Приближаются выборы в Сейм, а вместе с ними завершается срок полномочий нынешнего правительства, в котором лишь два года назад появилось новое министерство — по делам детей и семьи. Насколько оправдала себя новая структура? Что удалось сделать за эти два года? На вопросы "Часа" отвечает министр по делам детей и семьи Айнарс Баштикс.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама
Преодолеть дефицит любви

- Когда в нынешнем Сейме впервые был поднят вопрос о создании министерства по делам детей и семьи, много говорили о неблагоприятной ситуации в детских домах, о необходимости развития приемных семей. Сегодня тут что-то изменилось?

- Проблему детских домов я как министр по делам детей и семьи считал и считаю приоритетом. Одна из главных целей — добиться, чтобы как можно больше детей жили в семьях. До сих пор многие искренне уверены, что самое лучшее, что мы можем сделать для ребенка, оставшегося сиротой, — это поместить его в детский дом, где у него есть крыша над головой, где он сыт и одет.

Но в Европе уже в 70-е годы поняли, что формирование личности человека зависит не только от материальных факторов — не хлебом единым жив человек. Эмоциональные, интеллектуальные и духовные потребности ребенка имеют такое же значение, как и материальные. Согласно последним исследованиям, ребенку до двух лет для нормального развития необходимо проводить с матерью не менее четырех-шести часов в день. Это положительное общение закладывает фундамент личности. В детских домах — какими бы хорошими они ни были! — всегда будет существовать дефицит любви. А он приводит к вполне конкретным последствиям: воспитанники детских домов не так предприимчивы, не так самостоятельны, не так уверены в себе, не так устойчивы по отношению к различным влияниям, как дети, выросшие в семьях.

- В душе с вами, конечно же, согласны все. Но вряд ли в нынешних условиях многие захотят взваливать на свои плечи реальный груз лишних проблем…

- И все же ситуация развивается в лучшую сторону: за последние три года число детей в детских домах сократилось на 22 процента. А количество приемных семей выросло в 15 (!) раз. Государство выплачивает приемным семьям по 80 латов в месяц на каждого ребенка, а самоуправление доплачивает не менее 27 латов в месяц (а обычно больше) за каждого ребенка. Но все равно в сумме это стоит меньше, чем содержание ребенка в детском доме. Мы активно поддерживаем приемные семьи — проводим различные семинары, летние лагеря для приемных семей.

Четко выявилась еще одна тенденция — если раньше количество усыновлений за рубеж было в четыре раза больше, чем усыновлений по Латвии, то теперь эти цифры почти сравнялись.

- Ваша цель — добиться, чтобы в Латвии вообще не было детских домов?

- У нас должны остаться детские дома трех типов — для детей и подростков с проблемами поведения, для детей и подростков с проблемами наркотической, алкогольной и другой зависимости или для тяжелобольных, требующих особого ухода.

Мы уже сейчас призываем детские дома предоставлять более широкий спектр услуг, ведь у них есть помещения, персонал, ресурсы. Со временем детские дома могли бы стать центрами поддержки семьи или кризисными центрами.

Все дети равны

- А вы не думаете, что через десяток-другой лет количество детских домов у нас сократится по совсем другой причине — детей в нашей стране, как известно, на свет появляется очень мало: рождаемость в Латвии является самой низкой в Европе…

- Это огромная проблема. Начиная с 1991 года число умерших в Латвии превышает число рождающихся. В 1989- 1990 годах каждый год на свет появлялось 40 тысяч малышей, десятью годами позже — только 18 тысяч. На предложенную Первой партией идею "зарплат для мам" многие наши коллеги-политики смотрели очень скептически. Но в прошлом году рождаемость выросла на 5,7 процента!

- Но есть мнение, что рождаемость выросла в основном в неблагополучных семьях, где детские пособия становятся единственным источником дохода.

- Категорически с этим не согласен! Конечно, в неблагополучных семьях рождаемость была и остается достаточно высокой. Но сейчас больше малышей появляется и в хороших, трудолюбивых семьях, которые раньше не могли себе позволить ребенка по материальным причинам.

- Сегодня работать должны и папы, и мамы. Министерство знает, какой проблемой стало устроить ребенка в детский сад?

- Конечно. И мы предлагаем простое решение: ребенок, которому не досталось места в детском саду, должен получать компенсацию — ту сумму, которую самоуправление платит садику за каждого ребенка. В Риге это около 800 латов в год в муниципальном и 400 латов в год в частном детском саду. Мне кажется, такой подход справедлив. Чем тот ребенок, который не посещает садик, хуже того, который садик посещает?! Пусть лучше родители возьмут эти деньги и наймут няню.

- По инициативе министерства был создан Фонд средств содержания, или Фонд алиментов. Оправдала ли себя эта идея?

- Да, в настоящее время 15 тысяч детей получают алименты из этого государственного фонда — регулярно, вне зависимости от материальных проблем того родителя, который платит алименты. А уже государство взимает накопившиеся долги. Эта система дисциплинирует — отцы, которые являются основными плательщиками алиментов, понимают, что от возвращения долга государству никуда не денешься, и делают выводы.

О детях стали больше говорить

- Какие еще направления деятельности министерства вы могли бы выделить как приоритетные?

- Одна из актуальных проблем — интересы детей и качество их жизни. Тут сделано немало. Создана Инспекция по правам детей. Работает телефон доверия 8006008, по которому мы получаем в среднем от 1000 до 1300 звонков в день. На звонки отвечают профессиональные психологи, мы привлекаем и других специалистов и поэтому можем реагировать на сигналы очень оперативно. Телефон доверия помогает нам быть в курсе самых больших проблем детей и подростков.

Наши дети не столько жалуются на бедность или на материальные проблемы, сколько на сложности во взаимоотношениях — с ровесниками, с родителями, с учителями. Это самая главная тема звонков. Грустно, но многие дети чувствуют себя одинокими. У родителей для них нет времени, в семьях складываются поверхностные, формальные отношения.

Одной из важнейших задач я считаю формирование молодежной политики. В Сейм передан проект закона о молодежи, который предусматривает поддержку молодежи со стороны государства и самоуправлений.

Латвия на мировой карте

- Недавно комитет ООН по правам детей представил свой очередной доклад о правах детей, в котором речь шла и о Латвии. Как мы выглядим на общем фоне?

- Международные эксперты дали нам целый ряд рекомендаций. Подобные рекомендации даются всем странам — какой бы благополучной со стороны ни казалась там ситуация с правами детей. Что же касается Латвии, то эксперты считают, что нам надо совершенствовать систему защиты интересов детей. На мой взгляд, налоговую систему и систему пособий следует формировать таким образом, чтобы семьи с детьми жили не хуже, чем семьи без детей.

Эксперты обращают наше внимание и на правовые аспекты — если ребенок совершил правонарушение или преступление, слишком много времени проходит до суда, а это не способствует сокращению преступности, а, наоборот, провоцирует ее. Нам рекомендуется уделить особое внимание качеству образования. Но в целом оценка комитета ООН по правам детей относительно позитивна. О том, что в этой сфере все идеально, нельзя будет сказать никогда.

- А что вы считаете самым главным успехом работы своего совсем нового министерства?

- То, что о проблемах детей стали намного чаще говорить в обществе. Что в самых разных сферах жизни — даже на уровне магазинов и кафе! — у нас начали больше ориентироваться на детей. Если до этого тема семьи и детей была приоритетной только у нашей партии, то сейчас слово "семья" все чаще появляется в программах других партий. Именно популяризацию этой темы среди других партий я и считаю главным успехом на данный момент.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form