаг Карлиса Шадурскиса должен иметь какое-то другое объяснение. Как вариант — это очередная, уже регулярная попытка использовать национальные вопросы для отвлечения внимания от других, более важных вещей, которые в нашем государстве не в порядке, таких как здравоохранение или любая другая отрасль народного хозяйства. Вот, все же хорошо быть в Латвии национально озабоченным — за 25 лет государства во всех проблемах Латвии можно винить и СССР, и КГБ, а теперь даже просто русский язык, не обращая внимания на то, что любой язык в принципе обогащает любую нацию или человека.