"Что-то сделать там совершенно невозможно, слишком много внутренних течений. С тем потенциалом, который был у "Единства", когда оно пришло к власти, они фактически должны были держаться еще тридцать лет. Была же "коалиция справедливости", которую поддерживали и Евросоюз, и посольство США, и МВФ, и Сорос, и кто только не поддерживал. Нужно очень постараться для того, чтобы настолько расколоться изнутри — при таком потенциале и поддержке", — заявил Стендзениекс.

Стендзениекс, который в свое время занимался предвыборными кампаниями "Народной партии" и Айнара Шлесерса, признал, что система выборов в Латвии расколота по национальному признаку: "Сам избиратель определяет, какие депутаты от какой партии могут попасть в Сейм. Вычеркивает фамилии на языке, который ему не нравится, и в Сейм попадают те, чьи фамилии кажутся ему симпатичными. Корни у этого растут не из какой-то политтехнологии, а из истории."

В таких условиях в обществе возникает образ врага, на которого можно свалить вину. "Скажем, у националов было столько возможностей вступиться за национальные интересы страны, бороться в том числе против немецкого или французского лобби, против стремления всего мира захватить и ослабить латвийскую экономику. Это было бы нормальное национальное отношение. Но им, конечно, проще свести все к одной национальности, к одной соседней стране. Более простая программа, понятнее, что делать. Если этот русский тут же, рядом — покажи на него пальцем, вот он, в том же 15-м троллейбусе!" — заявил эксперт.

На муниципальных выборах в Риге, по мнению Стендзениекса, правые партии не слишком стремятся прийти к власти. "Скорее, есть желание отдать "Согласию" и ЧСР 49,9%, а потом, может, собрать латышскую коалицию из всех остальных партий. И не сделать ровным счетом ничего, как Аксенокс и Биркс, которые пришли с хорошими намерениями. Просто если один партнер по коалиции говорит "строим велодорожки", второй — "нет, строим скамейки", а третий — "нет, будем делать парки", то в итоге все вместе они не сделают ничего".