Тайна сия велика есть

Саш, сдается мне, что профессия редактора особая: какую бы ежедневную газеты ты не редактировал, будь то "Молодежка", "СМ-сегодня", "Час", а последние годы и "Вести сегодня", она становилась самой популярной в среде, читающей по-русски. В чем самость профессии редактора, почему у Блинова получается, а у других не совсем?

Не знаю, тайна сия велика, наверное, есть, и мне она не открыта. Мне интересно работать, интересно читать свою газету, и полагаю, когда мне интересно, интересно будет и читателю. Специальных каких-то хитрых ходов не выдумываю, газету делает команда, а редактор в эту работу вносит немного пороха, дозу соли, добавляет изюминку. Если ждал от меня рецепта — вот он.

Я заметил, что только стоящие журналисты становятся стоящими редакторами. Если здесь какой-то спецфокус, или все это заложено на генном уровне профессии?

Трудно сказать, в газетном деле я прошел все ступеньки, главным редактором работаю двадцать первый год. Хотя где-то что-то, по-видимому, должно быть заложено: вспоминаю, что еще в школе я выпускал ЕЖЕДНЕВНУЮ стенгазету ДЛЯ СЕБЯ ЛИЧНО на АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ.

И держал в собственной парте…

…Чтобы никто не понял, о чем это я там пишу.

Тем более обидно, что люди, любящие смаковать русский язык на газетной полосе, больше не читают твоих микроновелл, подписанных псевдонимом Бил Фифилин. Отчего же писать бросил?

"Фифилиана" составляет 120-130 рассказов. Конечно, было приятно читать некоего критика в журнале "Даугава", который, анализируя прозу Латвии, вопрошал: "Куда делся молодой автор Бил Фифилин с его неожиданными сюжетами, искрометным юмором?" и т.д. Теперь могу признаться: эти рассказы писались для еженедельника "Суббота", для ее редактора Ольги Авдевич. Мне где-то хотелось покрасоваться перед ней, а в итоге получалось нечто лирическое, ироничное. А потом исчезла команда, которая подпитывала меня темами: одни уехали, другие разошлись, к сожалению, умерла моя любимая собака-миттельштауцер.

Газета: движение многополосное

Тогда о подпитке. Есть такой термин "редакционная политика". Но газетой владеешь не ты, и я не совсем себе представляю, как это коллектив газетчиков "Вестей сегодня" задится за стол и чешет репу на предмет выработки этой самой редакционной политики, отчего "Вести сегодня" и приобретают свой цвет. Так кто и как вырабатывает политику газеты, подпитка та самая откуда?

Замени, Гриша, термин "редакционная политика" на термин "концепция" и все станет на свои места. Концепция газеты — это документ, в котором расписано все: от направленности вплоть до оформления издания. Но концепция — не мертвечина; жизнь по ходу вносит свои коррективы, дает новые темы, новые направления журналистского исследования действительности. В противном случае я бы не услышал от одного из наших читателей, что за последний год газета стала жесче. Я подумал над этим и понял: наверное, не мы стали жесче, а время, а газета его отражает.

Не все так думают. Вот тебе совет из Интернета: "Будьте политизированы и отстаивайте права всех жителей Латвии". А хорошо ли, когда газета политизирована?

Нет. Считаю, что наша газета должна быть народной; и с политикой, и со всяческими новостями, и с экономикой, и с культурой, и со спортом. Мне кажется, что разнообразие газетных полос — лучшее лекарство от политизированности издания. И важно определить ту черту, за которую перейти нельзя, чтобы не было перекоса, перегрузки. Когда эта тонкая грань найдена, тогда и газета получается очень хорошей. Хотя — никуда не деться — иногда мы тот или иной номер политикой перегружаем. И если проблемы жителей денационализированных домов или реформа образования-2004 г. является большой болью наших читателей, мы сознательно идем на то, чтобы постоянно работать над этими темами — в этом году они могут стать доминирующими. Это же надо так постараться политикам, чтобы вместо того, чтобы стимулировать людей на овладение латышским языком, они добиваются прямо противоположного результата!

Вопрос из прямого эфира: "Такие журналисты, как Кабанов и Элкин классно пишут о политике, интересно подаете вы и криминальные новости, а вот о спорте получается не так хорошо. Что-то будете с этим делать?".

За характеристику Кабанова и Элкина спасибо, я с вами согласен. И со спортом все будет в порядке. Не так давно спортивной полосы в газете вовсе не было, поверьте, не так уж просто было найти специалиста, который мог бы эту тему разрабатывать. Сейчас спортом в "Вестях сегодня" занимается Валерий Ройтман, ваш вопрос передам ему, как наказ. К спорту будем относиться более трепетно.

Вот и еще одно подтверждение того, что, сколько читателей, столько и мнений. Получи по преступности вопрос из Интернета: "Когда Ваша полоса по "криминалу" станет такой как в СМИ ЕС? Никуда не годится, когда журналисты или ничего не пишут о преступлениях и жертвах или публикуют то, что им подсовывают полицейские чины".

Мы — одна из немногих газет, в которых есть рубрика "Из зала суда". Судебные очерки — коронка "Вестей сегодня". Конечно, мы не игнорируем и официальную информацию.

"Вести сегодня": от сохранения бутылки до журналистской дуэли

Вопрос из прямого эфира: "Считаю вашу газету наследницей "Молодежки", значит, читаю вас с 1965 г. И благодаря вам сохранил бутылку коньяку. Дело было так. В нашу организацию пришел на проверку национально озабоченный ревизор и в разговоре заметил, что журналисты Элкин и Кабанов все время пишут против Латвийского государства. Я обещал коньяк, если он покажет хоть одну такую статью. Месяц носил ему "Вести сегодня" — ничего он не нашел и коньяк не получил. Как вам эта история?".

Законы Латвии мы соблюдаем свято. Ничего противозаконного на страницах нашей газеты никто и никогда не найдет, не было, нет и не будет в ней ничего, нарушающего нормы права.

Почему ж тогда, по-твоему, многие политики и коллеги, пишущие по-латышски, утверждают, что "Вести сегодня" вносят разлад в дивную идиллическую картину единения всех национальностей, населяющих нашу страну?

Видишь ли, они попросту не привыкли, что можно иметь собственное мнение, свой взгляд на процессы, происходящие в Латвии. Добавь к тому, что нам в отличие от тех, кого ты назвал, по-особому близки проблемы, касающиеся в первую очередь русскоязычного населения. Наши же оппоненты этих проблем порой просто не замечают, посему о них и не пишут. А латышских авторов мы публикуем много и охотно, не говоря уже о представителях титульной нации в политике.

А будет ли противоречить концепции газеты, если ты, скажем, рядом с материалом Элкина заверстуешь на ту же тему материал латышского журналиста, отстаивающего противоположную точку зрения?

Я бы это сделал, но вряд ли наши оппоненты пойдут на это, исугаются.

А пробовал посадить за одну тему твои "золотые перья" с таковыми же, скажем, из штатных комментаторов "Диены", допустим, Николая Кабанова и Аскольда Родина?

Нет. Но мне кажется, что эксперимент окажется пустым. Впрочем, отчего бы не попробовать?

Про гибкость позвоночника и русскую газету на латышском

Вопрос из прямого эфира: "Некоторые газеты, в том числе и руские, демонстрируют власти такую лояльность, что невольно опасаешься за целостность их позвоночника. Сегодня "Вестей сегодня" ясно, а как вы себя позиционируете к власти в будущем?".

Газета, заигрывающая с властью — обреченная газета, потому что она обслуживает интересы не читателей, а тех или иных заказчиков, олигархов и олигарчиков. Наша роль в пьесе под названием "Жизнь" — конструктивная оппозиция, в противном случае власть заплывет жиром.

Но и у тебя есть собственный "олигарх" — относительно молодой, интеллигентный и нетусовочный в свете директор издательского дома "Фентстер" Андрей Козлов. И когда ты публикуешь то, что расходится с его точкой зрения, не приходится ли крутиться перед г-ном Козловым на ковре?

За четыре года совместной работы случаев "крутежа" не было. Если ему казалось, что мы что-то делали не так, то вопрос всегда обсуждался, а не администрировался. И не было случая, чтобы мы не поняли друг друга. Что тут скажешь: мне повезло, что работаю с Андреем Козловым, интересно это.

Как яичко ко Христову дню вопрос к г-ну Козлову из Интернета: "Почему бы вам ни издавать "Вести сегодня" и на латышском языке?". Что ответите, Андрей?

А.Козлов (по телефону). — Вопрос этот мне задавали неоднократно. Но прежде, чем принять решение, надо для себя разрешить массу сопутствующих проблем. Во-первых, перевод: простая калька с русского на латышский не работает — язык журналистики будет потерян. Во-вторых, вариант на латышском языке оттянет на себя часть тиража на русском, соответственно упадут и доходы. В-третьих, запустить любую новую ежедневную газету — это миллионные затраты; для примера последний наш проект "Коммерсант Балтик" — это годовой пока убыток порядка $800 000.

Так что, вопрос закрыт?

А.Козлов. — "Вести сегодня" — это объективная информация, ни к каким финансовым и иным бизнес-группам газета не привязана. У латышского варианта издания перспективы просматриваются, есть желающие участвовать в финансировании этого проекта. Анализ продолжается, о результатах узнаете.

Суета вокруг подписки

Один из комментаторов в Интернете сообщил, что подписной тираж твоей газеты уступает иным, стало быть, самой популярной ежедневкой "Вести сегодня" уже не являются. Более того, тот же автор спрашивает с подковыркой, неужели, "раздавая направо и налево бытовую технику для подписчиков", ничем иным нельзя было привлечь?

Вопрос сложный, потому что развернутый ответ на него предполагает разъяснение специфики подписной кампании. Буду кратким: наряду с подписным тиражом, есть еще тираж розничный, есть еще и понятие возврата невыкупленной части тиража. Так вот, совокупный тираж у нас, учитывая, что возврата практически нет, так как мы работаем под заказ, самый большой. А подписной тираж можно накачать разными способами, в том числе и таким, как бесплатная подписка.

Наш средний ежедневный распространяемый тираж — 30000 экземпляров. К слову, совокупный тираж газеты с самой большой подпиской — 18500-18900. И если подписка объективна дорога, то чтобы как-то помочь читателям, в "нагрузку" шла бытовая техника: кто-то выиграл холодильник, кто-то фен. Запомните цену: 32 лата стоила наша подписка, реально же себестоимость составляет 54 лата. Чем покрыть разницу — проблема нашего издателя, он ее решает, а мы помогаем, как можем. Не может подписка стоить 10-15 латов, кто-то в любом случае оплачивает демпинговые цены. Поэтому наши 11200 подписчиков — победа. Для сравнения: в прошлом году при цене подписки в 27 латов в январе газету выписывали 10900 человек — вот сами и решайте, можно ли "Вести сегодня" считать в проигрыше.

А известны ли тебе объемы бесплатно розданных подписных тиражей?

Газеты выживают, как могут, соответственно и коллеги работают, как умеют. Конкретно ответить на твой вопрос было бы с точки зрения профессиональной этики некорректно. Такие данные можно было бы получить в центрах подписки. Попробуй, если сможешь.

Мне это не интересно, но пользователям печатной продукцией финансовые проблемы издателей — до фонаря. Но разве не здорово, что газета попадает в почтовый ящик за так само?

В этом году — здорово, но дотации на газеты не могут быть беспредельными, следующий год все равно наступит, а повторится ли дармовщина — не уверен. И как тогда люди будут себя чувствовать?

Вопрос из прямого эфира: "В газете было написано, что для рижан подписка возможна в рассрочку. Не планируете ли распространить эту практику и на жителей Рижского района?".

Думаю, что в будущем году это получится.

Гарнир гарниру — рознь

Саша, в русской прессе Латвии есть издания, придерживающиеся американского способа подачи информации: в основном, глаголы и местоимения. В твоей же газете не только много хорошей журналистики, но и старая добрая почти классическая русская публицистика. Другими словами, газетную площадь ты отдаешь под словесность, а не голое изложение фактов. Что, буковки в словах вместо рекламы, вместо дополнительного дохода издателю?

С рекламой у нас, Гриша, все в порядке, о ней — отдельный разговор, реклама планируется заранее, у нее есть строго отведенное место на каждой полосе не в ущерб журналистике. А газета у нас русская, поэтому и не принимаем мы американский стиль, но работаем в традициях именно русской газетной словесности. И газету делаем не для того, чтобы ее по диагонали пробежать в офисе, а для семейного чтения. Человек на работе может просмотреть ее, а потом уже дома спокойно почитать все, что его заинтересовало.

Для того же домашнего чтения в форме приложения к "Вестям сегодня" наши подписчики получают "Совершенно секретно", пятый год мы плодотворно сотрудничаем с российской газетой "Собеседник", в качестве субботнего чтива перепечатываем оттуда 3-4 полосы. Гарнир получается сложный, но от этого он и вкуснее.

Гарнир гарниром, но основная еда все же жанр?

Да, конечно, но сегодня уже классическое разделение жанров затруднительно, смешиваются они. У меня часто спрашивают, почему в "Вестях сегодня" нет фельетонов"…

Кстати, как и поэзии?

Да, от всех попыток авторов опубликовать у нас стихи мы отбиваемся.

?!

Грустный опыт: одно стихотворение на полосе, и мешок писем со стихами и требованием их напечатать. К сожалению, работать с авторами стихов, готовить творения к публикации у нас некому.

А отсутствие фельетонов?

Каждый день в нашей жизни происходит такое, что самому фантазерному фельетонисту и в голову не придет. По сути, политические обзоры — это почти что фельетоны в чистом виде.

Для цензуры — новые времена

Да уж, зарифмованные строки — жуть для редакторов. Но вот тебе стихи из Интернета:

"Помогли Вы тоталитаризм Советов
В историческую яму закопать…
Вот вопрос: националисты наши
Не пытаются ль газете угрожать?

Нет звонков, давления, цензуры?
Иль намеков на закрытие газеты?
Принципов своих не предаете,
И огромное СПАСИБО Вам за это!".

В прямом виде давления нет. Конечно, какие-то сумасшедшие время от времени угрожают. Опосредованно же с неприятными вещами мы сталкиваемся: то "случайно" забудут пригласить газету на пресс-конференцию, то откажут в законном предоставлении информации. Все это преодолимо.

Цензура, конечно же, есть, но она специфически внутренняя, резко отличается от советской. Если раньше я не мог опубликовать счет футбольного матча между командами "Эллар" и 86-го завода, потому что завод был закрытым для печати, то теперь я сто раз подумаю, прежде чем что-то эдакое опубликовать о фирме, которая в серьезных объемах размещает рекламу: ничего не поделаешь — какое сегодня, такие и вести.

И, наконец, если я вижу, что в журналистском материале нарушаются положения норм права о СМИ, то в ход идет редакторское перо, а то и ножницы.

А бывали ли в твоей газете случаи, когда конкретное официальное высокопоставленное лицо посылало вас куда подальше, когда "Вести сегодня" пытались получить ответы на конкретные вопросы?

В редакции побывали едва ли не все члены Кабинета министров, очень многие депутаты Сейма, вице-премьер. Разговоры шли в нормальном тоне, их содержание было опубликовано. Конечно же, если наши гости просят полученную от них информацию лишь принять к сведению, но не печатать, мы на это идем, нормальное дело. Так что отказывать нам в беседах повода не вижу.

Вот в перечислении чмновничье-политического уровня гостей редакции ты поднялся до высот вице-премьера. У меня же был такой случай. По поводу первой годовщины правления премьера Репше я пытался пригласить его на радио MIX FM 102,7 в программу "С властью — по-русски". Дошел до его советника Данса Титовса и с изумлением услышал, что г-н Репше по-русски говорить не будет. На мой вопрос, мол, как же так, ведь со спонсорами партии "Новое время" премьер по-русски разговаривает, последовал ответ: а публично не будет, и все тут. А было ли в "Вестях сегодня" интервью с премьером, данное им по-русски?

У нас то же, что и у тебя.

Вопрос из прямого эфира: "Экономическая полиция изъяла у газеты компьютеры. Чем закончилась эта история?".

Пока еще ничем не закончилась. Компьютеры до сих пор не возвращены. До сих пор часть журналистов работают на компьютерах по очереди. Издатель вынужден был некоторое количество техники закупить, но программы на них стоят другие, их пришлось осваивать на ходу, вырабатывать новый автоматизм, на это уходит время и нервы. Полиция обещает разобраться в середине января, когда история закончится, мы о ней напишем.

Чем лучше "Вести сегодня"? Чем, чем — чем другие!..

Вопрос из прямого эфира: "Не проанализировать ли вам в газете все просчеты Латвии, из-за которых проиграны международные суды, а заодно и сделать вывод, кто в этом виноват и должен отвечать?".

Предложение интересное. Надо попробовать.

Вопрос из прямого эфира: "Почему бы в вашей газете не делать обзоры радиостанций и их программ?".

Идея очень хорошая, мне она в голову не приходила, попытаемся сделать то, что вы предлагаете.

А знаешь, чего в твоей газете нет? Информации с "того" света. Информации о светской жизни высокого уровня. Ты ее сознательно не размещаешь, не хочешь "пастись" на поляне журналов "Klubs" и "Private dziive"?

Для великосветской хроники нужны и соответствующие хроникеры, которым интересно находиться в теме. Мне она не интересна, да и, откровенно говоря, в нашем цехе таких специалистов не вижу. Кроме того, я не уверен, что читатели народной массовой газеты западают на информацию о светской жизни, хотя не исключаю, что могу ошибаться — намотаю на ус.

Вопрос из прямого эфира: "Вести сегодня" читаю от случая к случаю. Могли бы вы мне, как потребителю печатной продукции привести аргументы, почему следует читать именно вашу газету?".

Не знаю, как ответить. Могу сказать лишь о себе: вот вечером я сдаю завтрашнюю газету в печать, а если утром по какой-то причине меня нет в редакции, бегу в киоск и покупаю "Вести сегодня", хотя через несколько часов мог бы увидеть ее в своем кабинете. Хвалить себя неловко, но газета лично меня привлекает по двум причинам. Во-первых, она интересная, а, во-вторых, у нас по сравнению с другими больше шансов для развития и поступательного движения вперед.

Вопрос из Интернета: "Изменится ли в Латвии количество русских газетных изданий после нашего вступления в ЕС?". Готовится ли твоя газета к этому, прогнозируешь ли передел рынка?

Передела рынка не будет, газеты, твердо стоящие на собственных ногах, останутся, возможно "умрут" несколько мелких еженедельников. Не исключаю, что на рынке русскоязычной прессы двух бизнес-газет окажется многовато, так как предложение издателей может превысить спрос предпринимателей. Что же касается цен, то мы давно уже работаем на финской бумаге и по евротехнологиям, так что заметного повышения стоимости издания в ближайшем будущем произойти не должно. Делать газету — дело приятное, но, вместе с тем, не только дорогое, но и тяжелое; к концу недели мы выматываемся, как шахтеры в угольных копях, и в пятницу начинает уже покачивать, причем не от алкоголя, а от усталости.

Несколько вопросов на тему личности Блинова

Вопрос из Интернета: "Как у вас родилась идея выбрать профессию журналиста, был ли к этому какой-то толчок?".

Пописывать начал в детстве. А профессионально стал писать в газетах Одессы. Видимо, этот город как-то влияет на проявление творческих наклонностей.

Ага, Бабель и Петров, Катаев и Блинов! Нормальная рифма, Александр?

Отличная, Григорий! Первую заметку я написал в армии на спор с одним узбеком. Он был призван со второго курса университета и уверял, что печатаются только профессионалы, а у меня к тому времени еще и среднего-то образования не было, вот про этого узбека я и написал. Через два дня материал был опубликован тиражом 300 тысяч в окружной газете, и гонорар в рубль восемьдесят один я тоже получил.

Вдохновился и написал фельетон на полполосы, его тоже опубликовали, вручили удостоверение внештатного корреспондента газеты, потом пошло-поехало, и до сих пор едет.

И, если мне память не изменяет, через три дня после приезда в Ригу ты был принят в "Молодежку" выпускающим редактором?

Да, дело это я знал, перед Ригой пришлось слегка поскитаться по стране — Казахстан, Волгоград… И занял я место уже тогда известного журналиста Валентина Семенова, уходящего в ЛАТИНФОРМ. И начинал работать в связке с отличными ребятами — Петей Вайлем, Валерой Зайцевым, Володей Стешенко. Так и началась большая жизнь.

В интернете спрашивают, натурализовался ли ты, если нет — почему, если да — что подтолкнуло к этому шагу?

Я по-прежнему негражданин. Экзамены сдавать не буду — не хочу по принципиальным позициям.

И на прощание. По большому счету "Вести сегодня" меня устраивают, а тебя?

Нет. Редактор никогда не должен быть доволен своей продукцией, но должен стремиться сделать ее лучше, а поскольку нет пределов совершенству, то сам понимаешь…