Может, это мы к ним спиной?

О проекте «Клетка»

«Мы начинали проект, не зная, куда он нас приведет, – говорит Диана Чучкова. – Мы не знали, с кем нам разрешат поговорить, и кто сам, по своей воле согласится с нами общаться. Для нас это была задача даже не с одним, а сразу с шестью неизвестными. И эта интрига сохранялась практически до последнего момента». В итоге согласились шесть женщин – молодых матерей, которые сейчас живут в отделении матери и ребенка. Фотографироваться отказались почти все. 

«Читая истории этих женщин, многие наверняка подумают: «Ну надо же, тут одного ребенка Бог не дает, а этим по пять». Или: «Наплодили нищету, а теперь мы их на свои налоги содержим». Кто-то решит, что хоть дети и за решеткой, но все-таки с мамой. Кому-то покажется, что детство с казенной кашей и служебными овчарками за порогом – не детство. Мы судачим, судим, осуждаем… Да, мы не ожидали повстречать здесь хрестоматийных мадонн с голубоглазыми младенцами, – рассказывает Диана. – Но ведь мы и сами далеко не святые. Со своими пороками, страстями и слабостями. И, может быть, был прав наш фотограф Марис. Когда почти все они отказались фотографироваться анфас, он сказал: может быть, это не они от нас лицом. Это мы к ним спиной».

«У многих из нас есть дети, – говорит Ольга Петрова. – Вспомните, как вы гордо везли из роддома сына, украсив капот машины широкими голубыми лентами. Как покупали связки розовых и белых шариков, празднуя рождение дочки. Как толпились родственники с цветами и подарками. А теперь представьте, что часть осужденных матерей на третий-четвертый день конвоировали вместе с грудными детьми сразу в тюрьму. И первое путешествие новорожденного пролегало по прямому маршруту: роддом – ул. Твайконю. Что будет с этими детьми, у которых не было выбора, и после девяти месяцев в утробе матери им фактически придется отбывать еще один срок?»

Ольга вспоминает: «Почти все женщины, рассказывая о детях, плакали. Что это было? Игра на публику, чтобы вызвать у нас эмоции? Или они действительно на минуту задумывались о судьбе своих малышей? Трудно сказать». 

Мы не собираемся идеализировать обитателей женской тюрьмы, но не считаем себя вправе их судить и демонизировать. Железные прутья на окне тюремного изолятора или деревянная решетка детской кровати с плюшевым зайцем внутри... Все это режим и контроль. Это – клетка.

Портал Delfi благодарит за сотрудничество Управление мест заключения и администрацию Ильгюциемской тюрьмы.