Вчера в Доме Рейтерна состоялась конференция, посвященная внедрению в нашу жизнь Рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств (как известно, она в урезанном сеймом виде действует у нас уже с сентября). Государственный статус мероприятию придали министры иностранных дел и интеграции.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Артис Пабрикс: "Я считал ратификацию делом чести"

Глава МИД ЛР заявил, что в основу ратифицированной конвенции легли "очень высокие европейские стандарты". "Нам нечего стыдиться перед нацменьшинствами", — уверен министр. И хотя процесс ратификации занял целых 10 лет, "это не значит, что мы не соблюдали права". Увы, А. Пабриксу часто приходится сталкиваться с людьми, которые, "не зная истории Латвии", пытаются эти самые права неправильно интерпретировать. Министр закончил парадоксальным призывом: "О правах всегда надо говорить, за них бороться, их защищать" (наверное, в Белоруссии?).

Министр по делам интеграции Айнарс Латковскис указал, что в ходе многочисленных дискуссий удалось развеять "опасения латышей, что конвенция может повредить их интересам" (ну и парламент ЛР, соответственно, постарался в этом направлении). В качестве успеха руководимого им ведомства А. Латковскис назвал освоение общественниками–нелатышами 85 тысяч Ls дотаций.

Бывший президент консультативного комитета, надзирающего за конвенцией, Райнер Хофманн отметил, что оговорки, сделанные Латвией перед ратификацией, — "нормальный тип декларации". На Западе, сказал он, "осведомлены о специфической истории и ситуации в Латвии".

"Но все страны Европы имеют сложные отношения с историей. Латышам важно понять, что историю нужно использовать для позитивного развития, а не как камень преткновения". В качестве принципов конвенции он назвал "пропорциональность и недискриминацию". Надзор же за ее выполнением будет вершить не некий суд, а независимые эксперты–посредники.

Эстонская модель: возможны отчества и топонимы

Советник министра по народонаселению и этническим делам Эстонии Катлин Саалисто рассказала, что конвенция в ЭР была ратифицирована в феврале 1998 года. С тех пор имеется ряд достижений: количество неэстонцев–граждан в этом году впервые превысило число неграждан и иностранцев. За 6 месяцев 2005 года натурализовалось 3600 человек, что больше, чем за весь 2003 год. В Эстонии рассматривается вопрос об отмене языкового экзамена при натурализации для пожилых людей.

В области образования на русском языке в Эстонии также намечена реформа — в 2007–2008 годах намечен перевод на эстонский… одного–двух учебных предметов. "Это большой вызов, — признает К. Саалисто. — Школы подготовлены не полностью, нужны дополнительные меры и эластичность". В идеале предполагается эстонизировать 5 обязательных предметов, плюс два сможет выбрать школа.

Остальное будет преподаваться по–русски, и русскоязычных учителей–предметников будут готовить на базе Таллинского университета. Возможна и кооперация с Россией. Кстати, оставленный Балтфлотом Дом офицеров превращен в Русский дом.

Ныне эстонское законодательство официально разрешает "использование иностранного языка в устном общении с государственными и местными властями с согласия сторон". На практике это означает, что и ответы на письменные заявления, в особенности в уезде Иду–Вирумаа (Нарва), выдают на русском. Что вполне нормально для муниципалитетов, которые избирают ВСЕ их жители и где персонал преимущественно русскоязычный.

В рамках же всей страны дискутируется тема дополнительного привлечения неэстонцев к госслужбе. Практика написания имен собственных в Эстонии разрешает употребление отчества в паспорте — для этого нужно всего лишь произвести официальную смену имени, и наш "Петрович" становится, таким образом, вторым именем. Топонимы также могут писаться совместно с эстонским на языке оригинала — шведском или русском. В последнем случае рядом с указателем Kallaste будет Krasnaya Gora (все же на латинице!).

Первый закон был в Литве

С 1989 года нацменьшинства у наших южных соседей защищены законодательно. Сегодня результат налицо — 99% населения Литвы являются гражданами страны. К нацменьшинствам относится около 15%, причем первым этническим миноритетом являются поляки, затем идут русские (в 1989–м было наоборот). А вот какой интересный портрет имеет система школ нацменьшинств: 54 русские, 64 польские, 16 литовско–русские, 13 литовско–польских, 17 русско–польских, 6 литовско–русско–польских и по одной немецкой и еврейской. Кроме этого, функционируют 43 субботние и воскресные школы.

"Закон об образовании Литовской Республики гарантирует право получения образования на родном языке и обучение официальному литовскому языку, — рассказала глава этнополитического анализа департамента нацменьшинств и литовцев зарубежья Бируте Казлаускене. — В настоящий момент МОН работает над подготовкой единых требований к экзамену по госязыку".

Особый вопрос для Литвы — это программа по цыганскому табору Киртимай, раскинувшемуся под Вильнюсом. Приходилось решать вопросы от выдачи документов до организации уборки мусора, от употребления наркотиков до обеспечения доступа к Интернету. "Отношение общества к рома изменилось, и сами рома стали более активными".

…Рост благополучия литовских цыган, без сомнения, не может не радовать. Но проблема русских Латвии таким же образом решена быть не может, ибо речь идет не о частном случае отсталости, а об институциональной дискриминации ВТОРОЙ ОБЩИНЫ страны. И пока что в применении к нам конвенция защиты нацменьшинств больше напоминает соску–пустышку.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form