Я как бы оторвалась

Олеся: амфетамин, Bella Italia и девять детей на двоих

Фото: Марис Морканс

Олеся любит вышивать – говорит, это успокаивает. Можно спокойно подумать о жизни. На руке у Олеси татуировка на итальянском: «Моя семья – моя крепость». Но настоящую крепость она пока не построила – ни в Италии, где у нее родился сын, ни в Латвии, где она села в тюрьму за торговлю наркотиками.

Я просто не ожидала, что все произойдет так быстро

Олеся росла в благополучной семье, но все изменилось, когда родители развелись. После восьмого класса она бросила школу и связалась с плохой компанией. «Возможно, в тот момент мне надо было быть рядом с мамой. А я как бы оторвалась сама», – говорит Олеся. На амфетамин девушку подсадил отец её старшей дочери, потом она начала продавать наркотики другим. «Идти на работу было лень. А это самый легкий способ заработать, – признается Олеся. – Только вот о последствиях не думаешь. Задумываться начинаешь, когда попадаешь в тюрьму».

Что такое «Клетка»

«Клетка» - проект портала Rus.Delfi.lv о единственной в Латвии женской тюрьме. Мы показываем то, как выглядит жизнь за решеткой и рассказываем реальные истории шести женщин, которые проводят время в неволе вместе со своими детьми. 

Несмотря на приличный стаж – 10 лет употребления и шесть лет торговли, на зону Олеся попала впервые. Она хорошо помнит, как её задержали: «Я как бы и не скрывалась. Просто не ожидала, что все произойдет так быстро. Они не дали ни вещи собрать, ничего. Просто пришли и сказали, что надо поговорить в участке. И я без задней мысли поехала с ними. Просидела пять дней в изоляторе, и только когда уже привезли в тюрьму, поняла, что все».

«Мама, когда ты вернешься?» – «Как только, так сразу»

У Олеси четверо детей. Трое живут с её мамой, которая оформила опекунство, а младшая девятимесячная дочка – вместе с ней в тюрьме. Она родилась, когда Олеся уже отбывала срок. 

«Схватки у меня начались как-то неожиданно и непонятно. Весь день ходила и чувствовала, что немного побаливает. Был риск выкидыша, думала, может это как-то связано. Но к вечеру я уже поняла, что это схватки. Вызвали скорую, и в тот же день я родила дочь», – вспоминает Олеся. Четвертые роды оказались для нее самыми сложными. 

Фото: Марис Морканс

Если дочка когда-нибудь спросит о первых днях жизни, Олеся ничего скрывать не собирается. «Если она задаст такой вопрос, я обманывать не буду. Зачем? Рано или поздно другие расскажут. Лучше пускай ребенок узнает правду от мамы, а не от посторонних людей», - говорит она. 

Старшая дочь, которой десять лет, уже все понимает. Сыновья помладше – еще нет. Но все они задают один вопрос: «Мама, когда ты вернешься?» – «Как только, так сразу», – отвечает Олеся. 

Здесь у каждого свои проблемы

В тюрьме Олеся уже полтора года. «Мне не стыдно. Я за свои ошибки отвечаю. Что натворила, за то и расплачиваюсь, – спокойно и твердо говорит она. – Тюрьма многому меня научила. Поначалу я была агрессивной, огрызалась. Мне слово – а я в ответ десять. Теперь стала спокойней. Я лучше промолчу, уйду в сторону, и все. Не буду в конфликты влезать. Зачем? Мне это не нужно». 

Олеся перестала мечтать. «Мечты не сбываются. Для меня главное, чтобы дети были здоровыми. И все. Я поняла, что очень много глупостей делала... В тот момент, когда кому-то была нужна, меня не было рядом. Я как бы была, и в то же время меня не было. То, что они не могут ко мне подойти и спросить... Это моя самая большая ошибка», – женщина замолкает, и по её лицу катятся слезы. 

Раньше я много мечтала. Но мечты не сбываются

В тюрьме никто не будет тебя жалеть – у всех свои проблемы. Поэтому боль и слезы приходится держать в себе: «Очень не хватает близких людей. Здесь нет такого человека, к которому можно подойти и поговорить. На воле я могла прийти к маме. Она для меня не только мама, но и друг… Сейчас, когда плохо, я сижу в комнате одна и стараюсь сама перебороть этот стресс. Обдумать, переосмыслить. Я не стараюсь к кому-то бежать и жаловаться. Зачем? Здесь у каждого свои проблемы». 

Фото: Марис Морканс

Олеся никому не доверяет, она закрыта для остальных. Этому тоже научила тюрьма: «Я могу помочь, поддержать, но не более. Я не буду влезать кому-то в душу и в свою тоже не пускаю. Один раз обожглась на зоне… Ты ей доверяешь, рассказываешь все, а когда тебе трудно, она от тебя отворачивается. Это разве подруга? Вот есть у меня на воле один друг, который в трудную минуту действительно находился рядом. А остальные так, знакомые».

«Здесь нет такого человека, к которому можно подойти и поговорить»

Фото: Марис Морканс

Мы будем жить дружной семьей, в которой девять детей

Другом Олеся называет нынешнего мужа, отца младшей дочери. Они знакомы давно, но у каждого была своя семья и своя жизнь. А потом судьба снова свела их вместе: «Мужу низкий поклон, это он меня из всего этого вытащил, из этой глубокой ямы. Он показал мне жизнь с другой стороны. Дал понять, что можно нормально жить, зарабатывать и быть рядом с семьей». 

На руках многодетной мамы татуировки на итальянском: «Моя семья – моя крепость». Именно в семье Олеся видит свое спасение. Муж Олеси – многодетный отец. Жена умерла, и у него на руках остались четверо собственных детей и один приемный. Когда Олеся выйдет на свободу, они планируют жить вместе. 

– Это не мечта. Я просто знаю, что так и будет. Цель у меня поставлена – воспитать детей, поставить их на ноги. Пойти учиться, работать. Заниматься тем, чем я занималась в прошлом, уже не буду. Я поставила на этом крест… Самое главное – не свернуть с этой дороги. 

– А что тебе поможет не свернуть? 

– Дети. 

– Но ведь они были, когда ты свернула. 

– Да. 

– Что изменится в этот раз?

– Многое изменилось. Очень многое изменилось. Сейчас я знаю, что когда я буду там, дети помогут мне не оступиться.