Бывший ректор ЛГУ, директор Института истории и Института философии и права Академии наук ЛССР до сих пор работает над книгами. Сейчас заканчивает сборник философских шуток и анекдотов. И, видимо, из–за своей активности в общении выглядит лет на 15 моложе!

Из семьи батраков

Семья Штейнбергов из–под Плявиняс, принадлежала к обычным латышским батракам. "Их в маленькой Латвии сто лет назад было примерно 600 тысяч, — говорит Валентин Августович. — Землей и воздухом правили немецкие бароны, они были уверены, что все принадлежит им. Что имели латыши? Ни кола ни двора. Поэтому естественно, что немецкие имения в революцию 1905 года горели. Моя мама рассказывала, что, когда она ходила в школу, каждый день под лед Даугавы карательный отряд спускал расстрелянных. Как–то казнили учительницу — дети запомнили этот день, потому что уроки отменили…"

Работы не было, земли тоже — и Штейнберги решили попытать счастья на государственной службе. Отправились в 1913 году на Украину строить железную дорогу Одесса — Бахмуч, там и родился Валентин Штейнберг. Революция не пощадила семью: отец, как и подавляющее большинство латышей, был революционно настроен. Оккупировавшие район Одессы греческие части взяли его в плен и расстреляли.

Отчим Валентина Штейнберга, родом с Северного Кавказа, тоже был железнодорожником. На нем отыграется уже другая война — НКВД арестует его за "пособничество оккупантам", и 7 лет простой путеец проведет в лагерях. Старшему брату Арвиду повезло — его сняли с работы, он был начальником станции Сковородино, но посадить не успели. Дожил до 2006–го!

Всю войну Валентин Августович водил поезда в Казахстане. На фронт просился — но стране были нужны и квалифицированные машинисты. В 1944 году Штейнберг впервые приехал в Латвию. Выпускник железнодорожного техникума окончил Рижский пединститут и Высшую партийную школу в Москве. А в 30 лет уже преподавал.

В кулуарах идеологии

Разумеется, в послевоенные годы молодой латыш с пролетарским происхождением быстро завоевал признание в партийных кругах. Работа в отделе агитации и пропаганды ЦК свела Валентина Штейнберга и Эдуарда Берклава.

— Берклав окончил ВПШ на "отлично", что было большой редкостью. Он был человеком бешеной энергии. Но при Хрущеве его отправили в кинопрокат Владимирской области, и он обозлился. Говорил: "Вас русские одолеют! Никуда их не надо выбирать!" Умер противником СССР. В 1962 году В. А. Штейнберг на 8 лет становится ректором ЛГУ имени Стучки. Своей самой большой заслугой он считает создание философского отделения. — Был такой Трапезников, куратор науки и вузов при ЦК КПСС, а мы в Риге выдвинули его депутатом Верховного Совета СССР. Я поехал в Москву, а так как уже был членом ЦК КПЛ, то имел пропуск и во всесоюзный Центральный комитет.

Нам выделили деньги, несмотря на то что первый секретарь Компартии Латвии Пельше отмахивался от меня: "Какую философию ты у латышей нашел?" Извините, но Иммануил Кант выпускал свои фундаментальные работы в Риге. А потом Латвия начала подтягиваться к прогрессивной философии России. Тогда ведь, в конце XIX века, никто и не думал отделяться.

"Философы сейчас, может, и не на виду, но половина того же Латвийского телевидения — наши выпускники. Или вот Марис Гринблатс, главный "тевземец". Помню, сидел он в середине аудитории, вопросов не задавал, молчал. С характером — но не такой умный, как Берклав".

Госпремия за бестселлер

У Валентина Августовича вышло 27 книг и брошюр. Самый большой тираж был у книги "Чарлз Скотт, его друзья и враги" — два издания в Риге (на латышском и русском) и два в "Политиздате" в Москве. Всего около миллиона экземпляров! "Сейчас я был бы миллионером", — смеется Штейнберг. Но Государственная премия ЛССР 1982 года — тоже неплохо.

Настоящее имя Чарлза Скотта — Карл Янсон. "Капитан дальнего плавания, лазутчик Коминтерна, в общем, личность легендарная", — говорит о своем герое автор. В семидесятые годы Штейнбергу удалось встретиться в Англии с другой не менее известной личностью — латышско–английской советской разведчицей Мелитой Норвуд.

— Выяснилось, что ее родня живет в Риге на улице Кришьяна Барона, 33–35. Это ведь был мой дом! Уже в XXI веке Валентин Штейнберг выпустил книгу об известном английском разведчике Сиднее Рейли, который "спалился" на латышских стрелках в 1918 году. Правда, тут уже и тираж, и полиграфическое исполнение были "авторскими".

В Академии наук Латвийской Республики Валентин Штейнберг по–прежнему является действительным членом. Правда, некоторая дискриминация все же чувствуется: когда чествовали уважаемых ученых, то эмигранты, не работавшие в Латвии, получали символические премии, а Штейнберг и Герой Советского Союза Вилис Самсон — нет.

Но вообще академик Штейнберг не жалуется. В последнее время философ получает больше всего удовольствия от общения со своим догом (собаки — тоже тема вышедших заметок Валентина Августовича). "Вы знаете, какими глазами он смотрит — прямо в душу!"

Гражданство Латвии латыш Штейнберг получил не сразу. Сначала был квадратный штамп, и только потом в ДГИ почесали репу и решили не устраивать скандал. "Позвонили, предложили прийти за синим паспортом. Я был обижен, зол, но, взвесив все, принял гражданство. А был бы помоложе, в Сибирь бы поехал".

Беседовал Николай КАБАНОВ.