Уголовное дело Дубаса предстоит рассмотреть суду Центрального района Риги. Вернее сказать, вчера дело фактически уже было рассмотрено — такого скоротечного судебного процесса, пожалуй, и не припомнить. Начиналось все в обычном порядке: суд в лице Сандры Мелини установил личность подсудимого, после чего адвокат Дубаса попросила приобщить к материалам дела характеристики с работы своего клиента, а также документы о том, что он и его жена оплачивали лечение пострадавшему.

Далее слово взял прокурор, который огласил обвинительное заключение. Из него ничего нового слушателям почерпнуть не удалось. Прокурор изложил сухим языком фактов обстоятельства инцидента, произошедшего в ночь на 15 февраля в клубе PuPu Lounge. Согласно обвинению, конфликт между Дубасом и Грасманисом возник прямо в самом клубе — они стали выяснять отношения, и Дубас ударил своего оппонента кулаком в лицо. После чего мужчины переместились на кухню клуба, где продолжили ссору. Завязалась драка, во время которой Дубас завалил Грасманиса на стол и ударил кухонным ножом в левую часть груди. Далее прокурор, спотыкаясь на специфических медицинских терминах, стал зачитывать результаты экспертизы травм пострадавшего Грасманиса. Одним словом, из этого заключения понятно одно: удар ножом пришелся аккурат в сердце Ояра Грасманиса. Пострадавший был на волосок от смерти, поэтому телесные повреждения были признаны тяжкими. Однако гражданского иска потерпевший Грасманис не заявлял — лечение и последующую медицинскую реабилитацию оплатили Дубас и его супруга. Напомним, что сразу после инцидента в клубе Дубас говорил, что ранения Грасманису нанес, защищаясь от его нападения. Но вчера в суде Алекс Дубас не стал отстаивать свои прежние утверждения и почти без колебаний на вопрос судьи, признает ли он свою вину, ответил утвердительно. Судья повторила свой вопрос и снова получила ответ: "Признаю себя виновным полностью". После чего процесс пошел не совсем по обычному сценарию. Судья отметила, что в случае, если подсудимый полностью признает свою вину, нет необходимости проводить проверку доказательств, опрашивать свидетелей, а можно сразу приступить к дебатам. Вообще сложилось впечатление, что участники процесса заранее договорились о таком укороченном рассмотрении дела и были готовы к такому повороту событий. Даже у пострадавшего Грасманиса не возникло возражений на счет предложения суда.

Таким образом, судебное следствие было закончено за какие–то полчаса, и начались прения сторон. Первым начал прокурор, речь которого, надо отметить, была весьма неяркой — государственный обвинитель отметил смягчающие вину подсудимого обстоятельства (признание вины) и отягчающие (алкогольное опьянение) и перешел к пространным объяснениям того, что в интересах общества более благоразумно — наказать Дубаса реальным тюремным сроком или дать ему условное наказание. В заключение прокурор пришел к выводу, что можно ограничиться условным наказанием в виде 4 лет и 2 лет испытательного срока, поскольку у Дубаса есть постоянная работа, где ему, кстати, дают блестящую характеристику, на иждивении у него находятся два ребенка, а также он компенсировал лечение пострадавшему.

Пострадавший Оярс Грасманис от выступления перед судом не отказался, но своего мнения о том, какой именно срок Дубас должен получить, не высказал. Он ограничился констатацией факта о том, что это государственное обвинение и, соответственно, будет государственный приговор, а его решение тут ничего не значит. Видимо, намекая на то, что на все есть суд Божий.

Речь адвоката Дубаса Сармы Дуце оказалась самой долгой и самой эмоциональной. Она рассказала, что защитником Алекса Дубаса стала с той самой роковой ночи и от начала до конца видела те переживания и потрясения, которые пришлось пережить ее клиенту. Адвокат убеждала суд в том, что Дубас после случившегося был очень обеспокоен здоровьем Грасманиса и с облегчением узнал, что тот будет жить. По словам Дуце, Дубас сделал соответствующие выводы и обдумал свое поведение. Одним словом, адвокат выполняла свою работу, убеждая суд в том, что такого больше не повторится и Дубаса строго наказывать не следует. Из аргументов она привела уже описанные выше — характеристики и компенсацию лечения пострадавшему. Новым доводом, пожалуй, можно считать лишь то, что, по мнению адвоката, Дубас фактически сделал явку с повинной, поскольку после инцидента в клубе остался ждать полицию.

Завершился вчерашний процесс последним словом подсудимого. Поднявшись со скамьи, Алекс Дубас изрек: "То, что произошло со мной и Ояром четыре месяца назад, — трагедия для меня". Дальше он вкратце изложил историю самого инцидента, но истинный мотив ссоры так и остался неизвестным (во всяком случае, вчера в зале суда причина ссоры между мужчинами названа так и не была). Закончил Дубас словами: "Я отчетливо понимаю, что должен быть наказан… Но прошу не лишать меня свободы, потому что у меня есть осознание вины и нужно жить дальше, воспитывать детей". Каков будет приговор суда, станет известно уже сегодня.