Еще год назад — весной 2016 года, когда Сейм принял скандальные поправки к уголовному закону о тюремном наказании за антигосударственные призывы, латвийское общество было поставлено перед фактом: государственная власть готова агрессивно охранять свою безопасность не только от внешнего врага, но также от самих жителей Латвии. Теперь же, закрепив свои позиции в отношении своих жителей, достаточно напугав жителей и саму себя нависшей военной угрозой, власть затеяла серьезные приготовления к значительным геополитическим событиям, взяв курс в сторону активной военной эскалации.

История повторяется

Недавно, полистав в библиотеке Сейма толстенную подшивку "Правительственного Вестника" за 1939 год и изучив речи тогдашних министров, я пришла к выводу, что мы идем по пути повторения нашей истории. У того, кто следит за современными политическими событиями, вполне может создаться впечатление, будто времена правления Ульманиса в преддверии войны, повторяются.

Так же, как и в 1939 году, Латвийскому правительству для решения всех вопросов Сейм был не нужен. Если тогда, почти 80 лет назад, Сейм просто физически не существовал, так как он был распущен в результате государственного переворота 1934 года, то сейчас у современного правительства есть достаточно широкие полномочия и влияние на парламент для того, чтобы в самых важных вопросах страны отвести Сейму всего лишь формально-декоративную функцию.

Так же, как в 1939 году, когда латвийские министры, выступая с пламенными речами об успешном сотрудничестве с СССР, осуждали паникеров и сплетников, так и сейчас — власть строго борется с критикой. Структуры безопасности не советуют критиковать власть, и так же в моде — охота за лже-новостями.

Так же, как в 1939 году, правительство теперь имеет право назначать своих уполномоченных в правления предприятий и фактически перенимать правление стратегически важных компаний. Так же, как и тогда, в преддверии войны, не утихают речи о геополитической ситуации и нависшей угрозе. Так же, как и в 1939 году — стремительно увеличиваем бюджет на оборону — вскоре он достигнет почти половины наших затрат на здравоохранение.

И сегодня — государство ищет союзников и приглашает их на свою территорию со всем своим оружием и техникой. Не зря, договор Латвии и США о военном сотрудничестве очень напоминает пакт между Латвией и СССР, заключенный 5 октября 1939 года. Тогда все министры бросились расхваливать данное сотрудничество, равно как и сейчас, политики гордятся тем, что во имя безопасности пригласили на нашу территорию серьезную военную силу. 9 октября 1939 года, министр иностранных дел Вильгельм Мунтер, объясняя прессе заключение советско-латвийского пакта, говорил: "принцип совместного сотрудничества имеет некоторое превентивное значение, внешне демонстрируя то, что оба государства имеют похожие интересы в вопросе отражения военных нападений".

Не слишком ли отчетливо повторяется эта история? Мы ведь все помним, чем она закончилась в прошлый раз…

Столько чести — одному маленькому зайчику?

Нас втянули в опасную игру, и шансов на победу в ней у нас нет и изначально не существовало. На ежегодных внешнеполитических дебатах в январе 2017 года министр иностранных дел Эдгар Ринкевич сказал, что не смотря на то, что у нашей страны много союзников, Латвия должна так же и сама заботиться о своем развитии и о своей безопасности. Министр сравнил страну с маленьким зайчиком и сказал, что Латвия не может себе позволить "как маленький зайчик сидеть тихо под елочкой, пока вокруг ходит страшный волк". Думаю, что в нынешней ситуации в историю волка и зайчика уже вмешались брутальные лесорубы и охотники, приехавшие в лес со своей техникой. Их цель — охота на волка, а судьба зайчиков и елочек их не заботит. На нашей территории нами же будут играть по чужим, нам не известным правилам. Кому подчиняются солдаты США, ради которых правительство подстелило юридическую подушку в виде договора о сотрудничестве, обеспечив им безмятежные условия для жизни и различной деятельности на территории Латвии?

Неужели суверенитет Латвии — пустой звук?

Текст договора сейчас доступен всем желающим, и я сомневаюсь, что только у меня одной возникло представление о возможном дискриминирующем характере этого документа по отношению к жителям Латвии. На месте правительства, мне было бы стыдно подписывать и отправлять на ратификацию парламенту такой договор. Хотя бы потому, что, прочитав идентичный договор о сотрудничестве США с Литвой, подписанный 17 января этого года, я заметила некоторые отличия от договора с Латвией. Так, к примеру, в отношении размещения вооруженных сил США на своей территории (статья III пункт 1) договора США-Литва, включена оговорка "Военные силы США, контрактные работники США, их иждивенцы, и другие, могут использовать согласованные объекты и территории согласно заключенному договору, полностью уважая суверенитет и законы Литовской Республики". Несмотря на то, что договоры о сотрудничестве между США и странами Балтии, по сути почти идентичны, данной оговорки в латвийском тексте договора нет! Может быть, стоит поинтересоваться у чиновников посольства США — чем отличается суверенитет Латвии от суверенитета Литвы и почему наши права ценятся гораздо ниже? А правильнее было бы задать этот вопрос правительству Латвии, которое при подписании договора даже не потрудилось добиться к элементарного уважения к Латвии со стороны союзников.

Меньше прав у того, кто пострадал от военных США?

Поднятые мною на парламентских дебатах вопросы так и остались без ответа. Что будет с теми, кому выпадет судьба пострадать от действий американских военных на территории Латвии? Похоже, что право пострадавшего на компенсацию от действий военнослужащих США будет зависеть лишь от политической воли наших властей. Ведь Латвия в данном случае воспользовалась своим суверенным правом выбора отказаться от права реализовать уголовную юрисдикцию, в исключительных случаях резервируя право Генпрокуратуре в ограниченный временем (21 день) срок отозвать свой отказ (статья XII 1 пункт договора). Переводя на человеческий язык эту витиеватую формулировку из договора — в отдельных случаях, если военнослужащие натворят что-то серьезное, у Латвии будет узкое временное окно заявить о своем желании самостоятельно заниматься рассмотрением дела. А теперь давайте представим, как это будет работать.

Допустим, в ваше семейное авто, нарушая правила дорожного движения, врезается автомашина, управляемая военнослужащим США. После аварии ваша машина не подлежит ремонту. Ваши близкие — в лучшем случае, получили травмы с последствиями на всю жизнь, не говоря уже о самом худшем возможном исходе. Вы, конечно, можете надеяться на тот самый исключительный случай, предусмотренный данным договором. Вы можете надеяться на то, что ваши права как пострадавшего, будут соответственно учтены. Но есть ли гарантия, что именно ваши страдания станут достаточно сильными и значительными для серьезного политического действия со стороны латвийских властей? Потому что для того, чтобы "отозвать отказ от юрисдикции", от Латвии именно такое активное действие и потребуется. Надо будет подать заявку и запустить механизм претензии, а это может быть истолковано как недипломатичное поведение нашей страны. Насколько сильно вы должны пострадать, что бы Латвия осмелилась на недружелюбный шаг в отношении США? Ведь похожий прецедент у нас уже имеется, и он ярко иллюстрирует незащищенность наших жителей.

11 июля 2015 года в Приекульском крае военнослужащим США была совершена автоавария, в которой тяжело пострадал житель Латвии. Тогда еще, согласно договору о статусе военных войск НАТО, Латвия имела право безоговорочно наказывать иностранных военнослужащих за преступления, совершенные на территории нашей страны. По сравнению с новым порядком, тогда, почти 2 года назад, ситуация была более благоприятна для защиты прав пострадавших. Но даже несмотря на все обстоятельства и полученные заключения экспертов, пострадавшая сторона до сих пор не может добиться справедливости и хотя бы компенсировать затраты на лечение. Дело почему-то по-прежнему находится в ведении властей США, а виновному американскому солдату было разрешено спокойно и беспрепятственно покинуть Латвию. Какова вероятность, что он когда-нибудь вернется в Латвию, искренне раскается в содеянном и выплатит компенсацию пострадавшему латвийцу?

Приносим в жертву слишком многое

Мы теряем не только право немедленно призывать к ответственности за преступления, мы так же легко отказываемся от других существенных требований нашего законодательства. Отказавшись от требования Европейской сертификации автомашин, принадлежащих американским военнослужащим и персоналу (статья IX), Латвийское правительство ставит под угрозу безопасность на дорогах — ведь не зря все обычные автомашины, импортированные из США и Канады обязаны пройти сертификацию безопасности согласно правилам ЕС. Чем же автомашины военнослужащих и контрактников США безопаснее обычных автомашин, привезенных из Америки? Договор разрешает перестраивать наши объекты, не настаивая на приоритет латвийских стройнормативов (статья XXV). Договор гарантирует безопасность контингенту США и защиту от жителей Латвии, без оговорки на существующие в силе законы Латвии. Более того, контингенту США разрешено применять оружие или силу против жителей (статья VI). Наша страна добровольно отказывается от разумного механизма разрешения споров, потому что договор запрещает сторонам в случае разногласий обращаться в какой-либо суд или международную организацию. Все вопросы, возникающие на основании данного договора, Латвия и США должна решать исключительно без привлечения третьих лиц — только между собой (статья XXIX пункт 6).

Когда у тебя поселился гость с чемоданчиком оружия, вряд ли тебе сильно захочется с ним спорить, если он окажется неправ. На территории Латвии будут размещены войска другой страны, с неограниченной возможностью ввозить любую свою технику и контингент, пользоваться инфраструктурой и жить и работать согласно своим законам. Пока что в трех пунктах — Адажи, Лиласте и Гаркалне, но договор предусматривает возможность в любой момент этот список дополнить. Это даже не военные базы, они больше напоминают отдельные государства в государстве. Как говорит глас народа: это не договор, а акт приемки- передачи страны.

В отличии от Латвии, в конституции Литвы есть статья под номером 137, которая гласит следующее: "На территории Литовской Республики не может находиться оружие массового уничтожения и иностранные военные базы." Именно на данную статью Конституции ссылались шесть литовских политиков, в свое время подписавших декларацию независимости Литвы. Они подали прошение в Литовский Сейм не спешить с ратификацией договора, рассмотреть его с точки зрения конституции и организовать по этому вопросу референдум. Несмотря на это, литовско-американский договор был поспешно ратифицирован Литовским Сеймом без дискуссий, в полном информативном молчании и в отличии от Латвии — в полном единогласии.

Мы теряем самое дорогое

Латвийские власти решили, что военнослужащие и военное командование другой страны не нуждаются в ограничениях, установленных нашими законами. Остается лишь надеяться на то, что данный договор не станет оправданием систематичной вседозволенности со стороны американских военнослужащих. К сожалению, существует множество примеров, когда американские военные "в гостях" ведут себя, мягко выражаясь, нетактично. Заснятые на youyube падающие с неба хаммеры на военной базе Хохенфельс (Германия) под хохот американских солдат — еще цветочки. Хотя представьте, что трехтонный хаммер падает на крышу вашего дома. А вот на японском острове Окинава, где американцы обосновались уже со времен второй мировой войны, на протяжении многих лет сотни местных жителей погибли в результате многочисленных инцидентов. Это — и неосторожное обращение американских военных со своей техникой и взрывчаткой. И необоснованное применении оружия американскими солдатами. А также многочисленные зверские преступления, совершенные военнослужащими. Военное командование США приносит извинения, обещает работать над дисциплиной, но все новые преступления продолжают вызывать многочисленные протесты местных жителей. Совсем недавно, летом 2016 года, в очередной раз было совершено чудовищное преступление. Военнослужащий США изнасиловал и убил молодую японскую женщину. Тогда на улицы столицы острова Окинавы вышли с протестами почти 65 000 жителей. Тем не менее, даже такая острая реакция общественности вряд ли сможет повлиять на факт присутствия американских военнослужащих и их юридическую вседозволенность.

Принося в жертву безопасность своих жителей и необдуманно отказываясь от правового режима в пользу глобальных интересов, Латвия теряет самое дорогое — доверие своих жителей и свою независимость. С каждым таким договором мы отдаем часть своего суверенитета, совершенно забывая о том, кому согласно конституции, принадлежит суверенная власть. Сколько еще независимости осталось у Латвии в преддверии столетнего юбилея?